Кто бы мог подумать, что с ростом 188 см Ричард был рожден для роли гнома?
At 6ft 2in, who'd have thought Richard was born to play a dwarf in The Hobbit?
Опубликовано в "Leicester Mercury", 15 декабря 2012. Автор Gemma Collins, перевод Britu

Сканы / фото

Система Orphus

Трудно поверить, что под лохматым, надменным, морщинистым воином-гномом Торином Дубощитом из «Хоббита» скрывается высокий, красивый и обходительный Ричард Армитидж. Но это так. Актер, родившийся и выросший в Ханкоте, пережил величайшую трансформацию своей жизни, чтобы сыграть одну из главных ролей в долгожданном блокбастере Питера Джексона, и здесь он не упустил ни одной мелкой детали.

Ричард уже хорошо известен на британском телевидении. Вы возможно помните, как он украсил наши экраны в роли Джона Торнтона в сериале ВВС «Север и юг» или более драматичного двойного агента с темным прошлым Лукаса Норта в «Призраках».

Также он сыграл страдающего от безответной любви Гая Гизборна в «Робине Гуде» и очаровательного мужа Джеральдин Грейнджер в «Викарии из Дибли».

И в разгар этой стремительной карьеры Голливуд наконец-то обращает внимание на этого мягкого и скромного человека, который уже давно заслуживает мировой славы. А ведь он едва не упустил свой шанс.

«В то время я снимался в «Призраках» и повредил спину, - вспоминает он. – Когда наступил день кастинга, я передвигался как старик. Мне было очень больно.»

«Я был близок к тому, чтобы позвонить и сказать, что не смогу прийти на прослушивание, - он делает паузу. – Но произошел один из тех счастливых случаев, когда мне что-то помешало. Я подумал, что возможно это шанс.»

А остальное, как говорится, уже история.

Ричард знал, что сэр Питер Джексон (поставивший блокбастер «Властелин колец»), Френ Уолш и Филипа Боенс прибыли в Лондон на несколько дней для поиска актеров.

Еще он знал, что при росте 188 см не годится на роль гнома. Но у «святой троицы Средиземья», как он их называет, были другие планы. Они столь категорично решили взять его на роль Торина Дубощита, что написали особый сценарий для его прослушивания.

«Я был смущен и скептически настроен, когда они обратились ко мне, - признается Ричард. – Я был слишком высок, слишком молод и не мог представить себя в роли гнома. Думаю, они посмотрели «Север и юг» и увидели в образе Джона нечто такое, что вызвало у них отклик.»

То, что они могли увидеть, находилось не снаружи, а глубоко в сердце их потенциального воина. Объявляя результаты кастинга, сэр Питер сказал: «Нам нужен Ричард, чтобы он передал глубину, ширину и эмоции как актер, а мы позаботимся, чтобы он выглядел, как гном.»

«Ну, я постарался, - смеется он. – Я читал «Хоббита» в 11-летнем возрасте. Помню, это была одна из тех книг, которую я сам выбрал из всего, что надо было прочесть, и сидел с ней на кровати под покрывалом с фонариком. Она так стимулирует детское воображение, что я понимаю, почему стал актером.

Кроме того, Ричард сыграл эльфа в спектакле несколько лет спустя – в его первом профессиональном выступлении – в бирмингемском Alexander Theatre. «Мне платили 15 фунтов в неделю за то, что я бегал по кругу в лесу. Голлум был сделан из бумаги, а вместо дракона были красный свет и дым. Так что это очень смахивало на то, что мы сделали в фильме, - шутит он. – Если серьезно, то было здорово вернуться к этому уже будучи взрослым.»

Что касается подготовки к роли, то Ричард известен своей дотошностью. Его желание перевоплотиться в своего персонажа и по-настоящему прочувствовать каждую эмоцию дошло до того, что он согласился быть подвергнутым пытке водой для одной сцены в «Призраках».

В этот раз обошлось без столь драматических моментов. Актер написал свою собственную версию прошлого Торина, прочитал и исследовал все, что только можно, о Дж.Р.Р. Толкиене и его книгах, а также помог создать оборонительный Дубовый Щит.

«Это тот самый кусок дерева, который Торин использовал для защиты в битве при Азанулбизаре и который он сохранил. С годами тот стал еще прочнее,» - поясняет Ричард.

В Средиземье гномы – это благородная раса, которая отличается от людей своей особенной культурой и внешностью. «Еще до того, как я добрался до Новой Зеландии, мы работали над физическим присутствием, над манерой движения гномов, их телом и формой.»

А дальше уже было дело техники. Как только были созданы скелет и корпус, мастера цифровых технологий, используя CGI, уменьшили Ричарда, превратив его скорее в коренастого воина, чем в маленького мальчика.

«Трансформация, ну, протезы, мое лицо и парик, моя одежда и оружие – все это создает Торина. Через какое-то время ты уже не можешь без этого работать.»

«И разумеется, я не мог двигаться как Торин без его обуви.»

Помимо внешности, Ричард сказал, что он обратился к ряду других источников, чтобы показать Торина с эмоциональной стороны.

«Я работал над своим голосом, делая его ниже, чтобы говорить тихо, но звучно, и мне пришлось петь песню.»

Кроме этого, он опирался на других известных пероснажей – шекспировских Генриха V, Ричарда III и Макбета, известных ему еще по театральным временам в Королевской Шекспировской Компании.

«Со временем я добился нужного голоса, но вдохновением послужили не внешние источники, а сценарий, - говорит Ричард. – Питер знает, что делает. Он знает этот фильм и этого персонажа лучше, чем я, поэтому я просто позволил, чтобы меня направляли, чего раньше никогда не делал.»

Как гласит история, Торин Дубощит – предводитель гномов, которые отправляются в путь, чтобы отобрать свое наследие у дракона Смауга. Торин – самый старый, самый выносливый и самый благородный из всех гномов. Ричард считает, что его характер «зависит от условий», в которых он формировался в течение многих лет. «Это сложно,» - говорит он.

«Там целая история отмщения, и в его сердце живет желание взять реванш, но в то же время он благороден. Он хочет быть смиренным и милосердным, но в его памяти еще живы ужасы, через которые он прошел, и он знает, с чем придется столкнуться в горе, но решается отобрать свою родину у дракона.»

Ричард увидел вызов в том, чтобы изобразить Торина и молодым, и зрелым – персонажем, который развернулся бы в полную силу, став королем.

«Трудно сопоставлять человека и гнома. Они разные. Можно сказать, что по человеческим меркам ему 60 лет, но что это означает для гнома? В качестве воина молодой Торин у меня легче и счастливее, но став старше, он несет на своих плечах тяжесть мира. Он стал крепче с возрастом, как и другие гномы. Они становятся более жесткими… они становятся более умелыми.»

Был февраль 2011 года, когда Ричард приземлился в милой и славной Новой Зеландии. Бывать в такой дали от дома ему еще не приходилось.

«Это очень далеко, но в то же время очень знакомо, очень по-британски, - говорит он. – Везде, куда мы приезжали с камерой, приходилось проводить церемонию, чтобы получить разрешение снимать на священных землях. И это действительно важно. Думаю, Толкиен относился к Средиземью с таким же почтением, с каким жители Новой Зеландии относятся к своей родине.

Однако Ричард несколько недель не распаковывал свой багаж, будучи уверенным, что его отправят домой и что в выборе его на роль произошла ошибка.

Но это ощущение скоро исчезло.

«Я стал Торином, когда впервые прошелся по Бэг-Энду (дому Бильбо Бэггинса). Это благодаря Йену МакКеллену. То, что он сделал, я никогда не забуду. Гендальф – великий волшебник – склонил свою голову в знак уважения перед легендарным воином Торином Дубощитом. И я подумал: «Господи! Он отдает должное моему положению!» Он верит в Торина. Если он может, то могу и я. Это оказалось так просто.»

Через полтора года, а точнее, через 278 съемочных дней, съемки «Хоббита» были в основном закончены. Все, что осталось, - это роковая Битва Пяти Армий в финале книги.

И там оказалось так много материала, так много действующих лиц и сюжетных линий, что, по словам Ричарда, «хватит на четыре фильма». После «Хоббита: Нежданное путешествие» нас ждут «Опустошение Смога» в следующем декабре и «Туда и обратно» летом 2014 года.

«Когда мы закончили съемки в Новой Зеландии, мне удалось вернуться домой и навестить родителей в Ханкоте, - говорит он. – Это случилось в то время, когда под автопарковкой были обнаружены останки Ричарда lll. Я был очень рад услышать об этой находке, и с интересом ожидаю результатов анализа ДНК.

«Ричард lll, вот это роль! – говорит он. – Меня назвали в его честь. Мой отец – почитатель этой исторической личности, и я унаследовал его энтузиазм, но я понимаю, что когда представится возможность сыграть эту роль, я буду слишком стар и слишком высок. Но мне хотелось так или иначе перенести на экран эту частицу истории.»

Примечание для театра Curve, который планирует поставить пьесу Шекспира в Лестере в следующем году: Ричард Армитидж страстно желает сыграть в "Ричарде lll". Позвоните его агенту.

«Я все никак не могу выбраться в Curve на постановку «Привет, Долли!» Я постараюсь вытащить родителей на этот спектакль, когда вернусь домой в Лестер на несколько дней на Рождество. Люблю приезжать домой.»

«Думаю, что в течение нескольких ближайших месяцев я буду участвовать в промо-туре «Хоббита», а затем в будущем году мы будем доснимать фильм, - говорит он. – Теперь это часть моей жизни.»

Пока мы болтаем, Ричарда гримируют. Очень скоро у него интервью для нью-йоркской программы «Today Show».

«Это не прекращается, - говорит он. – До Нью-Йорка мы это делали в Веллингтоне, Токио, Торонто. Это тяжкий труд, но я справляюсь», - шутит он.

Такая ответственность означала, что от других проектов придется отказаться, и в прошлом году он оставил сериал "Ответный удар", в котором играл солдата-ветерана Джона Портера.

На самом деле было очень трудно принять это решение, потому что мне нравился этот сериал. Но было бы нелепо упустить эту возможность и наблюдать, как кто-то другой играет роль Торина. Я не мог позволить, чтобы это произошло. Это был шанс. Я верил, что это моя роль, что я должен его сыграть. Случай, подобный этому, выпадает не часто.

Поклонницы будут рады услышать, что Ричард только что закончил съемки в «Черном небе» - фильме-катастрофе, который снимали в Детройте и который выйдет на экраны в следующем году. Он играет школьного учителя, у которого во время торнадо пропал сын. Но что же дальше? Кто знает? В данный момент положение вещей таково, что смело может добавить в свое резюме роль голливудского сердцееда.

Даже сэр Питер считает, что Торин, несмотря на свой полутораметровый рост, сможет дать фору эльфу Леголасу (Орландо Блум) и Арагорну (Вигго Мортенсен) в забеге на звание разбивателя сердец.

«Вы видели, как выглядит Торин? Обросший, грязный коротышка. Однако в маленьком росте нет ничего плохого, - смеется Ричард. – Когда узнаю, что людям это кажется привлекательным, не могу не закатывать глаза. Но в бою все средства хороши, и если это привлекает…»

От разговора о своем статусе секс-символа Ричард быстро ушел. Но ему будет приятно узнать тогда, что Армия Армитиджа – британский клуб его поклонниц - очень рада тому, что он наконец попадет в поле зрения всего мира.

Честно говоря, все, о чем я думал, - это ответственность за воплощение этого персонажа, который много значит для большинства людей, как давних любителей этой книги, так и новых читателей. У каждого из них свой Торин.

"Не думаю, что "Хоббита" когда-нибудь переснимут, так что я останусь единственным исполнителем этой роли. Это великая честь."

Но с другой стороны, Ричард – человек, который ценит и хранит весь опыт, который он получил, каждого персонажа, которого он сыграл.

«Думаю, что «Север и юг» стал трамплином для моей карьеры, а сериал «Призраки» доставил мне огромное удовольствие, но я постарался воспользоваться каждым аспектом всех ролей, которые я когда либо исполнял, чтобы сыграть Торина. И что особенно, это совпало с моим 40-летием.

Глядя на Ричарда сегодня, когда он стоит на пороге мирового признания, приятно узнать, что его самые ранние воспоминания - это «скачки вокруг здания начальной школы в Ханкоте в картонной коробке вместо лошади» и то, как он влюбился в лестерский Haymarket Theatre.

Во время учебы в средней школе Брокингтон в Эндерби, он играл на виолончели и флейте в нескольких школьных оркестрах Лестершира и выступал в концертном зале De Montfort Hall.

И его обучение стало возможным благодаря гранту местных властей, которые заплатили за его обучение в школе театрального мастерства Паттисон в Ковентри, а потом в Лондонской Академии музыки и драматического искусства (LAMDA).

Так что же дальше?

«Я чувствую, что роль Торина – это роль моей жизни, поэтому я не заглядываю далеко вперед, - признается Ричард. – В ближайшее время меня интересует только она.»

«Когда берешься за какую-либо работу, всегда думаешь о ее важности, о том, поможет ли она тебе получить следующую работу.»

«Но я сказал Питеру, что даже если эта роль станет для меня последней, это будет прекрасно. Меня это устраивает.»

Сейчас "Хоббит" выходит на экраны.

Hairy, Haughty, wizened and warrior-like, it's hard to believe there's a tall, dark and handsome Richard Armitage underneath The Hobbit dwarf Thorin Oakenshield. But there is. The Huncote-born-and- bred actor has undergone the greatest transfomiation of his life to play a prominent role in Sir Peter Jackson's long-awaited movie blockbuster - and there's nothing small about his performance.

Richard is already a well-known face on British television. You may remember he first graced our screens as John Thomton in the BBC drama North and South, or more dramatically, as the dark double agent Lucas North in Spooks.

He also played the lovelorn Guy of Gisbome in Robin Hood and was charming as Geraldine Granger's husband in The Vicar of Dibley.

But in career-catapulting style, Hollywood is finally showcasing this mild and modest man who has long been destined for greatness. Yet the 41-year-old very nearly missed his chance.

"l was filming Spooks at the time and had injured my back,‘ he remembers. ‘The day of casting came and I was hobbling around like an old man. I was in such pain.

"l almost called and said I couldn't make the audition.‘ he pauses. "It was just one of those serendipitous things. I pushed through. This could be the chance.’ I thought.

The rest, as they say, is history.

Richard knew Sir Peter Jackson (who also made the blockbusting Lord Of the Rings trilogy), Fran Walsh and Philipa Boyens were in London for a matter of days on their global casting quest.

He also knew, at 6ft 2in he was an unnatural choice for a dwarf. But "the holy trinity of Middle Earth" as he calls them, had other ideas. They wanted Richard so adamantly for the role of Thorin Oakenshield, they'd written a personal script for his audition.

"I was confused and sceptical when they requested me.‘ he admits. "I was too tall, too young, I couldn't imagine playing a dwarf. I think they'd seen North and South and there was something about the character of John that resonated with them.‘

What they could see was beyond the exterior, deep into the heart of their would-be-warrior. Announcing the casting, Sir Peter said, we need Richard to give us his depth, range and emotion as an actor - and we'll make him look like a dwarf.‘

‘Well, I tried,’ he laughs "I’d read The Hobbit as an 11-year-old.‘ he says. ‘I remember it was one of those books I had picked up myself, among all those I was encouraged to read, and I would sit under the bed covers with a torch. It was so stimulating to the imagination of a boy - I guess imagination is why I became an actor.‘

Richard also played an elf in the stage adaptation a few years later - his first professional production - at the Alexander Theatre in Birmingham. "l got paid 15 a week for running around in circles in a forest. Gollum was made out of paper and our dragon was a red light and puff of smoke. So it was pretty much like the movie we've just made.” he laughs. "Seriously though, it was great to come back to as an adult."

When it comes to preparing for a role, Richard is renowned for being thorough. His desire to become a character, to really feel every emotion, was compounded when he controversially went through waterboarding torture for a scene in Spooks.

While there wasn't anything quite so dramatic this time, the actor wrote his own back-story for Thorin, read and researched everything he possibly could about JRR Tolkien and his books, and helped create the defensive Oaken Shield.

“It’s the same piece of branch that Thorin used at the Battle of Azanulbizar to defend himself and he's kept it. It’s hardened with age," Richard explains.

In Middle Earth, dwarves are a noble race and have a culture and appearance which sets them apart from humans. "Before I got to New Zealand, we worked on the physical presence, the way a dwarf moves, the physical body and shape."

It's all very technical, but once a skeleton and framework was created, the digital masters were able to shrink Richard down using CGI into a thickset warrior, rather than a little boy.

"The transformation, well, the prosthetics, my face and wig, my clothes and weaponry - it all gave character to Thorin. Quite soon it becomes something you cannot work without.

“In the end, I couldn't move like Thorin without wearing his boots.”

Physical appearance aside, Richard says he drew on a number of different sources to carve Thorin emotionally.

“I worked on a vocal tone, a lower timbre, to speak quietly but resonantly and I had to sing a song."

He also leant on a few famous characters, Shakespeare's Henry V, Richard III and Macbeth, from his theatrical days with the Royal Shakespeare Company.

“l found my voice eventually, but it always came from the script," he says. "Peter knows what he's doing, he knows this film and he knows the character better than I do, so I just let myself be guided - I've never done that before.”

As the story goes, Thorin Oakenshield is the leader of the dwarves who set out to reclaim their heritage from the dragon Smaug. Thorin is the oldest, toughest and most noble of these dwarves. Richard describes him as “defined”, the way Thorin's character has developed over the years. “It's complicated,” he says.

“It's such a revenge story and there's vengeance in this heart, but he's noble, too. He wants to behave with humility and mercy, yet in his mind he has the horrors that have gone before and all the time he knows what they'll be facing in the mountain, but is determined to reclaim his ancestral homeland from the dragon."

Richard found it a challenge portraying Thorin young and old - a character who would return to his full potential to become king.

"It's difficult to associate anything human to a dwarf. They’re not. You can say he's supposed to be 60 in human age, but what is that for a dwarf? As a warrior, I played the young Thorin lighter and happier; the elder, he has the weight of the world on his shoulders. He's hardened by age and that's dwarves, they just get tougher... they become more efficient."

It was February 2011 when Richard first arrived in the green and pleasant New Zealand. It was the furthest he had ever travelled.

“It's so far away and yet it felt so familiar, very British," he says. “Everywhere we went with a camera there was a ceremony to give permission to film on sacred ground. And that's really important. I think Tolkien gave the same prominence to Middle Earth, which made New Zealand feel so special, too.”

He didn't, however, unpack his bags for weeks, convinced he'd be sent home - that they'd made some sort of mistake in casting him.

But that feeling soon faded.

“The first time I walked into Bag End (Bilbo Baggins's home) I became Thorin. It was lan McKellen - he did something which I'll never forget. Gandalf, this great wizard, bowed his head in reverence to Thorin 0akenshield, the legendary warrior. And I thought, ‘God, he's giving me my status!’ He believes in Thorin. If he can, so can I. It was as easy as that.”

More than a year-and-a-half and exactly 278 filming days later, The Hobbit was pretty much finished - all except the fateful Battle of Five Armies at the end of the book.

And there was so much material, so much character and story — "enough for four films" says Richard, that after The Hobbit: An Unexpected journey, we've got The Desolation of Smaug to look forward to next December and There and Back Again in the summer of 2014.

“I managed to get home and see my parents in Huncote when we finished filming in New Zealand," he says. “It was just as they were finding the Richard Ill bones in that car park. I'm excited to hear about the findings of this DNA, I've watched with interest.

"Richard III, now that's a play," he says. “l was named after him. My father's a historical fanatic about his character and I've inherited that enthusiasm, but I know by the time I get the chance I'll be too old and too tall to play the role. I'd somehow like to realise that part of history."

Note to Curve theatre who plan to stage the Shakespearean play in Leicester next year. Richard Armitage fancies a go at Richard lll. Ring his agent.

"l still haven't made it to Curve. Hello. Dolly! is on? I'll try to take my parents to see it, then. I'll be back home in Leicester for a few days at Christmas. I love coming home.

“The next few months for me, though, are promoting The Hobbit and then a little more filming next year," he says. “It's part of my life now."

As we chat, Richard's in make-up, a TV interview on The Today Show New York just moments away.

“It's constant,“ he says. "We did Wellington, Tokyo and Toronto before New York. It's hard work, but I’m battling away," he jokes.

Such a commitment has meant juggling other work and last year, giving up his role of veteran soldier John Porter in the second series of Sky1's Strike Back.

"That was a really difficult decision to make; I loved the show. But it was literally a case of carrying on and seeing someone else play the part of Thorin and I couldn't let that happen. It was about chance. I believed it was my role, that I was meant to be in it. And you don’t get times like that very often in your life."

Fans will be pleased to know Richard has just filmed Black Sky, a tornado movie shot in Detroit and due for release next year. He plays a school teacher whose son is lost in the storm. But after that. Who knows? For now it looks like Hollywood heartthrob can be officially added to his CV.

Even Sir Peter thinks Thorin will give elf Legolas (Orlando Bloom) and Aragorn (Viggo Mortensen) a run for their money in the heartthrob stakes - despite being 4ft tall.

“Have you seen what Thorin looks like? He's hairy and dirty and a little bit short - not that there's anything wrong with being short," he laughs. “Knowing people think that, it makes my eyes roll. But whatever it takes, if that appeals...”

References to his sex-symbol status are quickly sidestepped by Richard. But he'll be pleased to know then that the Armitage Army, his UK fan club, is more excited than ever about his super exposure.

“To be honest, all I've thought about is the responsibility of playing this character, a part who means so much to so many people, the old lovers of the book, the new readers - they all have their Thorin.

"l don't think The Hobbit will ever be remade so I will be the only one who got to play him. That's an incredible privilege.”

But then Richard is the kind of man who appreciates and holds on to every experience he's given, every character he has played.

"I think North and South was a huge stepping stone for my career and Spooks was a show I enjoyed immensely, but I've managed to use every aspect of every job I've ever done to play Thorin. And that was made all the more special in my 40th year."

Looking at Richard today, on the brink of international fame, it's pleasing to know his first memories are "galloping around Huncote Primary School hall in a cardboard box for a horse," and falling in love with theatre at the Haymarket, in Leicester.

During his time at Brockington High School, in Enderby, he played the cello and flute in a number of the Leicestershire Schools Orchestras, and performed at venues such as De Montfort Hall.

And his training was made possible by a local authority grant, which paid for him to study at the Pattison Theatre Arts school in Coventry and later, the London Academy of Music and Dramatic Art (Lamda).

So, to the future.

"l do feel Thorin's the role of my life, so I haven't thought much further than now,” he confesses. "That's what's really interesting this time around.

"Every job you take on, you always think about its value, whether doing it will get the call for other work.

"But I said to Peter, if this is the last piece of work l ever do, it's fine. It was that fulfilling.‘

The Hobbit is out now.

sharonalee 3327 7 article, The Hobbit
7
avatar
Вверх