Ричард Армитидж: «Вокруг столько конкурентов! Жду, когда они перестанут играть»
Опубликовано в "Теленеделя", 4 января 2015 года.

Сканы / фото

Читайте также:

Система Orphus

Исполнитель роли Торина Дубощита в фильме «Хоббит» рассказал «ТН» о том, какие подарки делает друзьям на Новый год, с кем соперничает и что ему снится.

После окончания съемок «Хоббита» британец Армитедж получил больше всего презентов от реквизиторов, потому что за время работы над картиной стал любимчиком всей съемочной группы. Он всегда был в хорошем настроении и много шутил, в том числе и над собой.

— Меня собирались назвать Расселлом, пока я не родился 22 августа, в день смерти короля Ричарда III, и мой суеверный отец-роялист усмотрел в этом особый знак, — смеется актер.

— Видимо, роль короля гномов предначертана вам судьбой. Хотя я слышал, что, когда Питер Джексон вам, статному мужчине, предложил ее, вы сильно удивились…

— Знаете, только к третьему «Хоббиту» я понял, почему он позвал меня и многих других актеров. В «Битве пяти воинств» нужны были крупные выносливые мужчины, глядя на которых зритель верит, что они могут драться так, как мы делаем это на экране.

— А какая сцена из всей трилогии далась вам тяжелее всего?

— Конечно, финальная битва! Мы все выложились на двести процентов, и Питер Джексон во время монтажа использовал почти весь материал, а такое очень редко бывает.

— За последние несколько лет вы провели в Новой Зеландии, наверное, гораздо больше времени, чем дома?

— Мне до сих пор снится, что я там. (Смеется.) Эти ландшафты сложно чем-то заменить. Я больше всего запомнил утренние поездки в 04:30. Вок­руг абсолютная тишина, никого на дороге, солнце начинает показываться, когда ты подъезжаешь к съемочной площадке. Это было время наедине с собой, возможность подумать обо всех волнениях и тревогах надвигающегося дня. Я в первый раз очень волновался перед поездкой на съемки. Но, попав туда, понял, что Питер Джексон создал уютную и необыкновенно творческую атмосферу. Как в «Хоббите», где команда искателей приключений сколачивается из совершенно разных персонажей, актеры и другие члены съемочной группы слетаются в Новую Зеландию со всех концов планеты и вместе создают киноленту. Как будто снимаешь кино у себя в саду. Кстати, у нас были чтения сценария у Джексона дома после ужина.

— Вы много обсуждали характер своего персонажа с режиссером?

— Да. И мне понравилось, что Джексон, как и Толкин, сделал акцент на том, что гномы — сильный и воинственный народ. (Смеется.) Они все храбро сражаются!

— А вы толкинист?

— Я запоем читал его книги в школе, и они хорошо развили мое воображение. Но режиссера Джексона я все-таки люблю больше писателя Толкина, хотя теперь мне хочется перечитать книги заново, посмотреть на весь мир Средиземья другими глазами. Вообще фанаты Толкина и «Хоббита» меня всегда удивляли и продолжают удивлять. Иногда я даже пугаюсь, когда они используют профессиональный грим и накладки на лицо и, приходя на премьеру, выглядят точно так же, как я сам. Начинается игра «Угадай, где настоящий Ричард». (Смеется.)

— Я знаю, что одна ваша российская поклонница изготовила куклу Торина и вручила ее вам на премьере фильма в Мадриде.

— О да, эта кукла впечатляющая — в половину моего реального роста! (Смотрит фото на мобильном телефоне.) Хотя из подарков, связанных с «Хоббитом», мне больше запомнился меч, который я использовал в фильме. Реквизиторы вручили мне его после последнего дубля картины «Хоббит: Битва пяти воинств». Тот подарок меня вдохновил заказать миниатюрные копии меча для вскрытия конвертов, и с тех пор все мои друзья получают их от меня на Новый год и Рождество.

— А что еще вам подарили после съемок?

— Мой щит, ключ от сокровищницы, карту, слитки золота из пустоши Смауга — все это теперь мои личные сокровища! Завидуете? (Смеется.)

— О да! А какие отношения у вас сложились с Мартином Фрименом (исполнитель роли Бильбо Бэггинса. — Прим. «ТН»), ведь ваши персонажи поначалу недолюбливают друг друга?

— С Мартином даже поссориться невозможно! У него отменное чувство юмора, которое сводит на нет любую напряженную ситуацию.

— Недавно я видел вас на лондонской театральной сцене в пьесе «Суровое испытание». Вам сцена роднее, чем киноплощадка?

— Знаете, выпустившись из школы в Англии, я отправился в Будапешт, где устроился… в цирк. До сих пор помню запах цирковой арены. То, что в кино обычно делается с помощью спецэффектов, в цирке настоящее, так же, как и слоны, и тигры. Но, отвечая на ваш вопрос, скажу так: я уже привык к комфорту кино. Если мне и приходится совершать подвиги, то только на фоне зеленого экрана.

— Если учесть, что вас назвали в честь Ричарда III, почему вы до сих пор не сыграли его на сцене или в кино?

— Да вокруг столько конкурентов! Мартин Фримен вон играет Ричарда III в Лондоне. Нужно дождаться хотя бы окончания его спектакля. (Смеется.)

Britu 56 0 Битва Пяти Воинств
Оставить комментарий
avatar
Вверх