Шекспир, захват движения и возвращение на сцену
Shakespeare, performance capture and getting back on stage – Richard Armitage talks to TheOneRing.ne
Опубликовано в "TheOneRing.Net", 25.11.2013. Автор greendragon, перевод Britu, Simbirian, GizTheGunslinger
Система Orphus

На прошлой неделе сотрудник сайта TORN встретился с самим Торином, чтобы обсудить с ним такие темы, как: что он планирует на будущее после Средиземья, выход фильма "Хоббит: Пустошь Смауга", и стоит ли приходить на премьеру фильма в Берлине в стиле Сэлли Боулз. (Ответ: едва ли greendragon [никнейм сотрудника сайта] и Ричард Армитидж заявятся на премьеру в чулках и котелках).

Как же член съёмочной группы, известный своей преданностью книге, относится ко всем новшествам, вносимым в сюжет по ходу съёмок фильма? Вот что Армитидж говорит обо всех отступлениях от оригинала и необходимости появления женского персонажа в Средиземье.

greendragon: Фандом настроен довольно позитивно, хотя в последнее время всё чаще начали появляться негативные отзывы. Реакция в любом случае довольно бурная: некоторые фанаты действительно разделились на пуристов и любителей фильма. На фоне остальной съёмочной группы, вы похоже остаётесь приверженцем оригинала. Интересно, как вы относитесь ко всем отступлениям от книги, которые происходят в фильме? РА: Да, знаете что, я немного пурист! Я люблю, когда Питу удаётся использовать что-то абсолютно, стопроцентно взятое из книги, диалог там или какой-то эпизод... мне это нравится. Знаете, я воспринимаю это как некое подобие народной сказки, которую ты закладываешь в подсознание другого читателя, который, в свою очередь, перескажет её несколько иначе. Они будут рассказывать разными голосами; могут внезапно отклониться от темы, заострив внимание на каком-то конкретном персонаже... Я знаю, что Толкин написал эту историю, но, мне кажется, он рассказывал её своим детям и мог... понимаете, это как размышления на тему. Я не знаю, как он рассказал эту историю своим детям; но в нашем случае уже Питер рассказывает историю, по временам откладывает книгу и развивает идею. Вот так оно и выходит. Знаете, он любит Толкина, как никто другой; сценаристы, Филиппа и Фрэн, они просто... они одержимы Толкином! Они перероют всё на свете в тех материалах, к которым у них есть доступ, используя как сокровища, так и мелкие крупицы, потому что они хотят, чтобы эта история стала настолько грандиозной и величественной, насколько это возможно. У них было много материалов при работе с "Властелином Колец", а "Хоббит" простая и совсем небольшая сказка, и мне кажется, что шанс вернуться в Средиземье и исследовать все тропы вместе с невероятными персонажами, у каждого из которых есть своя история, к которым Толкин возвращался и что-то менял... Я считаю, что именно об этом и думал Пит. И он отчасти придумывает что-то своё, и создаёт персонажей, но в центре всего всё равно остаётся книга. Она как хребет.

До известной степени Толкин и сам делал так, как вы указали: написав "Хоббита", он вновь обратился к тексту уже во время работы над "Властелином Колец". Да, как мне кажется, немного похоже... Я хочу сказать, у Пита, у него по-детски потрясающее воображение! Оно как тот самый собор в Испании, который всё никак не достроят [проект Гауди в Барселоне - Саграда Фамилия (Храм Святого Семейства)]. Мне кажется, в какой-то момент архитектор закончил проектирование, но строение всё равно продолжает разрастаться, обрастая новыми идеями, что ни делает его менее завораживающим... Быть может, если бы Толкин сам снимал фильм (не знаю, как он отнёсся бы к делению на несколько частей), то непременно захотел бы развить свои замыслы. Я уверен, что захотел бы.

Толкин как-то сказал [Милтону Уолдмэну, 1951], что желая создать целостную мифологию, он хотел, чтобы она вдохновляла других на создание картин и музыки... И ведь так оно и вышло, не правда ли? Я имею в виду не только снимающего фильмы Питера Джексона, но всех: от тех, для кого создание костюмов - это хобби, и до тех, кто делает дизайн украшений... Оттуда рождаются миллионы идей!

Вопрос о Тауриэль неизменно получает мощную обратную реакцию. [РА подчёркнуто фыркнул "Ага"] В Entertainment Weekly вы сказали, что ваш племянник назвал своего хомячка Тауриэль! Это правда? Назвал! [смеётся] Так что она уже популярна! Она ему нравится!

Возможно ли, что эта неприязнь к персонажу, возникшая ещё даже до того, как мы увидели его на экране, вызвана чувством женоненавистничества? Может ли это негативное отношение к Тауриэль возникнуть из-за гендерной дискриминации, подчас наблюдаемой в фан-культуре; может ли это быть причиной? Даже не знаю... Я думаю, люди изменят своё мнение, как только посмотрят фильм, потому что они познакомятся с её персонажем и будут получать удовольствие от того, какая она есть. А она ещё та бойкая эльфийка, по-моему, такому герою давно пора было появиться! Мой маленький племянник отличный тому пример: ему без разницы, есть она в книге или нет, он просто будет сидеть и наслаждаться фильмом; и в некотором роде Пит меняет ориентиры именно в сторону молодой аудитории. Аудитория постарше может ворчать и рычать по этому поводу, но в конце концов, она отличный персонаж, да ещё и девушка! Тут так мало женских персонажей (желанных женских персонажей), сами понимаете. Так жалко, что он [Джексон] не создал демоническую женщину орка! Мне кажется, это было бы занятно...

Может, там и есть орки женского пола, мы не знаем наверняка! Быть может, они как женщины гномов... Да, кто бы знал! [смеётся] Это уже другое дело, понимаете, во флэшбеках есть много женщин гномов, о которых Толкин упоминал в приложениях, говоря, что их очень мало, и что у них есть бороды... Дизайнеры реально пошли на это! Они создали дизайн и визуальные образы и, как мне кажется, вы их ещё увидите в этом фильме.

Вы готовы вновь окунуться в безумный водоворот Средиземья? Такое чувство, что прошло лишь мгновение с тех пор, как мы испытывали его в прошлый раз. Это так здорово, это совершенно новый опыт: видеть крошечные кусочки фильма, а потом, сидя на "World Wide Fan Event", смотреть целых 20 минут, которые Питер уже смонтировал с момента завершения досъемок...Это невероятно захватывающе! Наблюдать появление новых персонажей, чувствовать ответную реакцию публики - все это ошеломляет.

Зрители были так взволнованы во время "World Wide Fan Event", а показанный 20-минутный кусочек фильма просто потрясал воображение. Здорово, не правда ли? И да, я был очень рад, что Питер побаловал поклонников этим отрывком. Знаете, он великолепно умеет делать такого рода маленькие подарки.

Когда вы доснимали фильм в начале этого года, как вы возвращались к своему персонажу? Это было трудно, или вы просто начали оттуда, где закончили? Знаете что... Это оказалось труднее, чем я предполагал. Ты всегда недооцениваешь... Надев парик и костюм, ты думаешь: "Ой, да я с легкостью вернусь в образ." Но на самом деле это занимает около 48 часов. Ерунда, казалось бы, но в самый первый день съемок у меня была очень длинная сцена с Йеном, на которую ушло два съемочных дня. И я не смог вновь заговорить его голосом! Я отправился в свой трейлер и сделал упражнения для голоса, чтобы заставить его звучать как надо. К счастью, мне дали достаточно времени, чтобы подготовиться... Понятно, что все навыки остались при мне, и в свое время я сделал довольно много заметок, так что я как бы вызубрил все заранее и просто вспомнил, на чем мы остановились. Большой плюс досъемок заключается в том, что сейчас, год спустя, увидев фильм и поняв своего персонажа немного лучше, у меня появилось ощущениие, что его можно немного развить. В итоге я смог добавить новую плоскость к изображению своего персонажа. Мне удалось пронести новое восприятие через весь период досъемок, и когда бы мы ни оказывались на площадке, я лучше осознавал, где находился мой персонаж и куда он направлялся. Так что я считал это новое "измерение" очень и очень продуктивным.

А вам не кажется, что существует вероятность пересъемок в будущем году? Как только сэр Питер смонтирует все вместе и просмотрит три фильма, вам не кажется, что он скажет: "Мне нужно, чтобы ты вернулся"? РА: В данный момент официального решения нет, но зная Питера, зная, что третий фильм должен удовлетворять его вкусу и его устремлениям, я не сомневаюсь, что мы вернемся, чтобы переснять большую часть материалов. Вероятно, на добровольной основе! (Смеется) В последний день съемок он [Джексон] обнял меня, крепко сжал и сказал: "Увидимся в следующем году." А я такой: "Что? Может, ты хотел сказать "На премьере?" А он в ответ: "Нет. Мы вернемся сюда еще раз." И я буду возвращаться снова и снова ради него. Понимаете, работа с ним - это очень полезный опыт. Он действительно доводит тебя до предела твоих возможностей, и ты понимаешь, как это здорово - выйти за установленные самим собой рамки. Это словно пересечь финишную черту и продолжать бежать. Замечательное ощущение!

Самое интересное, что ваши коллеги, с которыми я разговаривала, сказали то же самое: "О, да! Мы уверены, что еще вернемся, но ничего другого мы и не хотим!" Да, это правда. Это было длительное путешествие... и думаю, оно затянется еще надолго.

У вас интересная сценическая подготовка, которую вы получили как "в ходе работы", так и во время учебы в LAMDA. Не могли бы вы немного рассказать о плюсах и минусах этих двух методов обучения актерскому ремеслу? Я встал на этот путь довольно юным. Ну, не по нынешним меркам с точки зрения актерского мастерства. В возрасте 16-17 лет я подрабатывал в музыкальном театре и ходил на открытые прослушивания, отстаивая очередь длиной в квартал, чтобы попасть в группу из 6 человек; занимался с учителем пения, посещал танцевальный класс... что угодно, только бы получить работу... и действительно постигал актерское ремесло, как вы сказали, "в ходе работы". И тогда я осознал, что представление в стиле "сиськи-зубы" меня не удовлетворяет, и увлекся текстами Шекспира и другими классическими произведениями. Я собирался брать частные уроки у репетитора и, раздумывая над этой идеей, пришел к выводу, что стою на неверном пути. В итоге я поступил в LAMDA и прошел трехгодичный курс обучения по специальности "Классический театр", чтобы научиться владеть голосом и уметь работать с текстами. По окончании меня приняли на работу в Королевскую Шекспировскую Компанию, что и было той самой целью, которой я добивался.

Мне кажется, невозможно работать в Королевской Шекспировской Компании и не научиться многому. Это невероятно, сколькому ты учишься, причем не осознавая, что учишься. Знаете, я часто обращаюсь к Шекспиру, например, при работе над "Хоббитом". Знание текста дает возможность применить некоторые шекспировские идеи к чему угодно, позволяет привнести больше патетики, а также правдивости. Так что я научился там удивительным вещам и даже не осознал, что они осели в моей долговоременной памяти, если понимаете, что я имею в виду.

Мы немного говорили об этом в декабре прошлого года; о шекспировких ролях, которые навели вас на мысли о происхождении Торина, что им движет и что его мотивирует. Да, но знаете, предварительные тренировки, через которые мы прошли, нам очень пригодились для развития координации во время съемок сражений, для тренировки выносливости, а еще для работы над физическим состоянием персонажа, помимо работы над его духовным обликом, понимаете? Это совершенно другая плоскость, и мне хотелось бы пойти еще дальше, вплоть до использования технологии захвата движения, и измениться физически. Одним из моих любимых фильмов является новая "Планета обезьян", и работа Энди Серкиса - это как раз такого рода вещь, которую я нахожу завораживающей, потому что она дает возможность использовать все приобретенные физические навыки.

Работая над образом Торина, над его физическим и духовным состояними, понятно, что вы изучили его биографию, изложенную в книге и дополнительных материалах. А у вас не возникало ощущения, что в ней есть пробелы, которые вам хотелось бы восполнить? Вам хотелось создать его биографию для себя? Да. Я тщательно изучил все материалы, а потом у меня появились идеи. Я действительно пытался проработать родственные отношения между Фили, Кили и Торином, и в итоге я написал кусочек его биографии о том, что произошло в битве у ворот Мории, когда он сражался плечом к плечу со своим братом [Фреином, погибшим в том сражении], а также разговор между ним и его сестрой [Дис] - матерью его племянников [Фили и Кили], во время которого она попросила его: "Не бери их на войну!" (Кажется, Толкин писал что-то об этом. Не уверен, Толкин это написал или я; все смешалось воедино.)

[примечание GD: уверен, что беседа между Дис и Торином полностью выдумана Ричардом, о Дис нам известно очень мало. Но лично меня сочинение Ричарда точно привело бы в восторг!]

Придумывание такого рода разговоров, которые могли иметь место, кажется мне важным. Отношения с отцом и дедом, которые влияют на Торина... Мне пришлось заполнить некоторые из этих пробелов. А еще драконья болезнь или тяга к золоту, о которой пишет Толкин... Вообще-то изображение подобной болезни требует более глубокой проработки того, как ее сыграть. Даже если это психическое заболевание, оно все равно проявляется физически, ставит перед выбором... Короче, да, было несколько пробелов, которые мне пришлось восполнить.

Мне понравилась сцена в режиссерской версии фильма "Хоббит. Нежданное путешествие", где Торин подслушивает разговор Гендальфа с Элрондом о драконьей болезни, о том, что Трор и Траин заболели ею, а, как мы уже знаем, Торин не собирается становиться ее жертвой. Мне кажется, что в жизни происходит то же самое. Если твои родители или их родители страдают от болезни Альцгеймера, то ты смотришь на будущее со страхом... Это выглядит по-настоящему, по-настоящему правдиво. Да. На самом деле это был конец гораздо более длинной сцены, которую я играл с Бильбо на тех ступеньках. В ней я смотрел на светлячков на крыше и рассказывал о том, что родился в темноте, под землей, а потом это было прервано подслушанным разговором. И ты осознаешь, что он рос в замкнутом пространстве и, памятуя о его происхождении и воспитании как принца, под строгим контролем отца и деда. Я уделил большое внимание его взаимоотношениям с Трором, потому что чувствовал, что когда в третьем фильме мы дойдем до проявления драконьей болезни, Торин должен чувствовать очень близкую связь с Трором, когда тот проходил через это. Торин почти неотступно был рядом с дедом и своими глазами видел, на что это похоже. Так что когда эта болезнь начинает проявляться в нем самом, он знает, что с ним произойдет, и это ужасно.

Мне любопытно, работая над подобной ролью, как много вы привносите в нее от себя? Вы говорили о реальном опыте в реальной жизни, который приобретаете с ее помощью. Вам не кажется, что вы отдаете слишком много себя? Что вам надо сделать шаг назад и немного дистанцироваться от нее? Знаете, во время учебы один преподаватель имел привычку говорить мне: "Не примеряй роль на себя. Примеряй себя на роль." Звучит немного парадоксально, потому что он имел в виду следующее: не создавай персонажа внутри, а подходи к нему извне. Но в подходе к персонажу приходится отдавать ему часть самого себя. Понимаете, он будет говорить голосом, которым говорю я, будет двигаться, как двигаюсь я, будет показывать, что думает, как это делаю я. Все это будет в персонаже. Так что на самом деле от него нельзя полностью отделиться. Что касается личного опыта, то мне довольно легко использовать свое воображение, потому что есть книга, и я не гном и не живу в Средиземье! Что касается других моих персонажей, которые больше похожи на меня и живут в современном мире, то мне приходится потрудиться, чтобы отделить их от себя.

Однако бывают моменты, когда ты можешь продемонстрировать свой собственный опыт, правда, не в буквальном смысле. Это может быть ощущение, чувство или твой взгляд на происходящее. Например, мое отношение к благородству и тому, как оно проявляется... Однако бывают моменты, когда я думаю: "Нет, я не буду выкладывать свои карты на стол." Например, по поводу жадности? Я много думал об этом во время подготовки к роли, потому что здесь мы с Торином расходимся во мнениях. Особенно из-за его отказа от заключенной сделки с жителями Озерного города, когда он надавал им обещаний, а потом отрекся от своих слов. В этом я с Торином не согласен, но мне пришлось это сыграть, так что... неплохо иметь такой парадокс.

Таким образом, из ваших слов я поняла, что чем ближе вам роль (человек, живущий в современном мире), тем больше вы от нее дистанцируетесь. А вы не задумывались, что в полностью выдуманном мире фэнтези проще добиться правдивости, чем в более приземленном мире, на который похожа ваша повседневная жизнь? А вы считаете мою повседневную жизнь приземленной? (Смеется.) Нет, вы абсолютно правы. Это достаточно странно, хотя и забавно, потому что иногда чувствуется слишком много "игры", и это реально выбивает из образа. Так было и с Торином. Были случаи, когда я действительно замечал, что играю, и я подходил к Питеру и говорил: "Мы можем начать снова?", потому что ощущал, что "делаю" своего персонажа. Самыми настоящими и самыми трогательными были те моменты, в которых я не просто играл, а жил, в которых я в буквальном смысле был иным существом с совершенно другим телом и совершенно новым лицом. Все это ты чувствуешь, словно находишься внутри него. Но бывали моменты, когда я абсолютно не ощущал ничего подобного, а просто выглядел как он. Это трудно описать.

Это уже из Станиславского, не так ли? Чем больше знаешь, что делаешь, тем меньше пользы. Да, точно. На съемках фильма происходит то же самое: настрой может улетучиться в секунду. Вот почему большую часть времени я избегал групп людей и отворачивался к стене, потому что не хотел сбиваться с волны, на которую настроился, будь то концентрация или простое понимание сцены. Полагаю, я заработал репутацию существа антиобщественного, потому что предпочитал стоять в углу лицом к стене, как чудик, чтобы сохранить настрой! Но это мой способ оставаться в образе, пока переставляют камеры.

Заглядывая в будущее и выстраивая дальнейшие планы, вы собираетесь вернуться в театр. Или это будет музыкальный театр? Как вы себе это представляете? Знаете что... Я ничего не исключаю и сейчас читаю много разных материалов. Скорее всего, это будет не музыкальный театр, но... я уже неоднократно об этом говорил и, думаю, это расстроит поклонников... но мне очень хочется вернуться на сцену. Я в поисках хорошей пьесы, а это требует много времени. Я собираюсь найти что-нибудь такое, чем действительно хочу заниматься и что мне нравится. Думаю, это будет что-то классическое. Также я с большим интересом присматриваюсь к короткометражным независимым фильмам с минимумом спецэффектов. Но повторяю, я ничего не исключаю.

Last week, TORn staffer greendragon caught up with Thorin himself, for a chat about topics including what he is planning post Middle-earth, the upcoming release of The Hobbit: The Desolation of Smaug, and whether to go dressed as Sally Bowles to the Berlin premiere of said movie. (Answer: it seems unlikely that either greendragon or Richard Armitage will be at the premiere in stockings and a bowler hat…)

So how does a cast member who is known for his devotion to the book feel about these divisions? Here’s what Armitage had to say, about deviating from Tolkien’s words, and about a possible need for female characters in Middle-earth:

greendragon: There’s a strong positive side of fandom; but there’s been quite a lot of talk recently about some of the more negative reactions from fans. There seems to have been a lot of very vehement reaction – some fans have really been split into the book purists versus the movie lovers. Of all the cast, you seem to be someone who’s a book devotee; I wondered how you feel about the deviations from the book which the movies are taking? RA: Yeah, you know what, I am a bit of a purist! So I love it when Pete finds his way back to something which is absolutely, completely in the book, and the dialogue is from the book, the moment is from the book… I love it. But you know, I suppose the way I see it – it’s like a folktale, where you put it into the hands of another reader, and they’ll tell it in a different way. They’ll use different voices; they may go off on a tangent, talking about a particular character… I know that Tolkien wrote this down, but I think at one point he probably told it to his children verbally, and he may have… you know, it’s like riffing on a theme. I don’t know how he told that story to his kids; but this is just Peter picking up the book and telling the story, and then at times he puts the book down, and he expands an idea. That’s really all it is. You know, he loves Tolkien as much as anybody else; the writers, Philippa and Fran, they are just… Tolkien obsesses them! They will hunt down anything they can find, in the material that they are permitted to look at; any kind of jewels, little nuggets that they can use, because they want this story to be as big and epic as it can be. And working with Lord of the Rings, they had so much material; but with The Hobbit it’s such a simple, small tale; and I think that the chance to go back to Middle-earth, and explore all of these avenues with all of the great characters that come in, each of whom have their own Middle-earth history, that Tolkien went back and sort of retrofitted … I think that Pete’s looking at all of those ideas. And he is inventing some story as well, and some characters, but I think at the centre of it, the book is still very much there. It’s like a spine.

GD: Well, to a certain degree Tolkien did that himself, as you’ve pointed out – having written The Hobbit, he revisited the tale when he was writing Lord of the Rings… RA: Yeah I suppose it’s a bit like … I mean, Pete has a kind of childlike, crazy mind! And it’s a bit like that cathedral in Spain, that never really gets finished. [Gaudi’s La sagrada familia, Barcelona.] I think at some point an architect designed it, but it just keeps growing, and new ideas keep adding to it; and it doesn’t make it any less fascinating… Maybe if Tolkien was making the movie himself – I don’t know how he felt about them being expanded into movies – but I’m sure that he would want a development of an idea. I’m sure he would.

GD: Tolkien did say at one point, in a letter [to Milton Waldman, 1951], that in his desire to create a whole mythology, he wanted it to be something that would inspire others to create painting and music, inspired by the myth… RA: And hasn’t it absolutely done that? I mean not just Peter Jackson making a movie, but everybody, from hobbyists that make costumes, to jewelry designers… There are just a million ideas that are springing out of this!

GD: One area of negativity is the backlash that there has already been from some areas about Tauriel. [RA interjects, emphatically, ‘Yeah.’] I saw in EW that you said your nephew had named his hamster Tauriel! Is that true? RA: He did! [laughs] So already she’s a success! Yeah – he’s really into her!

GD: Is it possible this dislike, before we’ve even seen how the character plays out, could come from a slightly misogynistic base? You know, if this particular negativity against Tauriel is from a rather sexist attitude you sometimes find in geek culture; do you think there’s any of that going on? RA: I don’t really know … I think people probably will change their minds once they’ve seen the film, because they’ll just engage with the character and enjoy that character for what she is; which is a kickass female elf; which has been long awaited, I guess! You know, my little nephew is a perfect example: he doesn’t care whether it’s in the book or not, he’s just going to sit there and enjoy the movie; and in a way, Pete’s making those choices for that younger audience. The older audience can grunt and snarl about it, but at the end of the day, she’s a great character and she’s female! There are so few female characters – aspirational female characters – in this, you know? I’m saddened that he hasn’t created a demonic female orc! I think that would be kind of interesting…

GD: Maybe there are female orcs – we just don’t know! Maybe it’s like the dwarves… RA: You can’t tell! [laughs] That’s the other thing, as well – you see, in the flashbacks, a lot of those female dwarves, that Tolkien mentions in his appendices as being very few, and having beards… They [the designers] really went there! They designed them and they created visual imagery for it, and I think you see a little bit more of it in this movie.

GD: How does it feel to be gearing up for Middle-earth Madness again? RA: It feels like a millisecond passed since we were doing it the last time! It’s great; I mean, it’s like a whole new adventure because, you know, seeing little snippets of the movie and then at the World Wide Fan Event actually sitting through twenty minutes of the work that Pete’s been doing down in New Zealand since we finished pickups … it’s really exciting! So many new characters to explore; and feeling that fan response again was amazing.

People were so excited at the Fan Event – and that 20 minutes of footage was incredible! It’s great isn’t it? Yeah – I was really pleased that he was able to treat the fans to that. He’s really good at that kind of thing – you know, giving them a little gift.

When you were doing the pickups earlier this year, what was it like finding your way back to the character? Was it hard, or did you just pick up where you’d left off? Do you know what? It was harder than I thought it was going to be. You always underestimate … putting on the wig and the costume, you think, ‘Oh I’m just going to be able to snap back into it.’ But actually, it took about 48 hours; that sounds like nothing, but the very first day of filming I had a really long scene, which took two days to shoot, with Ian. And I couldn’t find his voice again! I was going into my trailer and doing voice work to try and pitch the voice right. Luckily I wasn’t moving around, I was sitting down, so … I mean, all the ideas stay with you, and obviously I’d made quite a lot of notes, so I’d sort of swotted up beforehand, to try and remember where we were. The good thing about it was, a year on, having seen the movie and understanding the character a little bit more, I feel like there was a bit of germination that had happened. So there was another layer that I could add to the character. That went through all of the pick ups; whenever we were going back into scenes, there was a little bit more understanding of where the character had been, and where he was going to, which I felt was really useful, to giving it another dimension.

Do you think you are likely to find that there are more pickups next year? Once Sir Peter has edited this all together and he’s looking at the third film, do you think he’s likely to say, ‘Actually I need you to come back?’ We have nothing official at the moment; but knowing Pete, knowing what that third movie needs to be like, you know, his taste and what he’s aiming for, I have no doubt in my mind that we’ll be going back to do more stuff. Probably on a voluntary basis!! [laughs] On the last day of the shoot, he [PJ] put his arms around me, and he gave me a big hug and said, ‘See you next year.’ And I was like, ‘What, do you mean for the Premiere?” and he went, ‘No, no; we’ll be back here again…’ And I would go again and again for him; you know, it’s such a rewarding experience working with him. He really pushes you to the limit, and it feels so good to have gone further than you think you can. It’s a little bit like running through the finishing line, and then having to keep running. It’s a good feeling.

It’s interesting; your castmates I’ve spoken to have said the same thing: ‘Oh yeah, we’re sure we’ll have to go back, but we wouldn’t want it any other way!’ Yeah - it’s true. It’s been a long journey … and I think it’s going to get longer! [laughs]

You have an interesting theatrical training, in that you had both the experience of learning ‘on the job’ and learning in the college situation [at the London Academy of Music and Dramatic Art]. Could you say a bit about what you see as the pros and cons of both those ways of learning the craft of acting? I was out in the business quite young; well, not by today’s standards in terms of acting, but at the time, I was working at about 16, 17, in musical theatre, and going to open auditions, queuing around the block to get seen in groups of six; and finding a singing teacher, getting a dance class – that kind of thing, just to get working … and really learning about theatre skills, like you say, on the job. And I realised that kind of – what’s called ‘tits and teeth’ performance – just really wasn’t stimulating me; and I began to be fascinated with text and Shakespeare and more classical works. I was going to private lessons with an acting coach, looking at those kind of ideas, and that’s when I decided that I was perhaps on the wrong path. So I went back to retrain at LAMDA, and I did a classical theatre course for three years, because I really wanted to immerse myself in that voice and text-based training. I came out and went to the Royal Shakespeare Company; that was really my goal, and I achieved it.

I seems to me that one can’t be at the Royal Shakespeare Company and not learn a lot. It’s incredible what you do learn; and what you don’t realise you’ve learnt, as well. You know, I use a lot of Shakespeare, particularly with The Hobbit for example; knowing that text, being able to bring some Shakespearean ideas to something, to make it feel epic – but truthful, as well. So it’s amazing the things that I learned that I didn’t realise had gone into my long-term memory, if you know what I mean.

We talked about that a bit last December; about the Shakespearean roles that had given you thoughts about where Thorin comes from, and what drives him and motivates him. Yes; but also you know, that earlier training, the physical stuff, has become really, really useful in terms of coordinating the fights, and the stamina needed to train; and also creating a physical life for the character which is beyond the brain, you know? It’s a different manifestation; and I’d like to take that further, and even go into performance capture, and really change the body. One of the movies that I just love so much is the new Planet of the Apes movie; and Andy Serkis’ work, that kind of thing, I just think is fascinating, because you get absolutely to use all of those physical skills that you’ve picked up along the way.

Thinking about Thorin and his physicality and his mentality… obviously you’ve got a lot of the backstory there for you in the book, and in the appendices. Did you feel that there were gaps that you had to fill in; did you create extra back story for yourself? Yeah. I went in search of stuff and then I’d find ideas. I was really trying to work on the relationship between Fili, Kili and Thorin, so I wrote a biography a little bit about what happened on the battlefield at the Moria gates when he was fighting alongside his brother [Frerin, who was slain at that battle], and also the conversation that he had with his sister [Dís], who is obviously the mother of the nephews [Fili and Kili], when she was saying to him, ‘Don’t take them to war!’ (I’ve got a feeling Tolkien wrote something about that; I’m not sure whether Tolkien wrote it or whether I wrote it – it’s all morphed into one now!)

[GD note: pretty sure this conversation between Dís and Thorin is entirely RA’s creation; we know very little of Dís from Tolkien. I for one would be fascinated to read RA’s composition!]

Creating those kind of conversations which would have happened – I felt that was important. The relationships with my father and my grandfather, which are prominent in Thorin – I had to fill in a few of those gaps. Also, the dragon sickness or the gold lust which Tolkien talks about – actually playing a sickness like that required a little bit more development in terms of what it was going to be. Would it be a mental illness, was it going to be a physical illness; making choices about that… So yeah, there were a few bits and pieces that I had to expand upon.

I love the scene in the Extended Edition of The Hobbit: An Unexpected Journey where Thorin overhears the reservations which Gandalf and Elrond are discussing about the dragon sickness; that Thror and Thrain both succumbed, and how do we know that Thorin’s not going to succumb. It was so true to life; I thought it was just like if one had parents and grandparents who’ve had Alzheimer’s, and you’re facing that fear … it just seemed very real, very true. Yeah. Actually, that was at the end of a much longer scene, which I played with Bilbo on those steps, where I talked about where I was born, and seeing fireflies on the roof; being born in darkness, underground; and then it cuts to that overheard conversation. And you realise that his childhood has been quite claustrophobic and insular, in terms of his upbringing and being raised as a prince, very much under the control of his father and his grandfather. I really worked hard on a very close relationship with Thror, because what I felt was that when we do get into those moments with the dragon sickness, later into movie three, I wanted Thorin to have been very, very close to Thror when he was going through that. Like he was almost nursing him through it, so he’s seen evidence of what it was like; so when it starts to manifest itself in him, he knows exactly what’s happening to him, and it’s terrifying.

When you’re creating a role like this, I’m curious about how much of yourself you bring to the role. We’re talking about real experiences in real life, which one references. Do you ever feel that you’re bringing too much of yourself, and that you need to step back and distance yourself a little? You know, at drama school I had one teacher who used to say to me, ‘Don’t bring the role to you, take yourself to the role.’ Which is a bit of a paradox – because what he meant by that is don’t make a character into yourself, but go to the character. But in going to the character, you have to bring bits of yourself; you know, my voice will be in the character, the way that I move, the way that my mind connects with thoughts and movements, will all be in the character. So you can’t really leave yourself out of it completely. In terms of personal experience, this [Thorin] is quite easy to just use my imagination, because obviously you’ve got the book; and I’m not a dwarf, I don’t live in Middle-earth! Other characters which are much more similar to me and my life, and are contemporary settings – you have to work harder to separate yourself from them.

But there are things where you absolutely have to draw on your own experience; and sometimes that’s not even a literal experience. It can just be a sensation or a feeling, or your relationship to an event; my view on nobility for example, and what it really is… And those are the moments where I think, ‘No, I absolutely am going to bring my ideas to the table on this one.’ What I consider to be greed, for example – I thought a lot about that when I was preparing the role, because it’s where Thorin and I differ in our opinion about reneging on the deal with the men of the Lake; that fact that he promises them something and then reneges on that deal. I disagree with Thorin about that; but I have to play him, so … it’s kind of good to have that paradox.

So in some ways, from what you’re saying, if the role is closer to you – it’s a human role and it’s contemporary – you have to be careful that it isn’t just you, that you distance yourself. Do you think in some ways that in fantasy, where it’s a completely created world, it is easier to find a truth, than in something which is much more mundane, and closer to your daily life? Are you saying my daily life is mundane?! [laughs] No, you’re absolutely right. Weirdly enough though, it’s funny because sometimes if it feels like too much ‘acting’, it can really pull you out of character. That was the thing about Thorin; there were times when I really felt like I was acting; and I’d go to Pete and say, ‘Can we go again?’, because it just felt like I was ‘doing’ the character. The moments which are the most real and the most moving were the moments where I just wasn’t acting; I was just inhabiting what was literally another being, a whole body of clothing and a whole new face. All of that thing – you sometimes felt like you were inside of it. But there were times when I absolutely didn’t feel like that, and I was just all him. It’s hard to describe.

It’s the Stanislavski point, isn’t it – that the more you’re aware of what you’re doing, the less effective it is. Yes, absolutely. And the thing about film making as well, is that you do get the chance to disappear for a second. In a way, that’s why a lot of the time I would walk away from the group of people and stand and face the wall; because I didn’t want to break in to something which I’d found, whether it was the concentration, or just an understanding or the belief in the scene. So I think I got a bit of a reputation for being anti-social, because I’d be standing in the corner facing the wall like a weirdo, trying to stay in the scene! But it was just my way of feeling like I wasn’t acting when the cameras were rolling.

Thinking about going forward and what’s coming next, do you think you will return to the theatre, or maybe go back to music theatre? What are you envisioning for yourself? You know what? I’m not ruling anything out; and I’m actually reading so much stuff at the moment. It probably won’t be music theatre, but – and I say this every time, and I think it really winds up the fans – but I have a very strong desire to get back on stage. I’ve been hunting for the right play; because it’s been a long time. I’m going to find something which I really want to do, and I’d love doing. And it will probably be something classical I think. I’m looking at quite a lot of smaller, independent movies with less special effects, as well. But yeah, I’m not ruling anything out.

GizTheGunslinger 2596 3 Хоббит: Пустошь Смауга, хоббит, Ричард Армитидж, Торин Дубощит, Richard Armitage
3
avatar
1 ДюймОлечка • 12:42, 03.12.2013
Спасибо за интервью! Было бы интересно увидеть Рича в углу, отвернувшимся ото всех biggrin
avatar
2 sister • 20:06, 03.12.2013
Спасибо огромное! Статья действительно, довольно объемная и столько интересного!
avatar
3 Lelja • 04:17, 07.01.2014
Спасибо за чудесный перевод!
Это будет так замечательно, если Ричард вернется на лондонские подмостки! Будем следить за новостями smile
avatar
Вверх