Подкаст для Empire Magazinе от 12.06.2020
Empire Podcast #418 Part 1: David Thewlis, Richard Armitage
Опубликовано в "empireonline.com", 12 июня 2020 года. Автор Chris Hewitt, перевод Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

Chris Hewitt: Рад, что к нам в Empire podcast присоединился – в режиме самоизоляции, конечно, ведь мы ответственные – Ричард Армитидж. Как поживаете, сэр?

Richard Armitage: Очень хорошо. Я тут сижу в маленьком форте. В небольшом шкафу.

Действительно так, в смысле, это… Мы ведем видеозапись, поэтому я опишу. Ричард не обманывает. Он в… где?.. Вы сейчас в своей гардеробной? Вокруг вас все в покрывалах?

Ну, я был в гардеробной, но сейчас сменил дислокацию, так что теперь я в коридоре с рейлингами с одеждой и упаковочным покрытием, которое я прикрепил на стены, и подушками повсюду во избежание эха, а также с маленькой модульной LAD-лампой, чтоб хоть что-то видеть [посмеивается]. Но это действительно здорово работает, мне очень нравится.

Так это и есть ваш форт, который вы сами сконструировали.

Да, именно так.

Чтобы вы могли продолжать работу во время самоизоляции.

Ага. С небольшой помощью моих друзей Шона Дули и Джейкоба Дадмена, которые очень помогли мне разобраться, какое оборудование приобрести, и отправили видео, как установить Pro Tools [Аудиозаписывающее программное обеспечение]. Многие актеры оказывают помощь друг другу, чтобы продолжать работать.

Это потрясающе, потому что я брал интервью у многих актеров в последнее время… я также говорил с Розамунд Пайк в подкасте на этой неделе и задал тот же вопрос, знаете, будучи актером, вы обладаете этим побуждением к созиданию, и эту возможность у вас отняли. Вы не можете выйти на сцену, сниматься в кино, сериалах. Поэтому некоторые люди, некоторые актеры, могу себе представить, могут быть в растерянности. Вы же нашли для себя такой замечательный способ выйти из ситуации, записывая эту аудиокнигу – Сборник коротких рассказов Чехова, и создав этот свой маленький форт, и он просто фантастический.

Да, это то, что я… Я занимаюсь этим уже долгое время. И мне кажется, что это дело немного недооценивают. Аудиокниги воспринимают как нечто, чем актеры заполняют перерывы между основной работой, но я с большим удовольствием занимаюсь этим уже много лет. И на самом деле это стало отличной возможностью действительно понять технологию и иметь возможность работать из дома. Сейчас у меня даже в большей степени получились студийные условия, потому что я люблю работать в удобное для себя время и иметь возможность встать в… если мне не спится посреди ночи, я могу пойти в студию и начитывать. Это стало настоящим «спасательным кругом» во время самоизоляции, должен признаться.

Полагаю, это как раз говорит о том, что с этим Сборником в особенности, потому что вы сказали, что записывали аудиокниги и ранее и делали это уже многие годы, но именно в случае с этим Сборником движущей силой были вы. Это был ваш выбор начитать его и ваш выбор историй.

Ну, да, я играл в спектакле «Дядя Ваня» в постановке Йена Риксона в Вест-Энде и во время подготовки прочел множество рассказов Чехова, чтобы получше понять пьесу. И во время прогона вдруг подумал: “А это может оказаться отличной идеей – объединить несколько рассказов в сборник для Audible в связи с пьесой”, потому что я своего рода пребывал в мире Чехова и чувствовал, что люди, которые не смогут увидеть постановку, будут иметь иную возможность услышать кое-что из работ Чехова. А затем, разумеется, случился карантин, театр закрылся. И это стало еще важнее, потому что мы… мы все еще ищем возможность попытаться возобновить эту постановку. Но в данный момент мне показалось хорошей идеей как бы настоять на этом небольшом подсластителе для тех, чьи билеты были отменены и т.д. Просто попытаться поддерживать истории живыми и, понимаете, я люблю Чехова и эти рассказы отличные. Потому так и случилось.

И многие из этих рассказов вы открыли для себя впервые, готовясь к постановке «Дяди Вани», верно?

Некоторые впервые, с некоторыми был уже знаком, как, например, с «Поцелуем», который является моим любимым. Но для работы над «Дядей Ваней» я изучал рассказ «Палата №6», на который пал выбор Audible, и я абсолютно понимаю, почему они его выбрали. Но сама идея психбольницы, врача и пациента, мне казалось, актуальна не только для героя, которого я играл, но ощущается актуальной в условиях нынешнего времени.

Да уж, очень даже.

Я чувствую, что все мы живем в психбольнице, где мы все стали… Все мы считали себя докторами, а внезапно оказались пациентами. Пациентами стационара. Странно, не правда ли?

Так и есть, мы живем словно в рассказе.

Ага.

А вернее, в рассказе, которому, сейчас кажется, нет конца.

Согласен.

Кто б знал.

Пожалуйста, пожалуйста, скажите «конец»!

[Смеется] В смысле вы… Ага, обычно я не делаю такого в интервью менее чем 10 минут спустя, так что… «Прошу, прекратите это!»

Пожалуйста, остановитесь!

«Прошу, избавьте меня от моего жалкого существования!» Но я в восторге от того, как вы это делаете, от вашей техники и подхода к аудиокнигам, которые стали просто потрясающими. Вы воспринимаете их, как нечто полномасштабное, ну, возможно, не полномасштабное, но вы относитесь к ним как к постановке, это настоящий шанс для актера в вас сыграть множество персонажей?

Да, это правда, я никогда не рассматривал это в таком ключе, серьезно. Я просто стал читать и… Одними из первых начитанных мною аудиокниг были сюжеты из сериала «Робин Гуд», когда я в нем снимался, и очевидно у меня была возможность слышать голоса всех героев, поскольку я работал с ними ежедневно. И я подумал, почему бы не подстроиться под каждого из них. С этого все и началось. Это не оказывает должного влияния, если ты просто читаешь текст. Ты должен как бы проникнуть в мир самой истории, и я… Не знаю, какой подход используют другие актеры, но, будучи чтецом, ты становишься режиссером, делаешь постановку сцены, играешь всех персонажей, так что ты руководишь героями так, как ты хотел бы, чтобы они звучали. И ты полагаешься на автора в предоставлении хорошего описания героев, но это то, что мне действительно нравится. И каждый раз, когда я что-то читаю, мое воображение подстегивается. Так что я погружаюсь в свой собственный мирок и играю персонажей. И, между прочим, лично для меня это послужило источником некоторых интересных разработок, потому что я приобрел права на несколько произведений, которые начитывал, и сейчас адаптирую их для телевидения.

Так это книги Джой Эллис, верно?

Книги Джой Эллис, а также «Похищение Энни Торн» СиДжей Тюдор. Всеми этими книгами я был очень увлечен и взял их в… они в стадии предварительной разработки, да.

О, фантастика! Что ж, желаю вам удачи с ними.

Спасибо.

А в отношении… в отношении перформанса, учитывая исполнение множества персонажей в рассказах Чехова, или в романах, которые вы также начитывали, как вы это делаете? Потому что – внимание, полное разоблачение – иногда я почитываю книги жене вслух, просто развлечения ради. И порой между чтением главы проходит несколько дней, и я уже не помню, какими голосами кого имитировал, так что они… крайне разнятся. У вас есть таблица или это инстинктивно происходит, как это работает, как вы не сбиваетесь?

Да, я сталкиваюсь с той же проблемой. Особенно это коснулось, например, книг Джой Эллис, их я начитал семь, и порой между их записью был перерыв в год или полгода. Так что я полагаюсь на продюсера, мол «Я не припомню, как звучал этот герой». Да и сейчас я уже отошел от… знаете, для меня это не повод упражняться в позерстве, как много разных диалектов я могу изобразить. Нынче различие уже больше в тональностях, ориентация на звучание речи, ведь иногда изобилие акцентов может отвлекать слушателей [истину глаголешь, Ричард, в РиД был явный перебор и не в ту степь]. Так что с годами исполнение стало чуть менее нарочитым и это тоже непросто, потому что… обычно я представляю себя в качестве одного из озвучиваемых, поэтому для героя, от лица которого идет основное повествование, я использую свой собственный голос. Потому что обычно ты начитываешь и комментируешь. Ты также являешься голосом автора, поэтому вроде как должен жить в этом пространстве. Но используя программу Pro Tool, я делаю заметку при первом появлении персонажа, так что… Прежде чем научиться это делать, я оставлял пометки в книге, дающие представление о звучании голоса и легком акценте, который выбрал. Так что да, приходится делать заметки.

Как интересно. Я думал, может, у вас есть записи, целый набор записей, вы просто быстренько прослушиваете одну из них, освежаете в памяти, как звучал «тот парень», и двигаетесь в бой.

Ну, честно признаться, я также… Часто я просто помню, потому что книги, которые я начитываю, очень качественно написаны. Обычно вспоминаются использованные ранее голоса. Особенно если они не слишком надуманные, если они возникают инстинктивно, как ответ на прочитанное, этот инстинкт сработает снова, когда возвращаешься к дальнейшему чтению. В случае с Чарльзом Диккенсом – Диккенс идеальный пример того – он… Его описания героев настолько исчерпывающие, что голоса… Мне не приходилось планировать и думать ни об одном из них, они просто возникали по ходу чтения его описаний, и…

Интересно.

И это гениально.

Итак, расскажите мне о рассказах Чехова, которые вы выбрали. Их шесть в сборнике?

Их… шесть [посмеивается], и я достаю свои заметки, иначе ошибусь.

Вы их уже забыли, Ричард, что происходит?

Один у меня вечно выпадает. Итак, вот они: «Палата №6», «Поцелуй», «Невеста», «Черный монах», «Соседи» – не путать с австралийской мыльной оперой, и «Студент». Все они были выбраны мной и Йеном Риксоном, который режиссировал постановку Чехова, потому что я составлял список наших любимых рассказов и спрашивал его: «какие из рассказов нравятся лично тебе?». Поскольку я думал, будет хорошо услышать его мнение на этот счет. Он дал мне свой список, и некоторые рассказы совпали с моим, так что там были и не знакомые мне и те, что я уже читал. Собственно так у меня и сложился список сборника.

И для обывателей, подобных мне, которые могут знать только такие вещи как чеховское ружье, понятие "чеховское ружье" с точки зрения того, как это связано с кинематографом, и, разумеется, то, что Чехов был в "Звездном пути" – это другой Чехов, но мы можем поговорить и о нем... Что такого есть в Чехове, что вызвало у вас такую взаимосвязь?

Меня познакомили с ним, когда я учился в театральной школе. Мы ставили “Вишневый сад” на третьем курсе и... Знаете, когда изучаешь актерское мастерство, обращаешься к Чехову, потому что в действительности работа, которую мы делаем, будучи современными актерами, уходит корнями к той театральной школе, над которой Станиславский и Чехов вместе работали, чтобы создать новую форму драмы, основанной на своего рода натурализме, продиктованном не сюжетом, а скорее персонажами и тем, как они сосуществуют. И что я люблю в Чехове, так это то, что он не слишком вмешивается и не манипулирует персонажем, чтобы пытаться передать вам сообщение. Он создает персонажа, а потом позволяет ему жить на странице. И то же самое он делает в рассказах. Он скорее наблюдает за жизнью, нежели навязывает мнение или политическую позицию. Вообще-то его критиковали всю жизнь, потому что другие писатели понимали, что он никогда не высказывал своих взглядов на что-либо, и в этом, собственно, он весь. Знаете, большую часть своей жизни он был врачом, а свободное время посвящал своему хобби – писательству. Есть такое известное его высказывание: "Медицина – моя жена, а литература – моя любовница". Понимаете, он видел в ней своего рода флирт с чем-то. И кстати, пьес у него меньше, чем рассказов, но он дает нам нечто... Он творил более 120 лет назад, но он дает нам нечто, понимание нашей жизни с оглядкой назад на исторического писателя, такого как Чехов. Но его наблюдения за человеческим состоянием и духом такие блестящие. Они смешные, трагичные и мотивирующие. Так что да, я глубоко тронут ими и ловлю себя на том, что смеюсь над ними, потому что они как бы далеки от современного общества, но совершенно уместны. Это очень длинный ответ на короткий вопрос. Простите.

Нет, все хорошо, все в порядке. Я думаю, вы полностью раскрыли суть. Но когда люди слышат имя Чехова, мне кажется, они предчувствуют, что это будет тяжелая работа, тяжкое бремя, все будет сложно и довольно мрачно.

Я думаю, что это… Ну, таково традиционное восприятие того, что мы знаем о Чехове, а на самом деле… откровение глуб… игры в «Дяде Ване» наступило в ту минуту, когда мы представили его на суд аудитории – прежде всего потому, что у нас Тоби Джонс играет Дядю Ваню, так что все уже начиналось с некоего оживления, что это была абсолютная несомненная комедия. С той самой минуты, как началась пьеса. И никто из нас не понял, что это была за пьеса, и я думаю, что, обнаружение этого слегка циничного юмора и, знаете, наслаждение человеческой слабостью, я думаю, что это та Суть в Чехове, которую я искал, а не страдания. Потому что он пишет в то время, которое было тяжелым для его класса, и, знаете, он был очень мобильным, довольствуясь малым, и поэтому его наблюдения за буржуазией были довольно едкими. И его за это критиковали. И он очень критиковал свою профессию врача, поэтому... я не знаю, он... Это больше похоже на то, как обычный человек пишет о таких же обычных людях, а не интеллектуал выдает какое-то умное заявление на этот счет. Я думаю, именно поэтому для меня все это так свежо.

И на противоположной чаше весов, переходя от Чехова далее… Вы упомянули Тоби Джонса, очевидно, вы оба были в первом фильме «Капитан Америка». Но вы никогда не появлялись на экране вместе.

[смеется] Не появлялись.

Итак, вы делились опытом на репетициях, в раздевалках?

На самом деле нет. Я имею в виду, я... очень жаль, что мы никогда не встречались, но такова природа съемок, что зачастую вы порознь. Что меня больше всего удивило – а в театре имеется такая странность... знаете, после спектакля часто выходишь к черному входу, приветствуешь поклонников, если тебе повезет… Так вот мне протягивали множество фотографий Торина Дубощита, и тут я понял, что Тоби стоит рядом со мной и подписывает фотографии Добби, домового эльфа. Я говорю: «Я и не подозревал, что ты играл этого персонажа». И все вдруг приобрело смысл, и я понял... и я начал представлять анимацию и видеть его, и потом вечером на сцене я часто оглядывался и видел Добби, домового, играющего дядю Ваню, и это просто... это просто ухохатывало меня... Знаете, он отличный парень, с ним потрясающе работать, и он просто не воспринимает себя всерьез. Он серьезно относится к работе, но мы прекрасно провели время, да, это было... Жаль, что мы не встретились на съемках «Капитана Америка», но...

Ах, вы были слишком заняты тем, что умерли слишком рано.

Я был... слишком занят, пережевывая зуб с цианидом.

Точно. В то время это была такая рисковая авантюра, это было все еще... Я помню, как брал интервью у Криса Эванса, у него были такие хоббитоподобные штуки на ногах, и было такое чувство, что это будет... никто не знал, выстрелит ли это.

Вы имеете в виду... Капитан... фильм «Капитан Америка»?

Да, и на самом деле именно с тех пор все и зародилось.

Это правда. Хотя, мне кажется, что это «Железный человек», которым все были... Я имею в виду, что это был не... это было за много лет до «Капитана Америки», разве нет?

Нет, пару лет...

Я помню, как смотрел первый фильм «Железный человек» и думал: «Это что-то совершенно новое».

Хм.

Его [Роберта Дауни мл.] исполнение. И я думаю, что все возникло оттуда. Но да, это был мой первый опыт обширной работы с зеленым экраном и на колоссальной площадке в 200 человек актеров и кино-команды. Ну, знаете, где команда состоит из сотен и сотен человек, поэтому, когда я попал в Новую Зеландию и начал работать над «Хоббитом», меня это не смутило. Что, вероятно, случилось бы, не прими я участие в «Капитане Америке», потому что для меня это послужило действительно хорошим учебным полигоном, но... черт, я не могу поверить, что это было 10 лет назад.

[смеется] Так, я чувствую себя старым. Вы чувствуете себя старым сейчас, как?..

Кажется, я чувствую себя очень старым. В 2021 мне исполнится 50, и я просто не могу поверить – или принять, на самом деле. Полностью отрицаю это.

Каким для вас было сорокалетие? Каково было отметить 40 лет?

В 40 было хорошо. Кажется, я был в Новой Зеландии или собирался поехать туда. Но да, в 40 было хорошо. Это десятилетие для меня было отличным. В смысле, должен признаться, я не очень люблю 2020 год, но...

Да, он ужасен.

Это было отличное время для меня, я должен... Если нас слушает кто-то из актеров, начинающих или оканчивающих обучение в этом году, у которых есть сомнения... В 20 лет все хорошо, но может стать лучше. Так что я бы сказал, что мои 40-е годы творчески были лучшими в моей жизни. Вы знаете, я на самом деле начинаю с нетерпением ждать 50-летия, потому что чувствую, что тогда можно растолстеть, поседеть и сказать: «Я… теперь это не имеет значения, потому что мне 50». Можно просто... просто отмахнуться... "уйдите и дайте мне побыть пятидесятилетним".

В моей маленькой кладовке и записывать.

Да.

И просто есть...

Записывать самому.

Ага, жуя пончики.

Совершенно верно!

Но вот в чем дело, Ричард, вы можете пропустить 2020 год, я думаю, что мы можем официально объявить страйк по удалению 2020 года из списка, поэтому с технической точки зрения вам не исполнится 50 до 2022 года, так что у вас есть еще один год.

Это правда. Да, я дам себе еще один год. Хотя, это интересный период, мне кажется – самоизоляция. Это практически был выбор – убедиться, что вы хорошо с этим справляетесь. И, так или иначе, как для своего рода полуинтровертного слегка антисоциального человека, социальное дистанцирование было не таким уж сложным для меня. В действительности я использовал время с пользой как только мог, пытался почаще оставаться в стороне от соцсетей и быть… как бы просто помолчать некоторое время и, знаете, я проделал большую работу по разработке этих историй и много читал. На самом деле все было не так уж плохо, как я думал. Я узнал кое-что о себе. Но сейчас, я думаю, настало время выйти из подполья.

Точно. И еще пару моментов, прежде чем отпустить вас. Говоря о размышлениях о вашей карьере и о том, что у вас было в 20+ лет, что это может быть трудно, и я предполагаю, что это было трудно для вас, в некотором смысле. И вот, оглядываясь назад, я ранее посмотрел вашу IMDb-страницу, и в фильме «Любовь этого года» вы указаны как «самодовольный мужчина на вечеринке».

«Самодовольный мужчина на вечеринке». Вот кто я. Я самодовольный мужчина на вечеринке. С этого определения началась моя карьера – и, вероятно, им она и закончится.

[Смеется]

Но самодовольный мужчина на вечеринке получил довольно сильный удар… ну, вы знаете, прямо в лицо от Дугласа Хеншэлла, так что, м-да.

Да, верно. Но как вы?..

Так в чем был вопрос? [посмеивается]

Как вы готовитесь играть самодовольного мужчину на вечеринке? И что вы тогда чувствовали по этому поводу? «Я играю самодовольного мужчину на вечеринке, но лучше бы я играл в «Дяде Ване»?

Я просто... как я к этому готовился? Просто будучи собой. Как я уже сказал, я самодовольный мужчина на вечеринке.

Просто импровизация.

Знаете, опять же, это что-то ... Я словно начинаю... предпринимаю шаги в сторону наставления студентов и провожу некоторую работу с выпускниками этого года, у которых карьера... знаете, их карьера начинается с застоя. И это то, что я бы сказал любому актеру, пробивающемуся или только начинающему жизнь в профессии: я всегда готовил каждую роль, как если бы это был ведущий персонаж. Потому что я надеялся, и где-то в глубине души знал, что однажды я сыграю главного героя, и мне просто нужно продолжать практиковаться в том, как я буду играть и как готовиться. Так у меня имеются курьезные заметки – возможно, не для самодовольного парня на вечеринке – но для роли из двух реплик в сериале «Катастрофа». У меня есть много записей о том, кто этот персонаж, где он родился, откуда приехал, какое получил образование, что ему нравится, какую музыку он слушает, потому что я просто хотел создать полноценного человека, чтобы, когда появится возможность сыграть что-то более глубокое, уже обладать инструментами для этого. Так что... Вот такой совет. И то же самое касается прослушиваний. Я всегда говорю, представьте себе, что на прослушивании они сказали вам: «На самом деле кто-то выбыл из каста, и вам придется сыграть эту роль завтра, на сцене или в кино, просто дайте нам почувствовать, как вы будете играть ее. Роль ваша, просто дайте нам взглянуть». Таким образом, вы полностью… полностью отдаетесь тому, что вы делаете, и то же самое с… Со всем, чем я сейчас пытаюсь заниматься. Я погружаюсь [в дело] целиком, и в той же мере с аудиокнигами. Вы скажете, что некоторые люди немного нервничают по поводу чтения, но надо быть полностью преданным, и я думаю, что это и было... вероятно, это должно быть высечено на моем надгробии: "Он был полностью предан". Потому что именно так я и чувствую.

Ричард Армитидж, общаться с вами было безграничным удовольствием. Наслаждайтесь остатком дня в своем форте.

Спасибо, Крис Хьюитт.

Спасибо, пока!
 

Britu 192 0 аудиокниги, Чехов, карантин, самоизоляция
Оставить комментарий
avatar
Вверх