Ричард Армитидж в "Берлинском отделе" – Интервью
Richard Armitage on “BERLIN STATION” – Interview
Опубликовано в "http://buzzymag.com", 5 декабря 2016 года. Автор Abbie Bernstein, перевод Rikka, Britu

Сканы / фото

Читайте также:

Система Orphus

Армитидж вспоминает свои прежние остросюжетные роли, делится подробностями о том, как готовился стать Дэниелом Миллером, и рассказывает, как ему нравилось работать в Германии.

Ричард Армитидж – актер, имеющий целую армию поклонниц, которые ждут-не дождутся, чтобы увидеть его лицо. Новый шпионский триллер канала EPIX "Берлинский отдел", снятый по сценарию Олена Стенхауэра, идет им навстречу. Армитидж играет в нем американского агента ЦРУ Дэниела Миллера, которому приходится разбираться с опасными интригами как снаружи, так и внутри немецкого офиса ЦРУ.

Армитидж – уроженец английского Лестера – раньше уже работал в шпионском жанре, сыграв в сериале ВВС "Призраки" и в первом сезоне "Ответного удара". Также он сыграл Гая Гизборна в сериале "Робин Гуд", который снимали на ВВС в 2006-2009 гг., и Джона Торнтона в британском минисериале "Север и юг" (не путайте с американской драмой о Гражданской войне под тем же названием). А еще он играл Ханца Крюгера в фильме "Капитан Америка: Первый мститель".

Однако, скорее всего, Армитидж получил наибольшую известность благодаря роли принца гномов Торина Дубощита в кино-трилогии "Хоббит". Его Торин проходит путь от принимающего трудное решение лидера к сходящему с ума деспоту и до раскаявшегося мученика. Помимо того, что ради съемок этой трилогии Армитиджу пришлось два с половиной года прожить в Новой Зеландии, в течение долгого времени ему пришлось работать с протезами на лице. Также ему пришлось носить протезы, хотя и не такие большие, во время работы над ролями серийного убийцы Френсиса Долархайда в сериале "Ганнибал" и короля Олерона в фильме "Алиса в Зазеркалье".

При разговоре с Армитиджем во время летнего пресс-тура Ассоциации Телекритиков в отеле Беверли-Хилтон в 2016 году показалось резонным задать вопрос: рассматривая предложение сыграть в "Берлинском отделе", он интересовался, не потребуется ли его герою массивные лицевые накладки?

«Это было моим основным критерием... "У меня на лице будет какой-нибудь силикон?" – шутит Армитидж в ответ. – А мне в ответ: "Нет". Нет - это было интересно. Как только я закончил с "Хоббитом", мы занялись поиском телесериала, потому что видели в этом возможность поработать над персонажем на протяжении 10 серий, а возможно и 5 сезонов. Я уже побывал в стране фэнтэзи, роботизации, как это ни назови. Я просто хотел что-нибудь современное, политическое, социально-направленное. Сценарий [для пилотной серии "Берлинского отдела"] попался примерно два с половиной года назад. И он мне понравился. Я люблю этот жанр, и там интересные персонажи. Каждый персонаж, созданный Оленом, словно играет в своем маленьком фильме. Каждый раз, когда новый персонаж появляется на экране, хочется его узнать и проследить его путь.»

В начале первой серии с Дэниелом кое-что происходит, и это предполагает, что он может не продержаться в сериале в течение пяти лет, но Армитидж отвечает:

«Дело в том, что когда ты снимаешься в такого рода сериале, ты собираешь кусочки и выстраиваешь их в порядке развития сюжета, но на самом деле карты тасуют и выкладывают на стол в ином порядке в ходе монтажа, и именно это делает сериал захватывающим. Разумеется, есть временные рамки [у каждой части истории] и есть эволюция персонажа, но на мой взгляд, на самом деле они занимаются тем, что создают дилемму в самом начале истории, а потом вы медленно это раскрываете и выясняете, каким образом мы оказались в этой части истории.»

Шпионаж, отмечает Армитидж, долгое время является темой, которую он находит захватывающей.

«Я снимался в британском сериале "Призраки", который здесь [в США] известен как "МИ-5". И я провел большую исследовательскую работу для этого. Но здесь было по-другому. Здесь темой стало ЦРУ. К тому же местом действия является Берлин, который на самом деле как бы стоит на передовой линии истории шпионажа. Он был прямо на краю Железного Занавеса в течение большей части послевоенного периода, так что мне было просто интересно увидеть, как этот институт работает в современном мире, в современном политическом климате. И мы говорим о ситуации с кибер-хакером или изобличителем. Так что мне это показалось актуальным и очень современным. Мне хотелось увидеть, как обычные люди функционируют в этой сфере деятельности. Мы получаем этот опыт именно сейчас. Это пугает, это расстраивает, это приводит в бешенство, и это по-настоящему качает тебя то налево, то направо. И ты реагируешь в духе: «Я не знаю, по какую сторону баррикад я нахожусь.»

Это двойственная часть характера Дэниела?

«Да. И что было интересно, так это подход к тому, как европейцу играть американца, потому что Дэниел вырос в Берлине, так что на самом деле он получил европейское образование, пока был подростком. Поэтому он скорее приобрел свой патриотизм, нежели он был привит ему с рождения. И я думаю, что проходя через это приключение, он начинает сомневаться в учреждении, на которое работает. Он начинает сомневаться в правительстве. Он ставит под сомнение свой собственный патриотизм, потому что считает, что система дала трещину, которая может стать причиной ее разрушения. И в конечном счете, ты один на один [со всем этим], и ты цепляешься за этот патриотизм или отвергаешь его. А когда ты его отвергаешь, ты как остров, ты никто без своей страны. И конечно, тогда все ставится под сомнение.»

Известно, что у ЦРУ действительно широкое представительство в Берлине, случалось ли Ричарду, глядя на жителей города, задаваться вопросом, не работает ли кто-либо из окружающих в ЦРУ на самом деле?

«Да, такое случалось. Нам удалось посетить американское посольство и познакомиться с людьми, занимающими такие же должности, как и наши герои. Конечно, все происходило в секрете и детально мы все не исследовали, но было интересно взглянуть, как они работают. Еще одна интересная особенность Берлина – это международные представительства. Все эти посольства, каждое с потрясающей архитектурой, как бы отражающей характерные черты, – даже если вы, поехав в Берлин, просто устроите тур по посольствам – это будет увлекательно. Так что мы отлично проводили время».

В Берлине Армитидж наблюдал:

«По моим ощущениям там настоящая легкость. Может быть, это просто моя точка зрения, но мне кажется, это культура, которая на самом деле не опекает своих граждан, а предполагает, что люди сообразительны, то есть позволяет им быть умными, не нянчится с ними. Я родом из Англии, где мы под сильнейшим наблюдением, [страна] даже получила прозвище «государство-нянька». В Германии дело обстоит не так. И думаю, это делает людей очень стойкими и позволяет им обладать широтой взглядов».

«Берлинский отдел» – сериал совместного американо-европейского производства. Есть ли различие в сравнении со съемками в сериале чисто британского производства?

«Да, еще одна вещь, которую я люблю в нашем сериале, – это сцены с диалогами на немецком языке. Нам так повезло, что мы заполучили потрясающих европейских актеров – датчан, немцев, британцев, – актерскую игру, которую они предлагают. Часто в сериалах, подобных этому, приглашенные актеры так или иначе не всегда выступают на должном уровне, но в данном случае все они – звезды немецкого кино, и каждый раз, как немецкий актер появлялся на площадке, я думал: «Ух ты, планка по-настоящему высока». Качество творчества в Германии в широком смысле, не только в отношении актерского мастерства, но и в отношении [работы] художественного отдела, меня просто поразило».

Армитидж ранее пересекался со своим коллегой по «Берлинскому отделу» Рисом Ифансом, играющим очень противоречивого сотрудника ЦРУ, Гектора ДиДжина. Они оба снимались в фильме «Алиса в Зазеркалье», хотя Ричард сказал, что они с трудом узнали друг друга, встретившись после.

«Я видел его один раз в массовой сцене. Кажется, в соборе. Заметил его в углу в рыжем парике и вроде как помахал издалека. На тот момент мы не знали, что будем играть в этом сериале, но это был один из таких своего рода значительных моментов. Мы никогда не работали вместе раньше, кроме этого случая».

Изначально на интернет-ресурсах, посвященных кино, встречались две фамилии Дэниела – Миллер (которая используется в сериале) и Майер (которая не использовалась). Ричард объясняет:

«Изначально происходил подбор имени, в итоге оно было выбрано. Думаю, всегда устраивается проверка имени (чтобы убедиться, что не будет использоваться имя реального человека, которого могут спутать с героем. И потом мне сказали, что это имя использовать не могут. Это действительно был момент в духе: «Ох, ну ничего себе!», потому что я провел много исследований самой фамилии, узнал ее происхождение, но пришлось отбросить все это. Но мне предложили три других фамилии, спросили, какую я предпочту. Фамилия «Миллер» не показалась той самой, я нашел ее странно не выделяющейся, но вообще-то сам факт того, что в прошлых набросках у него была другая фамилия, мне понравился. Понравилось, что он как бы безликий человек, который в перспективе окажется совсем не тем, за кого его принимаешь. Все это я использовал [для работы над образом]».

Армитидж говорит, что придумал свою собственную предысторию Дэниела.

«У меня было много времени на подготовку, я придумал большую биографию, использовал всевозможные детали, и этим поделился со сценаристами, сказав: «Держите, вот моя работа. Мы можем использовать ее сейчас, а можем в сезоне 6. Кто знает?». «Если у нас будет сезон 6», – добавляет он со смехом».

Считает ли Ричард, что когда-либо согласится на роль, которая снова потребует ношения накладок?

«Думаю, в те 270 дней съемок «Хоббита», [которые я провел] с полностью смоделированным лицом, дискомфорт от накладок меня не тревожил. То, что действительно стало меня беспокоить, случилось после, материал выходит на торговые площадки, а тебя люди не узнают. Поначалу я смотрел на это как на преимущество, думал: «Отлично! Превращение! Все забудут, что это актер создает образ». И я относился к этому положительно, но в действительности, это может быть своего рода ограничителем, я бы сказал», – смеется, – «потому что люди раздумывают «А как ты на самом деле выглядишь? Ты крошечный? А у тебя правда огромный нос и чудаковатые волосы? Поэтому убеждать их, что я такой, какой есть, бывало непросто. [Поэтому] эта роль (Дэниела в «Берлинском отделе») хороша. В ней точно больше меня самого».

Что бы хотел Ричард, чтобы люди знали о «Берлинском отделе»?

«Думаю, мы действительно бросаем перчатку. Это умный телесериал, вам действительно нужно держать мозги включенными, чтобы смотреть и отслеживать [происходящее], и надеюсь, люди так и будут делать».

 

Britu 488 2
2
avatar
1 Ketvelin • 23:39, 08.12.2016
Отличная статья! Столько всего интересного, спасибо, девчонки!
avatar
2 ДюймОлечка • 12:54, 19.12.2016
Здорово! Есть над чем поразмыслить smile Спасибо smile
avatar
Вверх