Мальчишник в лесу
Boyz in the wood
Опубликовано в "Radio Times", 7-13 октября 2006. Автор John Naughton, перевод sharonalee

Сканы / фото

Система Orphus

Забудьте мужчин в трико - этот Робин Гуд, как выяснил Джон Нотон, - вполне современный разбойник

Если вы отправитесь в лес сегодня, вас ждет большой сюрприз. Роскошная экранизация "Робина Гуда" от ВВС ценою в 8 миллионов фунтов, последняя версия непреходящей легенды, будет транслироваться в самое пиковое время - субботним вечером. Более того, сериал обещает показать всем знакомую историю так, чтобы она была близка современному поколению.

Трико - на помойку, в дело вступает стиль милитари. Славные товарищи Робина Гуда теперь называют себя разбойниками, Мэриан, если верить слухам, давно уже не дева, сам Робин тщеславен, заносчив и, возможно, страдает от посттравматического стресса, а монах Тук и вовсе потерялся где-то в процессе.

Такой переворот будет сложно воспринять тем, кто вырос под задушевного "руки-в-боки" Эррола Флинна, черно-белого франта Ричарда Грина - не говоря уж о сомнительных стрижках Майкла Прайда, Джейсона Коннери и Кевина Костнера и множестве скетчей, пародий и ремейков, которые за все эти годы вдохновила знаменитая легенда. Но авторский дуэт, стоящий за проектом ВВС - сценарист Доминик Мингелла (брат кинорежиссера Энтони Мингеллы) и продюсер Фоз Аллан - настаивают, что только так в Робина сможет поверить новое поколение зрителей.

"Наш офис превратился в настоящее святилище "Робина Гуда", - рассказывает Мингелла жарким летним днем на съемочной площадке в Венгрии, которая заменяет Шервудский лес. - У нас есть DVD, мультфильмы, книжки, комиксы. Мы окунулись во все это, затем вышли в другую комнату и сказали: "Так, а какой будет наша версия?"

Таким образом, получился более продуманный и неоднозначный "Робин Гуд", который сможет удовлетворить не только юных зрителей сражениями на мечах и головоломными трюками, но и предложить интеллектуальные и - подумать только - политические темы для размышления взрослой публики.

"Мы постарались задать сериалу реальный и вместе с тем остроумный тон, - добавляет Аллан. - Я думаю, именно такое повествование апеллирует как к взрослым, так и к детям."

Сумеет ли сериал успешно заменить "Доктора кто" в субботний прайм-тайм зависит от того, как публика воспримет относительно неизвестного Джонаса Армстронга в роли Робина. Ирландец по происхождению, Армстронг всего три года назад окончил Королевскую академию драматического искусства и получил роль, обойдя сотни кандидатов (среди которых, если верить таблоидам, был и Робби Уильямс).

Армстронг явно в восторге от идеи современной интерпретации старинной легенды, в том числе и от решения отказаться от зеленых чулок.

"Я был счастлив и смог вздохнуть с облегчением, - смеется он. - Когда я играл в школьной команде по регби, надо мной постоянно смеялись из-за моих ног. Одна девушка сказала: "Я думаю, он довольно симпатичный, но я ни за что не пошла бы с ним на свидание, потому что у него слишком худые ноги."

Однако Армстронг - не единственный красавчик в сериале, потому что Ричард Армитидж, пленивший множество женских сердец с тех пор, как появился на экранах в роли промышленника Джона Торнтона в сериале "Север и юг", будет играть подлого Гая Гизборна, подельника шерифа Ноттингемского.

Армитидж с удовольствием примерил на себя роль злодея, однако, как и Робин, столкнулся с костюмными проблемами. "Ребята не устают потешаться над моим костюмом, - объясняет Армитидж. - Он состоит в основном из черной кожи, и они говорят, что я похож на Алвина Стардаста. Я предпочитаю думать, что в нем я скорее напоминаю Хью Джекмана в "Людях Икс", но их невозможно переубедить."

Будучи основным орудием жёсткого правосудия шерифа, Армитидж озабочен тем, чтобы сериал обрел правильный баланс между легким испугом (вроде детишек в противогазах из "Доктора кто") и чрезмерной жестокостью. Среди сцен, отражающих тенденцию сериала к насилию, - шериф, вырезающий своим жертвам языки, и Гизборн, убивающий отца на глазах у сына.

"Сложно рассказать историю, не показывая сцен насилия, - оправдывается Армитидж, - но так как это детский сериал, нужно быть осторожными."

События сериала разворачиваются на фоне возвращения Робина Гуда из крестовых походов, где он был телохранителем Ричарда Львиное Сердце. Робина везде сопровождает слуга Мач, которого играет Сэм Троутон - внук Патрика Троутона, который первым сыграл Робина Гуда на телевидении.

"Робин возвращается с войны не таким наивным, каким уходил, - объясняет Троутон, - он сломлен."

Недавние военные операции на Ближнем Востоке являются, по словам Мингеллы, еще одной причиной, по которой очередная история о Робине Гуде будет актуальна в наше время.

"Наша страна очень долго была безучастной, но сейчас это начинает меняться, - утверждает он. - Войны пробуждают к действию, и людям хочется видеть героев, которые пытаются что-то предпринимать. Робин отлично вписывается в этот настрой."

Гордон Кеннеди, знакомый зрителям по сериалу "Красный берет", предложил похожую параллель, рассуждая о своем персонаже Маленьком Джоне.

"Я играю главаря дикарей, - объясняет он. - Это вам не эксцентричные развеселые лесные разбойники. Там, где они живут, не живет никто, это как-будто окраины Багдада. Туда просто так среди ночи не пойдешь."

Мингелла отмечает, что хотя некоторые из его изменений могут разъярить консервативных поклонников, самое спорное из них - отказаться от монаха Тука - было самым необходимым.

"Ответ прост - у нас было слишком много персонажей, - отвечает он, явно устав каждый раз опровергать утверждения, будто решение было принято из-за политкорректного нежелания показывать монаха-толстяка. - Если нам дадут второй сезон, мы определенно рассмотрим возможность добавить в сериал этого персонажа."

Аналогично, решение поменять Деву Мэриан на просто Мэриан было полностью целесообразным, считает Люси Гриффитс, 19-летняя актриса, которая исполняет роль: "По сюжету Мэриан 21 год, - улыбается она, - и в то время она считалась бы слишком старой чтобы называться девой."

Между тем Кит Аллен, "enfant terrible" со стажем, откровенно веселится при мысли, что молодое поколение возненавидит его в обличье шерифа Ноттингемского.

"Священная миссия телевидения - удержать у экранов всю семью, - размышляет Аллен. - И я думаю, что это прекрасно, если родители маленьких детей смогут посмотреть вместе с ними "Робина Гуда" прежде чем идти в паб".

После небольшой задержки в августе, когда из офиса компании в Будапеште были украдены записи с отснятым материалом (позже они были обнаружены полицией), "Робин Гуд" наконец-то готов продемонстрировать зрителям рискованную интерпретацию истории, которая постоянно менялась с тех самых пор, когда баллада "Робин Гуд и монах" увидела свет в 1450 году.

"Я думаю, людям нужна история о парне в лесу, который хорошо стреляет из лука, и о злодее в замке, который собирает слишком большие налоги, - предполагает Мингелла. - Во всем остальном эта история может меняться как угодно".

Хит или миф

Какие из излюбленных клише о Робине Гуде перекочевали из легенды в новый сериал? Наш журнал прошелся по списку вместе с Домиником Мингеллой.

Встретятся ли Робин Гуд и Маленький Джон на узком речном мосту? Нет. У нас они встретятся иначе, и к тому же в этой серии происходит нечто настолько ужасное, что веселая драка была бы здесь совершенно не к месту.

Будут ли разбойники общаться между собой посредством плохого подражания птичьим голосам? Почти никогда. Пару раз свистнут, но никаких рожков и нелепых перекличек.

Расщепит ли Робин древко стрелы своего соперника на состязании лучников? Нет, но у нас будет состязание лучников, и Робин поможет кое-кому его выиграть. У нас отличные лучники. Наш мир на 90 процентов - реальность и на 10 - фантастика, но без невероятной стрельбы из лука это был бы уже не "Робин Гуд".

Увидим ли мы, как толпа скандирует: "Да здравствует король Ричард, долой короля Джона!"? Нет. Наши парни поддерживают короля и неоднозначно относятся к его решению отправиться на войну, но они верят, что когда он вернется, все в Англии заживут хорошо. Короля Джона нет. Его представляет шериф Ноттингемский.

А как насчет распевания песен на лесных лужайках? Нет. Мач хотел бы исполнить песню-другую, но Робин ему не позволяет.

А будет ли кто-то шлепать себя по бедрам и восклицать: "Разрази меня гром!" Нет, нет и нет. Большую часть времени они будут говорить на достоверном средневековом языке, мы стараемся избегать фальши.

Разбойники хоть раз неожиданно вылетят на поляну, держась за ветки? Нет. Будет момент, когда Робин полетит вниз с бортика окна, но никаких веревок. Или веток.

Будет ли момент, когда приспешники шерифа, закованные в тяжелые латы, посыпятся друг на друга на спиральной лестнице и тем самым позволят сбежать Робину и его друзьям? Не совсем, но нечто подобное будет.

Робин хоть раз переодевается в старика? В сериале есть много моментов с маскировкой и переодеваниями, но нет, в старика он не переодевается ни разу.

А будет ли момент, когда стрелы вонзаются в ствол дерева за дюйм от чьей-то головы? Да. Определенно. В каждой серии. Это наш коронный номер.

Бойцовский клубъ

Автор: Бенжди Уилсон

Как товарищи Робина учились средневековым боевым приёмам

Само собой разумеется, что разбойник только тогда может называться разбойником, если он сумеет постоять за себя в потасовке. Поэтому за две недели до начала съемок основной актерский состав сериала был отправлен в "Академию Гуда", будапештский тренировочный лагерь, призванный превратить их в закалённых бойцов. Верховая езда, бои на мечах, свободная борьба (по сути, обычная драка), и, разумеется, стрельба из лука - всё это изучалось и оттачивалось в академии.

Наш журнал прибыл в академию в последний день тренировок. Присутствуют Маленький Джон (Гордон Кеннеди), Мач (Сэм Троутон), Уилл Скарлет (Гарри Ллойд) и сам Робин (Джонас Армстронг), а также Алан из долины (Джо Армстронг, сын актера Алана Армстронга), несмотря на волдыри после предыдущей тренировки. На них одинаковые спортивные костюмы, наколенники и перчатки, и они похожи скорее на заключенных, чем на новобранцев. Но любые предположения, что это может быть шутка, отметаются, когда появляется постановщик трюков Бела Ингер с выбритой головой и мрачной миной на лице, которым можно бурить скважины. Унгер - квалифицированный пятиборец (бег, фехтование, стрельба, плаванье, бег с препятствиями), и является профессионалом в большинстве дисциплин, преподаваемых в "Академии Гуда". Он 30 лет занимается постановкой трюков, и сражения на мечах - это его конёк. Когда он приглашает своих учеников в зал для тренировочных боев, каждый из них полон энтузиазма.

После разминки, которая помогает усовершенствовать баланс и скорость реакции, ребята достают простые деревянные мечи. По команде Унгера в зале появляются трое практически одинаковых с лица лысых венгра и начинают оттачивать с актерами основные приёмы - выпады и парирование, нападение и отступление. Вскоре деревянные мечи заменяются более тяжелыми металлическими, и комнату заполняет звон ударов металла о металл.

Дайте группе парней мечи, и вы можете представить, что получится. Движения становятся всё более свободными. Воображаемые убийственные удары наносятся с криками и выкрутасами. Самым способным ученикам выдаются деревянные щиты с целью попрактиковать удар щитом в лицо. Еще больше восторгов вызывает момент, когда им выдают "именное" оружие. У Робина, разумеется, изящно вырезанный лук (хотя, отметят пуристы, это не классический английский большой лук). Маленький Джон между тем получает на руки посох и учится колотить злодеев обоими концами этой огромной палки. Превосходная алебарда [топор с длинной ручкой и наконечником копья] и широкий меч получают Мач и Уилл, и тоже начинают отрабатывать свои приёмы.

Стоит ли говорить, что в тренировках присутствует дух соперничества. "Это не тренировки... Это соревнование", - говорит Гарри Ллойд. Он утверждает, что является лучшим наездником. "Но он совсем не умеет стрелять из лука," - парирует Джо Армстронг. Когда мы спрашиваем у Джонаса Армстронга, он же Робин, кто лучше всех стреляет из лука, он отвечает: "А вы как думаете?"

Forget men in tights – this Robin Hood is a thoroughly modern outlaw, as John Naughton discovers

If you go down to the woods today, you’re sure of a big surprise. BBC1’s lavish ?8 million adaptation of Robin Hood, the newest version of England’s most enduring folk tale, is aiming for the high ground of Saturday-night primetime, and is taking no prisoners as it attempts to make the story relevant for a younger generation.

Tights are out; combat trousers are in. The Merry Men have changed their name to the Outlaws. We’re not ones to gossip, but Marian is, apparently, no longer a maid. Robin is vain, arrogant and might possibly have post-traumatic stress disorder. And Friar Tuck has gone missing in action.

It’s a lot to take in for those brought up on the thigh-slapping heartiness of Errol Flynn, or the dashing black-and-white heroics of Richard Greene – not to mention the duelling dodgy haircuts of Michael Praed, Jason Connery and Kevin Kostner, and the scores of skits, spoofs and spin-offs the legend has inspired over the years. But the creative duo behind the project – writer Dominic Minghella (brother of film director Anthony) and producer Foz Allan – are convinced it’s essential to make Robin believable to a new generation of potential fans.

"We have a shrine at our production office of all things Robin Hood,” explains Minghella on a scorching summer’s day at the set in Hungary, which is standing in for Sherwood Forest. "There’s loads of stuff there: DVDs, cartoons, books, comics. We immersed ourselves in everything, then went to another room and said, ‘Right, what’s our version?’”

What is emerged is a more robust and ambiguous Robin Hood; one that satisfies its younger audience with swordplay and stunts while offering something slightly more cerebral, even – whisper it – political, for adults.

"The tone is real world but witty,” adds Allan. "I think it’s intelligent storytelling that doesn’t patronise either adult or child.”

Central to its chances of successfully filling the Doctor Who slot on Saturday nights will be how audiences take to the relatively unknown Jonas Armstrong as Robin. The Irish-born Armstrong, who graduated from Rada just three years ago, landed the role ahead of hundreds of hopefuls (including, if tabloids reports are to be believed, Robbie Williams).

Armstrong is clearly enthused by the modern relevance of Minghella’s interpretation, not least the decision to ditch the green hosiery.

"I was delighted and relieved,” he laughs. "I used to get the mickey taken out of me all the time when I played rugby at school because of my legs. One girl said, ‘Oh, I think he’s quite good-looking, but I’d never go out with him cos he’s got so skinny legs.’”

Armstrong is unlikely to be the show’s only potential heart-throb given that Richard Armitage – source of many female palpitations since his appearance as mill owner John Thornton in North and South – will be playing the villainous Guy of Gisborne, the Sheriff of Nottingham’s sidekick.

Armitage has enjoyed slipping into the character of his first small-screen bad guy, a role that, like Robin’s, is not without its wardrobe issues. "I’ve had a lot of stick from the lads for it,” explains Armitage. "There’s lots of black and leather, and they say I look a bit like Alvin Stardust. I prefer to think it’s more Hugh Jackman in the X-Men movies, but they’re having none of it.”

As chief dispenser of the Sheriff’s rough justice, Armitage is conscious of the programme’s need to strike the right balance between acceptable teatime fright (a la Doctor Who’s "Are you my mummy?”) and over-the-top violence. Scenes that reflect the new series’ willingness to pull fewer punches include the Sheriff cutting out his victims’ tongues, while Gisborne is seen killing a man in front of his son.

"It’s very difficult to tell the story without the violence,” reasons Armitage. "but it’s a kids’ show, so you have to be careful.”

The backdrop of his bloodshed is that Robin Hood has recently returned from the Crusades where he was a bodyguard to Richard the Lionheart. With him is his servant, Much, played by Sam Troughton, grandson of Patrick, the first man to play Robin Hood on TV.

"Robin’s lost a lot of his innocence because he’s fought in a war,” explains Troughton, "and so he has this damaged side to him.”

Recent excursions to fight in the Middle East also feature in Minghella’s explanation of why now is the right time for a new Robin Hood.

"I think as a country we’ve been apathetic for a long time, but that’s starting to change,” he argues. "Wars are always galvanising, and I think people now want to see heroes who are trying to do something. Robin fits in with this new mood.”

Gordon Kennedy, familiar to fans of Red Cap, suggests a similar parallel for his interpretation of Little John.

"I’m the head of a band of savages,” he explains. "They’re not this quaint, jovial group of robbers. Where they live is like the badlands, it’s like outside the Green Zone in Baghdad. You just don’t go there at night.”

Minghella points out that while some of his updates to the story might outrage die-hard fans, the most controversial – to drop Friar Tuck – was also the most conventional.

"It’s simply that we had too many characters,” he replies, clearly weary of countering claims that the decision was motivated by a PC reluctance to titer at the tubby. "If we’re commissioned for a second series, we’d definitely consider adding him.”

Similarly, the decision to change Maid Marian so simply Marian makes practical sense according to Lucy Griffiths, the 19-year-old novice who plays her. "Marian’s meant to be 21,” she smiles, "and in those days that would be considered quite old to still be a maid.”

Meanwhile, veteran enfant terrible Keith Allen is revelling in the possibility of becoming a hate figure for a new generation in the guise of the Sheriff on Nottingham.

"It’s part of the religious axis of entertainment to keep families together,” Allen muses. "I think it’s wonderful that parents of young children will be at home watching Robin Hood before going to the pub.”

After a small setback in August when some master tapes were stolen from the company’s offices in Budapest (they were eventually recovered by police), Robin Hood is now set fair to make a bold reinterpretation of a story that has been changing constantly ever since the ballad Robin Hood and the Monk made its first appearance in 1450.

"I think you do need a guy in the woods who’s brilliant at archery and who’s interested in redistributive justice, plus a bad guy in the castle who’s collecting too many taxes,” Minghella speculates. "But, beyond that, it can be whatever you want.”

HIT OR MYTH

Which of the legend’s much-loved cliches have made it into this version? RT ran through the list with Robin Hood writer Dominic Minghella

Will Robin fight Little John with a staff on a narrow bridge over the river? No. We had a different version for their meeting and we had something so horrible going on in the episode that a jolly fight was entirely inappropriate.

Will the Outlaws (formerly the Merry Men) communicate with subtly disguised bird calls? Almost never. Now and then there’s a whistle, but there’s no horn and there’s no daft calling.

Will Robin split the shaft of a rival’s arrow in an archery competition? No, but we do have an archery contest and Robin actually helps someone else win it. We have incredible archery. Our world is 90 per cent grounded in reality and 10 per cent fantasy, but without ridiculous archery it wouldn’t be Robin Hood.

Do we ever hear crowds shout, "Long live King Richard, down with King John”? No. Our guys are supportive of the king and ambivalent about his decision to go to war, but they believe when he comes back all will be well in England. There’s no King John. The Sheriff of Nottingham represents him.

Will we hear sing-songs in dappled woodland glades? No. Much would like to take time out for a song, but Robin never lets him.

Does anyone ever slap his thigh and say "Zounds”? No, and no again. Most of the time they talk in believable medieval and we’re trying to avoid faux-medieval.

Do the Outlaws ever arrive unexpectedly in a glade by swinging on a vine? No. There’s a little bit of Robin dropping down from a window ledge, but no ropes. Or vines.

Do the Sheriff’s men, heavily clad in armour, ever get in each other’s way on a spiral staircase and thus allow one of Robin’s gang to escape from their clutches? Not exactly, but the flavour of that is definitely there.

Does Robin ever disguise himself as an old man? There’s a lot of disguise, but I don’t think we have him as an old man.

Will any arrows land with a thud in a tree trunk inches from someone’s head? Yes. Absolutely every episode. That’s our stock in trade.

YE OLDE FIGHT CLUB

by Benji Wilson

How Robin’s men learnt those medieval fight moves

It hardly needs saying that any outlaw worth his salt has got to be able to handle himself in a ruckus. And so, in the two weeks leading up to filming, the lead actors were put through the "Hood Academy”, a Budapest boot camp designed to turn them into hardened warriors. Horse riding, sword skills, free-fighting (punch-ups, essentially), and of course archery were all taught and honed in order to make sure that every bish, bash and bosh is convincingly delivered.

RT joins the Academy on its final day. Little John (Gordon Kennedy), Much (Sam Troughton), Will Scarlet (Harry Lloyd) and Robin himself (Jonas Armstrong) are all present, while Alan-a-Dale (Joe Armstrong, Alun’s son) takes part despite having a blister. In matching tracksuits, knee-pads and gloves, they look more like prisoners than yeomen. But any suggestion that this might be a joke is dispelled by the arrival of stunt co-ordinator Bela Inger, who has a shaved head, a grizzled mien and a face you could drill for a coal with. Unger’s background as a modern pentathlete (running, fencing, shooting, swimming, showjumping) means he’s adept at many of the skills taught at the Hood Academy. He has been a stunt co-ordinator for 30 years and fighting is his thing. When he calls his pupils indoors for sword training, each one is rapt.

After a warm-up to help balance and reactions, makeshift wooden swords are dealt out. At Unger’s command, three more identikit bald Hungarians appear and begin taking their charges through some basic drills – lunging and parrying, advancing and retreating. The wooden swords are soon replaced with heavier metal ones, and the sound of metal cashing into metal fills the air.

Now, give a group of boys some swords and you can guess what happens next. The moves become more expansive. Imaginary killer blows are delivered with shouts and flourishes. The quicker learners are given wooden shields to perfect the "shield smash” to the face. Most excitement is reserved for when they get their "signature” weapon. Robin, of course, has a beautifully carved bow (though not, purists will note, a classic English longbow). Little John, meanwhile, has a staff, and gets tuition in the art of bashing baddies with both ends of a big stick. An exquisite halberd [a long-handled axe that’s topped with a spearhead] and a broadsword also appear for Much and Will so each of them can work on their moves.

Needless to say, there’s a bit of rivalry. "It’s not training… It’s a competition,” says Harry Lloyd. He claims to be the best horseman. "But he’s rubbish at archery,” Joe Armstrong counters. But ask Jonas Armstrong, aka Robin, who’s the best at archery… he replies: "Who do you think?”

sharonalee 2122 3 article, Robin Hood
3
avatar
1 Britu • 12:55, 18.11.2012
Согласна с Ричардом, что в этом костюме он напоминает Росомаху из Людей Х. )))))
avatar
Вверх