Путешествие Ричарда Армитиджа от мюзиклов до Средиземья
Richard Armitage’s Journey From Musicals to Middle Earth
Опубликовано в "The Wall Street Journal", 04.12.2014. Автор Ginanne Brownell, перевод Britu
Система Orphus

Ричард Армитидж, известный своими мрачными и стоическими ролями, вызывает замешательство и смех, когда приходит в возбуждение и радостно вскрикивает.

"И слава Богу! Спасибо, спасибо!" - говорит он со смехом, когда ему говорят, что его разнообразные роли, начиная от хмурого Джона Торнтона и заканчивая Торином Дубощитом, не позволяют считать его актером одного жанра... за исключением, может быть, роли разбивателя сердец.

У уроженца английского Лестера, закончившего LAMDA и обосновавшего в Нью-Йорке, был очень загруженный год. Летом в Лондоне он получил восторженные отзывы за ошеломляющее исполнение роли Джона Проктора в постановке театра Олд Вик "Суровое испытание". Спектакль был настолько хорошо принят, что его перенесли на экран. На следующей неделе его покажут в Британии и Ирландии, а начиная с февраля - по всему миру.

Прошлым летом на экраны вышел фильм-катастрофа "Навстречу шторму", а "Урбан Гримшоу и банда Чед Крю" уже находится на стадии монтажа. В октябре Армитидж снялся в "Лунатике" у режиссера Эллиота Лестера. Он говорит, что это психологический триллер в духе "Memento” или итальянского фильма “La Doppia Ora”. Кроме того, он появится в маленькой роли в фильме "Алиса в Зазеркалье" по книге Л. Керрола, где главные роли исполняют Джонни Депп и Энн Хатавей.

В декабре мистер Армитидж будет занят в промотуре фильма "Битва Пяти Воинств", завершающего трилогию Питера Джексона "Хоббит", премьера которого состоялась на этой неделе в Лондоне. "Я знаю, что Питер сделал выдающийся фильм, потому что это его последний визит в Средиземье. Он определенно воздаст ему должное, - сказал мистер Армитидж. - Это будет замечательный способ завершить этот год."

Мы поговорили с ним об актерской богемной жизни, об использовании Твиттера и о том, почему он не может работать в музыкальном театре.

С чем можно сравнить исполнение роли Джона Проктора в "Суровом испытании" дважды в день? Этого не поймешь, пока не окажешься в этой роли и в этом спектакле. В театральном училище считалось нормальным играть в "Гамлете" 4-5 раз в течение третьего курса, так что получение такого длинного прогона, как этот, стало открытием для моего физического и душевного состояний, а также для моих голосовых связок. Я кричал раз в день, когда мы начинали репетировать. Это укрепляло мой дух и помогало восстанавливать силы.

Должно быть, было нелегко восстанавливаться после такой роли, как эта. Что вы делали для этого делали? Я старался как можно больше спать, потому что не мог нормально разговаривать до двух часов дня. У меня не было голоса. В Лондоне я поселился на Южном Берегу, так что жил недалеко от Галереи Тейт. Я ходил на экскурсии в такие места, как музей Виктории и Альберта и Британский музей... Всего этого я никогда не делал, пока жил в Лондоне, так что это было здорово.

Вы говорите о жизни в Лондоне, хотя несколько лет назад переехали в Нью-Йорк. Почему? Отправляясь на встречи, я всякий раз оказывался в самолете до Лос-Анжелеса и пришел к выводу, что Нью-Йорк будет хорошей базой. Он находится на полпути между двумя центрами культуры и сам является центром обеих индустрий. В Нью-Йорке можно работать в кино и на телевидении, и в то же время не терять связь с театром. С тех пор, как поселился в Нью-Йорке, я посещал театр намного чаще, чем тогда, когда жил в Лондоне и работал на телевидении. Я хочу сыграть в чем-нибудь на нью-йоркской сцене в будущем году или около того. К сожалению, мы не можем поставить в Нью-Йорке "Суровое испытание", но возможно это будет что-нибудь другое.

Предположу, что при вашей загруженности, вы не проводите в Нью-Йорке много времени. Вы устаете от богемной жизни актера? С ней трудно иметь семью, а это то, что я определенно хочу делать. Но, знаете, я занимаюсь этой работой уже 20 лет, так что понимаю, каково жить такой жизнью, как эта. Ты принимаешь это и просто живешь с этим. В этом году я действительно не провел в Нью-Йорке и пары недель. Ты должен принять твердое решение и сказать: "Окей, в ноябре я намерен все бросить и быть дома." Ты бываешь дома не от случая к случаю, а когда выбираешь. Но мне нравится тот факт, что следующая работа может быть где угодно. Это захватывает.

Вы находите интересным то, что люди по-прежнему помнят вас благодаря роли в "Север и юге" и продолжают любить ее столь же сильно? Никто даже не подозревал, что у нее будет такая долгая жизнь. Сериал снят по замечательной книге, но существует множество замечательных книг, превращенных в телевизионные сериалы. Думаю, эта роль запомнилась благодаря особой химии между Брайаном Персивалем, Даниэлой Денби-Эш и мной, а также благодаря безупречному сценарию Сэнди Вэлч. Это был настоящий прорыв в моей карьере, и я храню замечательные воспоминания о работе над этой ролью.

Вас определенно нельзя считать актером одного жанра, одного временного периода и все такое. Некоторые люди скажут, что я такой. Я не часто снимался в комедийном жанре или романтических комедиях, но со временем... разумеется, пока это только у меня в голове... обязательно доберусь до них. Мне нравится контраст. Но в то же время, я актер определенного типа и существуют такие роли, которые резонируют со мной. Легкая, пустая комедия меня не привлекает... Это не то, что я пойду смотреть.

Ваш старт начинался в музыкальном театре. Вы вернетесь туда когда-нибудь? Музыкальный театр был не лучшим временем для меня. Помню, что чувствовал себя там как рыба, выброшенная на берег. Меня окружали в основном прекрасные люди, но я не чувствовал себя своим среди них. И у меня не было влечения к этому. Чтобы работать в такой профессии, как эта, надо быть абсолютно дисциплинированным и обязательным, а я не был таким, когда работал в музыкальном театре.

Вы недавно обратились к социальным сетям, когда прошлым летом завели аккаунт в Твиттере. Что заставляло вас идти к нему так долго? Это хороший вопрос, так как я сам себя спрашиваю, почему так упирался. Думаю, из-за того, что я считал соцсети олицетворением эгоцентризма. Но на самом деле я ввязался в это дело, потому что в интернете, в частности среди моих доброжелательниц, прошла волна недовольства... соперничества, которая вызвала волну недоброжелательства. И мне захотелось выйти к ним и сказать: "Не надо воспринимать это слишком серьезно. Давайте обратим это в шутку... Просто не обращайте внимания и заставьте людей улыбнуться." Также с помощью соцсети я могу привлечь внимание к благотворительной работе и тому, что я продвигаю. И должен сказать, что я этим наслаждаюсь.

Вам грустно говорить "прощай" всему, что связано с "Хоббитом"? Что касается съёмочного процесса, то в этом плане чувства поостыли. Думаю, просмотр заключительного фильма и последний общий сбор пройдут довольно эмоционально.

RICHARD ARMITAGE IS known for his controlled and stoic performances, so it’s rather disconcerting—and funny—to get an excited and happy yelp out of the 43-year-old British actor.

“Ah, thank God, thank you, thank you,” he says with a deep laugh when told that his diverse roles over the years, from brooding John Thornton in “North & South,” the 2004 BBC dramatization of Elizabeth Gaskell ’s novel, to British spy Lucas North in the TV series “Spooks,” to Thorin Oakenshield, leader of the dwarves in Peter Jackson ’s “The Hobbit” trilogy, make it hard to typecast him—except, perhaps, as a heartthrob.

Born in Leicester, England, and an alum of the London Academy of Music and Dramatic Art, the New York-based actor has had a busy year. He received rave reviews in London over the summer for his spellbinding performance as the tormented John Proctor in the Old Vic’s production of Arthur Miller ’s “The Crucible.” The production was so well-received, in fact, that it’s being screened in cinemas in the U.K. and Ireland next week, and other locations world-wide in February.

The actor was also on the silver screen this summer, in Steven Quale ’s disaster movie “Into the Storm,” and he filmed “Urban Grimshaw and the Shed Crew,” which is currently in postproduction and co-stars Anna Friel. In October, he began work on “Sleepwalker” with director Elliott Lester —which Mr. Armitage says is a psychological thriller along the lines of “Memento” or the Italian film “La Doppia Ora”—and he will also be making a cameo appearance in a new film adaptation of Lewis Carroll ’s second “Alice” book, “Through the Looking Glass,” alongside Johnny Depp and Anne Hathaway.

In December, Mr. Armitage—who at the age of 17 joined a circus in Budapest to get his actor’s Equity card—will be busy promoting “The Hobbit: The Battle of the Five Armies,” the last in the blockbuster trilogy, which premiered in London this week. “I know Peter has made an extraordinary film, because it is his last visit to Middle Earth—he will certainly do it justice,” says Mr. Armitage. “It will be a great way to end the year.”

We spoke to him about the bohemian life of an actor, joining Twitter and why he’s not cut out for musical theater.

What was it like it to play John Proctor in “The Crucible,” sometimes twice a day? It is something you do not understand until you get inside a character and a production. Normally at drama school you play “Hamlet” four or five times during your third year, so getting a long run like this has been a revelation in terms of physical maintenance, vocal maintenance, emotional maintenance. I cried every day once we started rehearsals. It has certainly shored up my mettle as a person and given me a resilience.

It must have been hard to turn off from a role like that. What did you do on your days off? I tried to get as much sleep as possible because normally I cannot speak properly until about two in the afternoon; my voice does not work. I chose a place to stay in London that was on the South Bank, so I lived close to the Tate gallery. I did a lot of tourist things like going to the V&A and the British Museum—all the things I never did when I lived in London, so that was wonderful.

Speaking of living in London, you moved a few years back to New York City. Why? I found myself always on a plane to L.A., going to meetings, and I figured New York would be a good base, halfway between the two centers of culture, and a center in itself of both industries. It is possible to work out of New York on film and television, and still not lose your connection to theater. I have been to the theater more since I have lived in New York than I ever really did in London working on a television show. I want to do something on stage in New York in the next year or so. Unfortunately, we cannot take “The Crucible” to New York, but there will be something else.

I would assume, though, with your busy work schedule that you aren’t in New York much. Does the bohemian life of an actor ever get tiring? It makes it harder to have a family, and that is something I definitely want to do. But, you know, I have been doing it for 20 years now, so I understand what it means—that you do have to live like that. You accept it and just go with it. I have not really been in New York much this year…a couple of weeks. You have to make an absolute decision to say, “OK, I am going to take November off and be home.” You are not at home by chance, you are there by choice. But I love the fact that the next job could be anywhere: It is exciting.

Do you find it interesting how people still remember you for your role in “North & South” and still love it so much? No one ever knew that it would have such a long life. It is such a remarkable book, but there have been many remarkable books turned into television series. I think it was the chemistry that happened between Brian Percival and Daniela Denby-Ashe and myself, and Sandy [Welch]’s impeccable screenplay.... It was a real launchpad for my career and I have great memories of playing a character like that.

You certainly cannot be typecast in terms of genres, time periods and so on. Some people would say I am. I don’t often do comedy or romantic comedy, but then, of course, the thing in my mind now is, surely I should go reach for that. The contrast fascinates me. But at the same time, I am a certain kind of actor and there are certain things that resonate with me. Light, trivial comedy does not appeal—it is not something I go to see.

You got your start in musical theater. Would you go back to that ever? I did not have a great time in musical theater. I remember feeling like a fish out of water. I was around the most wonderful people, but I did not feel like I was one of them. And I did not have the passion for it as I have for this. To survive in a profession like this, you have to have absolute discipline and commitment, and I did not quite have it for musical theater.

You are a recent convert to social media, starting up a Twitter account this summer. What took you so long to get on board? It is a good question, because I keep asking myself why I was so resistant to it. I think because I perceived it to be the epitome of self-centered narcissism. But actually the reason I jumped in is that online, and particularly among my fan base, [there was] an anxiety rising—a competitive thing which had a viciousness to it. I wanted to step in and say, “Don’t take it so seriously. Let’s have some fun” and make fun of myself—just keep it lighthearted and make people laugh. But there are also certain things you can draw attention to, like charity work and things I am promoting. I am enjoying it, I have to say.

Are you sad to say goodbye to all things Hobbit? In terms of the filming of it, it felt done for some time now. I think seeing the final movie and the last time coming together will be quite emotional.

GizTheGunslinger 1504 2 Ричард Армитидж
2
avatar
1 ДюймОлечка • 23:40, 15.12.2014
Спасибо за статью и перевод smile Начинаешь понимать его ответственные и серьезные мысли по поводу семьи. И правильно.
avatar
2 Marida • 23:37, 27.12.2014
Спасибо за перевод!
avatar
Вверх