Интервью Ричарда Армитиджа о "Паломничестве", "Восьми подругах Оушена" и Каслвании
Richard Armitage interview: Pilgrimage, Ocean’s 8, Castlevania
Опубликовано в "denofgeek.com", 19.07.2017. Автор Duncan Bowles, перевод Ketvelin, Rikka

Сканы / фото

Система Orphus
Когда мы последний раз разговаривали с мистером Армитиджем в 2015 году, он был в Ирландии, снимался в «Паломничестве» в компании Джона Бернтала и, на тот момент, еще относительно неизвестного Тома Холланда, о котором вы вероятно теперь уже наслышаны благодаря его полетам на паутине по всем киноэкранам.

Два года занял у «Паломничества» путь к нашим берегам, но сейчас фильм наконец-таки доступен на дисках и для скачивания и добавил еще одного отличного злодея в послужной список Армитиджа, представляя нашему вниманию захватывающий и ужасный квест по Ирландии 13го века, где группа монахов пытается уберечь священную реликвию от попадания в никчемные руки.

Сила фильма в его звездном актерском составе, актуальной мрачной атмосфере и периодических кровавых эпизодах. Он также обладает той эмоциональной силой, которая происходит из лицезрения того, как проливается кровь во имя религии, когда реальность состоит в том, что люди гибнут за камень, который может обладать, а может и не обладать божественной силой возмездия.

Как Раймон де Мервилль Армитидж проявляет склонность к пыткам каждого, кто стоит между ним и священным артефактом, посредством потрошащей стрелы, увеличивая давление по мере сближения со своей жертвой, но наша беседа была многим более приятной, когда он находился в Берлине (на съемках сериала «Берлинский отдел») и наслаждался солнечным утром…

Во-первых, поздравляю с выходом фильма и новой ролью.

Спасибо, чувак!

Как ни удивительно, крайний раз мы беседовали во время последнего промо-тура «Хоббита», когда «Битва пяти Армий» должна была выйти на дисках, и вы как раз снимались в «Паломничестве». Перво-наперво, как вы попали в каст?

Хороший вопрос. Кажется, мне прислали сценарий задолго до того, как начались переговоры с другими актерами, и это было целенаправленное предложение. У меня агент в Лос-Анджелесе, он ирландец и все ирландское его сильно влечет. Это обстоятельство и свело меня с ирландским кинематографическим советом и привело к сотрудничеству с ирландскими режиссерами. Так что он просто упал мне в руки, и мне очень понравилась возможность сыграть персонажа француза, преимущественно сфокусированного на войне на оккупированной территории в тот исторический период. Меня это очень заинтересовало. Мне крайне по вкусу пришелся тот мир, который описал Джейми Ханниган.

Вы упомянули о герое французе. Вы получаете удовольствие, принимая подобный вызов – игру с использованием различных акцентов?

Да, думаю, это одна из главных вещей, которые меня прельщают, поскольку это то, чего я раньше никогда не делал и это действительно сложная задача – играть на иностранном языке. Знаете, я снимался в медицинской драме в прошлом и, признаться честно, сниматься в медицинской драме все равно что на иностранном языке разговаривать. Сейчас я снимаюсь в шпионском сериале и это тоже как разговаривать на иностранном, поскольку жаргон настолько непривычный по отношению к тому, как мы общаемся ежедневно. Знаете, это было одной из моих целей – т.к. мой герой в «Паломничестве» должен был находиться среди других актеров, которые были французами и бельгийцами, - чтобы я в итоге не выглядел бездарностью на фоне двух франкоговорящих актеров! (Смеется) Мне на самом деле доставило удовольствие преодоление этих трудностей, и мне всегда нравилось французское кино.

В любом случае это забавно, согласитесь. Один из лекторов моей супруги в Университете однажды сказал, что американский акцент Кевина Костнера в «Робине Гуде» был в действительности даже ближе к тому, как бы он должен был звучать в то время, чем от него ожидали.

Уверен, это не было предметом его изучения, но это замечательный отзыв, согласитесь! (Оба смеются)

Да, это хорошее оправдание, не правда ли? 

Ага.

У меня создалось ощущение, что для вас в первую очередь важна предыстория героя. Вы предпочитаете иметь в доступе уже готовый материал, как в случае исполнения литературных персонажей как Торин или Фрэнсис Долархайд, или предпочитаете творческую свободу исполнения вымышленного или исторического персонажа, где у вас больше развязаны руки?

Вы знаете, мне нравятся оба варианта. Я люблю изучать книгу, где герой уже придуман автором, поскольку это первоисточник, но я также люблю сделать [его историю] более подробной и интерпретировать то, что хотел донести автор, а затем отыскать те моменты, которые помогут мне «засеять сад».
В то же время, когда у тебя нет ничего, ты волен двигаться в любом направлении. Сложность в этом случае в том, что ты должен быть в постоянной связи со сценаристами и сотрудничать с создателями сериала или фильма, потому что я могу сколько угодно часами бродить по касательной, погрузившись в свой мыльный пузырь исследований, но если это не будет грамотно изложено в словах на странице сценария в авторской комнате или с автором непосредственно, это будет интересно лишь мне одному, но бессмысленно для картины.
Вот именно потому, чем старше я становлюсь, я в некотором роде берусь сопродюсировать [то, в чем снимаюсь] и сейчас я как раз работаю кое над чем с Ирландским кинематографическим советом, это картина, основанная на первоисточнике, и я очень заинтересован в том, чтобы скомпоновать это все в единую конструкцию. Так что, полагаю, ответом на ваш вопрос будут оба варианта.

Картина, над которой вы сейчас работаете, тоже историческая?

Да. Действие происходит на рубеже веков и основано на реальной истории, об этих событиях есть документальные свидетельства и была написана книга. Так что корнями она уходит в правду, но мы хотим придать ей немного более жанрового направления.

Раймон был ублюдком, за неимением лучшего слова. Пытаетесь ли вы отыскать в себе симпатию к злодеям, которых играете, чтобы почувствовать эмпатию?

Думаю, да. В том смысле, что эмпатия – это как раз именно то, с чем ты берешься за персонажа, надо влезть в его шкуру, чтобы понять, почему они так себя ведут, думают и чувствуют так, как они это делают. В определенном смысле, с такими героями как Раймон… есть в нем некое честолюбие, он вырос в обществе отца, где война была единственной причиной существования. Война, доминирование и оккупация – вот все, что ему ведомо с колыбели, и его отец сейчас уже в состоянии упадка. Он называет отца трусом. Поэтому реликвия для него является чем-то, что поможет ему возвыситься, это своего рода золотой билет, который поможет завоевать расположение короля. И это, полагаю, все, что он перед собой видит, не замечая жизни вне этого.
Для меня также стало интересным то, что в этой истории нет ни одного женского персонажа, поскольку женские персонажи зачастую могут уравновесить агрессивное насаждение отеческого мышления. Но прочувствовать это – было своего рода вызовом и в каком-то смысле ты сдаешься, потому что окружающая тьма затягивает, одерживает верх, но также я чувствовал, что и мой герой сдается. Как герой ты можешь либо противостоять этому, либо поддаться этой тьме внутри тебя, и я думаю, именно это и случилось с Раймоном, он становится настолько одержим своим внутренним деструктивным квестом, что просто сдается и как бы думает: «Ну что ж, если я не могу быть хорошим, буду по-настоящему плохим!»

У его пыточного орудия было название, у той выкручивающей внутренности стрелы?

На самом деле нет, хотя мне следовало что-то придумать! Их было несколько. Пару штук мы сломали, потому что… эм… я слишком увлекся, практикуясь на животе монаха, которого мучил! (Смеется) Мне следовало придумать название, но я этого не сделал.

Возможно, это говорит не в мою пользу – то, что я этим интересуюсь!

А как бы вы это назвали?

Знаете, что? Понятия не имею… не могу придумать ничего умнее, чем «Дознаватель» или что-то в этом роде.

«Дознаватель»! Ну вот. Хорошее название!

За последние десять лет я писал об отечественных исторических, жестоких фильмах, таких как «Центурион», «Железный рыцарь» и «Черная смерть», это отличные фильмы, одни из моих любимых, но меня всегда удивляло то, что они никогда не добивались того признания, которого заслуживают. Вот мне интересно, неужели жестокость прошлого слишком велика для некоторых? Что вы думаете по этому поводу?

Да, думаю, в случае с историческими драмами этот жанр распадается на несколько категорий, и мне довелось сняться в некоторых из них. Вот три, которые могу назвать навскидку: «Север и Юг», на мой взгляд, ну, они называют это «романтический дамский роман с эротическим подтекстом», поскольку он весь такой цветистый и романтичный и привлекает определенную аудиторию. Затем «Робин Гуд» и «Хоббит» в определенном смысле, которые основаны на легенде и практически полностью являются вымыслом, опять же, со слегка викторианским розовым взглядом на наши исторические корни. Ну и затем «Паломничество», которое, вероятно, наиболее приближено к правдивому отображению действительности того, откуда мы пришли.

В особенности как Британская нация, которая в данный момент столкнулась с огромной дилеммой раскола в Королевстве. Картины как эта, наталкивают на мысль, что все именно так и начиналось – Ирландия была оккупирована Франко-Норманнами, и мы были в основе своей таким себе сельским островом, на котором преобладали военные действия и который стал игрушкой в намного бОльшей игре. Мне кажется, общество того времени было намного более жестокое, чем мы предпочитаем думать, но как же интересно увидеть это там [в кино] в качестве точки отсчета для того периода истории. Я предпочту видеть это, чем более романтизированную версию.

От меня не ускользнул то факт, что происходящее в фильме в то время продолжает резонировать со всем тем, что происходит сейчас.

В фильме есть реплика, когда я говорю, что всегда будет еще одна война, всегда будет повод притязать на спасение или искупление, и ты знаешь, что это лишь повод отправиться на войну и установить господство посредством идеи о реликвии, которая на самом деле, когда ларец откроется, оказывается всего лишь камнем, и ты не веришь своим глазам, а они наделяют его всей это силой, и, я думаю, мы сегодня очень часто поступаем так же. Вероятно, биткоины – современная версия реликвии, понимаете?

Вы закончили съемки в «Восемь подруг Оушена»? Это ваш следующий "выход на поле"?

Да, фильм полностью закончен. Работать над ним было невероятно весело. Хотя, если принять во внимание тот факт, что он не будет выпущен до следующего лета, думаю, предстоят еще доработки по мелочи, а также Warner Brothers намеревались назначить выпуск фильма, поэтому не думаю, что в этом году мы его увидим.
Какой же невероятный актерский состав. Была одна ночь, когда мы сидели – у нас была ночная съемка в Музее искусств Метрополитен – и мы сидели там в хранилище с Сандрой Баллок, Кейт Бланшетт, Хеленой Бонем Картер, Рианной, Энн Хэтуэй, и просто пели песни. Это из тех моментов, когда хочется себя ущипнуть. 

Я не совсем осознавал, что до фильма еще так долго, а затем, взглянув на полный список актеров, я испытал благоговейный трепет.

Да, это дух захватывает, такие актеры. А еще там участвуют невероятные приглашенные звезды для съемок одного события в Музее искусств Метрополитен. Там были потрясающие знаменитости, появившиеся, чтобы сыграть самих себя.

Совершенно ненамеренно я выяснил, что вы являетесь послом Cybersmile (некоммерческая организация против киберзапугивания, борющаяся со всеми формами оскорблений в сети и интернет-травли), что для меня особенно важно, так как у меня сын-подросток и я изучал электронную безопасность еще до того, как понял, насколько она важна. Как вы пришли к сотрудничеству с этой организацией?

Думаю, как раз в то время я только присоединился к твиттеру, и многие мои поклонники обратились к этой социальной сети вслед за мной. У меня нет большого количества поклонников среди подростков, хотя «Хоббит» привлек ко мне внимание более молодой аудитории. Был ряд проблем с людьми, получающими оскорбления, а также споры и нападки, произошедшие на форумах, и я действительно почувствовал ответственность за это, так как люди идут туда, чтобы просто порадоваться чьему-то творчеству и выразить свое мнение.

И есть к тому же такой тип людей, которых влечет именно негативное восприятие чего-угодно, сказанного человеком, они будут комментировать все в отрицательном ключе, а вы не сможете проконтролировать то, что люди говорят в интернете, но вы можете контролировать то, что читаете, и можете нести ответственность за то, что вы с собой приносите, и я действительно был ко всему этому неравнодушен. Я хотел защитить людей, но, в то же время, это не значит, что я хотел, чтобы люди говорили только хорошее. Как актер ты привыкаешь к конструктивной критике и чему-то жестокому – быть разнесенным критиками. Я толстокожий, но я не жду, что те, кто являются моими поклонниками, также будут толстокожими, и это просто поучительный урок для каждого.

Это может быть бесконечно расстраивающим, так как, даже если берешь интервью или пишешь статью, пытаясь отразить что-то в позитивном ключе, очень часто найдется кто-то, комментирующий в духе: «Я ненавижу этот сериал» или «Меня бесит этот фильм». То есть, зачем тратить время, выражая негатив, когда ты можешь найти что-то, что тебе нравится?

Да, думаю, люди становятся... интересно, что люди продолжают пререкаться с кем-то и вести разговоры о том, как они презирают что-то. Вот, к примеру, фильмы трилогии «Хоббит», как же они ненавидели их и, тем не менее, посмотрят все фильмы до единого и продолжат говорить тебе, как же сильно они его не выносят! (смеется) Мне кажется, если это так тебя раздражает, просто возьми и посмотри что-то другое. Подозреваю, имеет место также своего рода потребность склонять людей к тому, чтобы и они это возненавидели, и это то, с чем я не могу справиться.

К слову о «Хоббите», я обнаружил, что вы снова сотрудничаете с Грэхемом МакТавишем, когда на прошлой неделе вышел анонс, что вы вместе озвучиваете «Каслванию».

Да, это так здорово! Я на самом деле [раньше] не знал, что такое «Каслвания», и мы не работали вместе в студии, они записывали нас в разных студиях. Мы работали без изображения, перед нами был только сценарий, а анимацию создавали уже на основе голосов. Но мне очень понравилось. На мой взгляд, это было очень весело и даже немного анархично. Великолепный [сериал] и анимация потрясающая.

Так это было просто счастливой случайностью, что вы двое оказались задействованы в одном проекте?

Абсолютная и счастливая случайность. Но они пришли ко мне и такие: «О, Грэхем примет участие», и, думаю, к Грэхему они пришли с тем же: «О, Ричард примет участие», и естественно мы в восторге от творчества друг друга. Поэтому я сказал: «Отлично, раз Грэхем согласился, то и я поучаствую!»

Ричард Армитидж, спасибо вам большое!
Britu 131 0 Паломничество, Каслвания, хоббит, Восемь подруг Оушена
Оставить комментарий
avatar
Вверх