Дамы, берегитесь!
Richard Armitage: Ladies beware
Опубликовано в "The Independent", 19 апреля 2006. Автор Sarah Shannon, перевод sharonalee
Система Orphus

Сериал "Север и юг" превратил Ричарда Армитиджа в секс-символ. Теперь он играет Клода Моне еще в одном мини-сериале.

В поле зрения обычных зрителей Ричард Армитидж вошел самоуверенной мужественной походкой в роли Джона Торнтона, мрачного промышленника из костюмного сериала ВВС "Север и юг". Женское население всей средней Англии сходило с ума, завидев этого сильного, но тихого героя. Они начали нехарактерно себя вести - регистрировались на форумах, где восторженно расписывали прелести РА - именно так они начали называть 34-летнего актера. В итоге число сообщений достигло пугающих цифр, и ВВС закрыла форум, посвященный "Северу и югу". Не утратив присутствия духа, поклонницы, назвавшиеся Армией Армитиджа, организовали свой собственный веб-сайт.

Следующая роль Армитиджа - в мини-сериале "Импрессионисты". Он играет Клода Моне, и весь сюжет вертится вокруг него, рассказывая историю молодого французского художника, его друзей Ренуара, Дега и Сезанна, их войны с влиятельными кругами парижских живописцев и попыток добиться признания своими революционными художественными методами. Какой будет реакция Армии Армитиджа на эту новую роль? Вряд ли всклокоченный парик и креативная бородка художника вызовет такую же реакцию, как великолепный мистер Торнтон.

Во плоти Армитидж - само очарование. Это высокий (галочка), темноволосый (галочка) и красивый (галочка) обладатель пронзительно голубых глаз (две галочки). Дамы, ваши восторги не беспричинны. Он говорит, что принял решение не посещать форумы, созданные в его честь. "Когда состоялась премьера "Севера и юга", я заглянул на пару сайтов, - признается он. - Но не более того. Мне известно, что так можно поверить в образ, создаваемый в медиа. Я не хотел думать о ролях с позиции поклонников - понравится ли им или они будут разочарованы?"

То есть, он мог и отказаться от парика Моне?

"Я об этом особо не думал, если честно. Наверное, всклокоченные волосы и смешная бородка не очень привлекательны, но когда изображаешь реально существовавшего человека, выбирать не приходится."

Я не могу не процитировать ему одно сообщение с форума, - оду, написанную в его честь: "На английских дам нашло / Что-то вроде паралИча / Мужья плачут, дамы стонут / На экране Ричард!"

"Нееееет, - стонет он и выглядит при этом крайне смущенно. - Я вот чего не понимаю - я же не придумал этого персонажа. Думаю, все внимание достается мне, потому что автор мертв. Будь Элизабет Гаскелл жива, они бы, наверное, ей писали." Да ну? Что-то сомневаюсь, что жена священника из Манчестера смогла бы вдохновить столь страстные поэтические изыски.

Однако кроме очаровательной скромности Армитидж демонстрирует и деловую жилку, когда говорит об "эффекте Торнтона". "Мне это очень поможет получать роли в будущем. Если у актера есть поклонники, у него больше шансов получить роль. Эта роль определенно добавила мне известности, теперь люди знают, что я могу исполнять определенный тип ролей. Для меня это открыло какие-то двери, хотя большая часть все еще осталась закрытой, а за этими дверьми есть другие двери... Например, мне бы очень хотелось больше работать в кино."

А "Армия Армитиджа" между тем уже вышла за границы Великобритании. Гостевая книга его веб-сайта пестрит восторженными сообщениями из Японии, России, Австралии, США и других стран по мере того, как сериал продают для трансляции за рубежом. Также на сайте - сообщение от самого Армитиджа, в котором он благодарит поклонников за поддержку и предупреждает, что все присланные подарки он передаст в местный приют. Самый запоминающийся подарок - огромное розовое одеяло, которое крючком связала поклонница из Германии, также приславшая варенье и мед. "Это одеяло долго грело колени моего агента, пока я наконец не забрал его себе," - ухмыляется он.

Армитидж утверждает, что когда женщины подходят к нему на улице, он, скорее замкнут, чем застенчив. Но без визуальных подсказок в виде цилиндра и галстука Торнтона его чаще всего просто не узнают. Что удивительно, он никак не воспользовался тем фактом, что у него есть тысячи поклонниц. Он явно что-то упускает. "Сейчас в моей жизни никого нет, хотя я был недавно на паре свиданий, - говорит он. - Вообще я немного отшельник, я довольно скучен на самом деле, - он поднимает встревоженный взгляд. - Наверное, я создаю впечатление абсолютного неудачника."

Этот "неудачник" вырос в деревне в Лестершире, в детстве был самым обычным ребенком с тягой к интересным историям. В городе Ковентри он учился в театральном училище, затем работал в цирке, чтобы получить карточку актерского профсоюза, после чего работал в более традиционном местном театре и получил классическое образование в Лондонской академии музыки и театрального искусства.

Именно в академии он увидел объявление о наборе высоких мужчин для ролей лётчиков-истребителей в фильме "Звездные войны: Призрачная угроза". "Я невероятно нервничал на съемках и произнес свою единственную реплику с большим старанием. И всё думал, почему съемочная группа на меня так странно смотрит. Только когда я посмотрел фильм, то понял, что мой голос прогнали через компьютер. В фильме я появляюсь в белой форме, и лицо у меня закрыто."

Еще одно воспоминание со съемок "Звездных войн" - то, как он флиртовал с привлекательной молодой актрисой, которую принял за Натали Портман. Она вежливо кивала, когда он называл ее Натали снова и снова, и только когда ее позвали на съемочную площадку, он понял, что это была дублерша Портман, никому не известная британская актриса по имени Кира Найтли.

Для "Импрессионистов" консультирующий художник научил Армитиджа и других актеров правильно держать кисть и рисовать перед камерой. "Моне напоминал дирижёра - он держал кисть в ровной руке и писал широкими мазками." Воспользовавшись перерывом в лихорадочных съемках в Провансе и Нормандии, Армитидж посетил Париж и постарался посмотреть как можно больше подлинников Моне. "Все, что я знал о Моне, я знал из принтов на подстаканниках, ковриках и пеналах. Они совершенно не похожи на оригинальные картины. Их настолько часто используют, что перестаешь ценить их как произведения искусства."

В дальнейших планах у нашего сердцееда - роль Гая Гисборна в сериале ВВС "Робин Гуд", показ которого назначен на драгоценное эфирное время - воскресными вечерами вместо фантастического сериала "Доктор кто". И, как и всех многообещающих молодых британских актеров, Армитиджа манит Голливуд. Недавно он прошел пробы на роль агента ЦРУ в пилотной серии нового американского сериала. Армитидж рассказывает об этом прослушивании с приятной долей самоуверенности и скромности. "Я старательно практиковал мой американский акцент, чтобы сыграть свою роль идеально. Когда я закончил читать предложенный отрывок, мне сказали: "Вау! Это было великолепно... А теперь не могли бы вы прочитать этот же отрывок, но с американским акцентом?"

With 'North & South', Richard Armitage became an overnight sex symbol. Now he's playing Claude Monet in a mini-series.

Richard Armitage strode manfully into the public eye as John Thornton, the brooding mill-owner in the BBC period drama North & South. The women of Middle England swooned at the sight of his strong but silent character. They began to behave out of character, logging on to BBC message boards to chatter excitedly about the wonders of RA, as they quickly dubbed the 34-year-old actor. In the end, the volume of chat was too great, and the BBC closed down the North & South message board. Undaunted, the devotees, calling themselves the Armitage Army, set up their own website.

Armitage's next appearance is in The Impressionists. As Claude Monet, he dominates a storyline that follows the young French artist and his friends Renoir, Degas, Cezanne et al as they battle the Parisian art establishment to gain recognition for their revolutionary painting methods. How will the Armitage Army respond to this new part? It's hard to imagine that the artist's straggly wig and creative twirls of facial hair will provoke quite the same response as the magnificent Mr Thornton.

In the flesh, Armitage is charm itself. He is tall (tick), dark (tick) and handsome (tick), with piercing blue eyes (double tick). Ladies, your swoons have not been wasted. He says he has taken the decision not to read the message boards set up in his honour. "When North & South came out, I did have a little look," he admits, "but I stopped quite quickly. I was aware of that thing of believing in your own hype. I didn't want to start thinking that I mustn't do this role or people will be disappointed." Might he not have donned the Monet wig otherwise? "I hadn't thought about that, actually. I suppose it's not that attractive, all that hair and a funny beard, but when you're working from somebody real, you don't really have a say."

I can't resist quoting one example from a message board, an ode written in his honour. "There's been casualties from ovaries exploding/ And an awful lot of thudding!/ Richard only has to start his irresistible brooding/ And we all start imploding!"

"Noooooo," he wails, looking genuinely embarrassed. "What I don't get is that I didn't write the character. I suppose I get the attention because the author's dead. If Elizabeth Gaskell were still alive, they'd write to her, I think." Oh, really? I don't think the clergyman's wife from Manchester would have provoked such panting poetry.

Besides his charming modesty, Armitage does display a strain of business nous when he talks about "the Thornton effect". "It's incredibly useful to future employment. When you already have a following, people are more likely to employ you. The role definitely put me on the map a little bit, so people know I can do a certain type of part. It's opened some doors to me, but there are lots that are still closed - it's circles within circles. I'd love to work more in films, for example."

Armitage Army members are no longer confined to Britain. His website's guest book contains adoring messages from Japan, Russia, Australia, the US and more, as the drama gets sold to broadcasters around the world. The website features a message from Armitage thanking the fans for their support but warning them that any more gifts sent to him will be forwarded to his local shelter. The most memorable gift so far is an enormous pink blanket, hand-crocheted by a woman in Germany, who also sent pots of jam and honey. "That blanket kept my agent's knees warm for a while before I had a chance to pick it up," he says with a wry smile.

Armitage describes himself as reluctant rather than shy when women approach him in the street. But without Thornton's top hat and cravat as a visual clue, he mostly passes unnoticed. Surprisingly, he has failed to capitalise on the fact that he has thousands of admirers. Surely he is missing a trick. "There's nobody in particular in my life at the moment, but I have had a few dates," he says. "I'm a bit of a recluse, a bit boring, really." He looks up, worried. "Am I painting myself as a total loser?"

This non-loser grew up in a Leicestershire village, an ordinary child with a passion for stories. He attended drama school in Coventry and then joined the circus to get his Equity card before taking the more conventional route of touring in local theatre and receiving a classical education at Lamda.

It was there that he spotted a request on the noticeboard for tall men to play fighter pilots in Star Wars: The Phantom Menace. "I got incredibly nervous on the set and delivered my one line very carefully. I wondered why the crew were looking at me strangely, but when I watched the film, I realised my voice was completely computerised. I'm in one of those blooming white outfits with my face covered up."

His other lasting memory from the set was chatting up a beautiful young actress whom he believed to be Natalie Portman. She nodded politely as he called her Natalie over and over again, but when she stepped forward for her scene, Armitage realised she was Portman's body double, an unknown British actress by the name of Keira Knightley.

For The Impressionists, Armitage and his fellow actors received training from an artist on how to hold their brushes and how to paint on camera. "Monet was like a conductor. He painted with quite a straight arm and used bold strokes." The actor took advantage of a gap in the hectic filming schedule in Provence and Normandy to visit Paris and see as many original Monets as he could. "What I knew of Monet came from coasters and place mats and pencil cases. They don't bear any resemblance to the original paintings. They get so overused that you don't appreciate them for the works of art they are."

Next up for this heart-throb du jour is a role as Guy of Guisborne in Robin Hood, a BBC drama that is scheduled to fill the precious Saturday-teatime slot occupied by Doctor Who. And, as with all promising British actors, Tinseltown beckons. He's been to a Los Angeles audition for a role as a CIA agent in a television pilot. Armitage tells a story about his casting session that just about sums up this man's pleasing blend of confidence and modesty. "I'd practised my American accent really hard so I could get the part just right. When I finished reading, the casting people said, 'Wow! That was great... Now would you mind doing it again with an American accent?'"

sharonalee 3357 2 north and south, article, the impressionists
2
avatar
1 ДюймОлечка • 14:57, 28.02.2013
Здорово! Интересно, действительно ли он с таким юмором отвечал на вопросы?
avatar
2 Ksu • 20:07, 02.03.2013
Интересненько! Хм... " я довольно скучен на самом деле"? Как может быть скучен человек, прочитавший  такое количество книг, обладающий незаурядными знаниями и с прекрасным чувством юмора? Видать на свиданиях застенчивость "накрыла" от смущения, а дама не постеснялась в высказываниях.
Очень интересно, о каком американском сериале шла речь и почему не стали снимать (или не стал сниматься)?
avatar
Вверх