Меня часто просят изображать страдания...
I'm often asked to channel misery
Опубликовано в "The Radio Times", 26 июня 2021 года. Автор James Rampton, перевод Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

Ричард Армитидж не может поверить в то, насколько прозорливым был Антон Чехов. Он считает, что пьеса «Дядя Ваня» могла быть написана вчера. 49-летний актер, который играет ведущую роль в киноверсии недавней постановки Уэст-Энда по шедевру Чехова вместе с Тоби Джонсом, говорит, что пророческие качества драматурга действительно начали проявляться вскоре после того, как показ спектакля начался в Театре Гарольда Пинтера в январе прошлого года, когда мир впервые охватила пандемия.

Армитидж, играющий Астрова, врача, обеспокоенного страданиями, свидетелем которых он стал, вспоминает: «В начале пьесы Астров произносит речь о помощи пациентам во время эпидемии. Он говорит о людях, умирающих на полу в сараях, и о массовом скоплении тел. В то время я по большей части импровизировал, потому что понятия не имел, каково это».

А затем: «В последние две недели показа, перед закрытием в марте, мы уже видели эти репортажи, поступающие из итальянских больниц. Я начинал эту речь, и было слышно, как по залу прокатывался легкий вздох – это именно то, что все видели в режиме реального времени в новостях, за десять минут до того, как войти в театр. Этот страх внезапно пробудился во всех».

Это не единственная область, в которой Чехов был поразительно дальновиден. В пьесе 1898 года, адаптированной Конором Макферсоном и сфокусированной на рушащейся жизни и безответной любви Астрова, Вани (Тоби Джонс) и Сони (Эйми Лу Вуд), есть еще одна страстная речь доктора – на этот раз о том, как жестоко разрушается мир из-за вырубки лесов. Эта тема тоже могла бы быть вырвана из сегодняшних заголовков.

Армитидж говорит, что мало кто может поверить в актуальность этой части пьесы. «Интересно то, что даже некоторые из рецензентов посчитали, что Конор ввернул эти очень современные темы, чтобы попытаться обновить пьесу. Однако если обратиться к первоисточнику, Чехов на самом деле писал об этом 123 года назад. Он был окружен целым движением вегетарианцев, которые собирались вместе и говорили о вреде, который люди наносят вырубкой лесов в России.
Я был так удивлен, что они знали об этом более века назад. Он говорит: «Через 150 лет люди будут оглядываться на нас и задаваться вопросом: почему они тогда ничего не сделали?» Чехов действительно обладал потрясающим даром предвидения».

Чтобы исследовать этот аспект личности Астрова, Армитидж отправился в Тринг в Хартфордшире, чтобы оказать помощь проекту Woodland Trust по посадке одного миллиона деревьев в день. Актер признается: «Иногда люди думают, что эти занятия неуместны или претенциозны, но, помимо того, что это был веселый день на воздухе, я нашел его действительно полезным».

По части глубокого исследования ролей у него уже имеется опыт, когда в 2008 году он привлек большое внимание своей подготовкой к роли агента МИ5 Лукаса Норта в «Призраках», вызвавшись самостоятельно сыграть в сцене пытки водой.

Ныне Армитидж объясняет это юношеским рвением: «Учитывая, что один из моих самых больших страхов – утонуть на глубине, я просто не знаю, зачем вызвался пройти через это! Я продержался около 30 секунд, прежде чем стянул ткань с лица. Видимо, я зашел слишком далеко. Думаю, сегодня я мог бы просто использовать свое воображение! Как ни странно, люди думали, что это какой-то рекламный ход, но на самом деле это не так. Я искренне думал, что это поможет». Страховщику, наверное, тоже есть что сказать по этому поводу? «Да, в наши дни тебя почти не выпускают из трейлера».

В настоящее время он работает над фильмом «Будь рядом», своей второй адаптацией романа Харлана Кобена для Netflix после «Незнакомки», хотя Армитидж, будучи родом из Лестершира, начинал как танцор в таких мюзиклах как «Кошки», «42-я улица» и «Энни, бери свое ружье». Сможет ли он когда-нибудь вернуться в музыкальный театр?

Актер чувствует, что время может быть подходящим. «Я думаю, что сейчас людей нужно подбодрить, развлечь, согреть и воодушевить. Я думаю, они хотят петь, танцевать и хлопать в ладоши. Да, часть меня хотела бы вернуться и сыграть в мюзикле».

Сам по себе Армитидж очарователен, остроумен и много смеется. Он также привлекательно скромен, преуменьшая свою известность в очень британской манере. «Я выхожу из дома едва умытым и выглядя довольно неряшливо в надежде, что меня никто не узнает. И тут кто-то меня окликает и говорит: “Вы мне так понравились в «Незнакомке»”, и это действительно греет мне сердце. Но я также думаю: “О Боже, мне следовало хоть причесаться. Я же выгляжу ужасно!”».

Это кажется очень далеким от того угрюмого образа, который ему часто навязывают. «Меня часто просят изображать страдания, – говорит он. – Не знаю почему, ведь я вовсе не страдалец! Но продюсеры спрашивают: “Сыграешь эту ужасно несчастную роль?”»

Другой тип роли, на которую неизменно приглашают Армитиджа, – это герой боевиков. Видит ли Армитидж себя в этом образе мачо? «Я никогда не видел, но каким-то образом индустрия видела. Я самый миролюбивый человек, которого вы когда-либо встречали, но меня всегда просили наставить на кого-нибудь пистолет и дать кого-нибудь в морду, что всегда сбивало меня с толку. Должно быть, я источаю этот аромат насилия!

Думаю, это как-то связано с моим телосложением, и, возможно, у меня довольно сердитое лицо. В другой вселенной есть версия меня, беззаботного комедийного актера из ромкомов. Но в этой вселенной я тот самый герой боевика».

Тем не менее, легионы его поклонников могут быть разочарованы новостью о том, что актер сдает свои полномочия героя боевика. «В этом году мне исполняется 50, и я думаю, что, может быть, я больше не буду снимать рубашку и раздавать тумаки. Думаю, в ближайшее десятилетие я смогу предложить нечто другое».

Значит, он может подтвердить, что это официально: он больше не будет снимать рубашку? «Совершенно верно – если только эта роль не требует отвисшей груди и толстого живота!»
 

Britu 77 0 дядя Ваня, Чехов, Астров
Оставить комментарий
avatar
Вверх