Сила "Хоббита"
Force of Hobbit
Опубликовано в "Nylon Guys", январь 2013. Автор Stefan Marolachakis, перевод sharonalee

Сканы / фото

Система Orphus

"Дайте-ка угадаю, ваш первый вопрос - не слишком ли я высок для гнома?"

Встретившись с Ричардом Армитиджем для ланча в "Пастис", я тут же понимаю, почему в последнее время этот вопрос неотступно преследует британского актера. Высокий, красивый парень, внешность которого наводит на мысль о лукавой, более обтекаемой версии Хью Джекмана, является полной противоположностью Торина Дубощита - гнома, которого он играет в фильме "Хоббит: Нежданное путешествие" (будущий блокбастер и приквел "Властелина колец" от режиссера Питера Джексона).

Перекусывая бифштексом по-татарски и запивая еду стаканом колы, Армитидж рассказывает о тонкостях работы в столь ожидаемом проекте. "Когда у тебя есть свое рабочее место, ты знаешь своего героя и знаешь, что от тебя требуется в какой-то определенный день, все что нужно - это сосредоточиться на том небольшом вкладе, который ты приносишь в общую работу. А Питер [Джексон] очень хорошо умеет создавать уютную атмосферу посреди этой огромной операции."

На счету Джексона также некоторые кинематографические новшества: фильм снят не только в 3D, но и со скоростью 48 кадров в секунду вместо стандартных 24. "Выглядит это все потрясающе, - уверяет Армитидж. - Словами этого не описать. Это будет огромный прыжок вперед и, думаю, как только люди привыкнут к этому формату, они не захотят смотреть фильмы ни в каком другом. Создается сильнейший эффект присутствия! Люди считают, что 3D - это всего лишь дешевый приём: из экрана вылетают разные вещи, мечи летят в зрителя... но это не так. 3D создает невероятную глубину."

По ходу нашего разговора я начинаю осознавать, что передо мной актер, чья карьера начинает набирать опьяняющую высоту, который много работал и теперь с достоинством встречает все "прелести", которые повлекло за собой участие в таком огромном фильме. "Если бы этот шанс пришел ко мне 10 лет назад, я бы этого не выдержал, - говорит Армитидж. - Я бы не знал, что мне со всем этим делать. Теперь же у меня есть собственное мнение, своя интерпретация книжного персонажа, более того - я понимаю, какие черты характера моего героя вызовут отклик современной публики: честь, верность, благородство, тягу к золоту."

В родном Лондоне лицо Армитиджа знакомо многим, по большей части благодаря популярному сериалу ВВС "Призраки". "Самое странное - это когда к тебе подходят и тычут фотоаппаратом в лицо, даже не поздоровавшись, - говорит он. - Но это часть работы. Это нужно принять, над этим нужно смеяться, но ни в коем случае нельзя расстраиваться." Я наблюдаю, как он заказывает второй стакан колы, и почти сразу после этого - двойной эспрессо, и понимаю, что этот человек слов на ветер на бросает. С другой стороны, это тот же парень, который, по слухам, в юности сбежал из дома, чтобы присоединиться к цирку. "Я и правда работал в цирке, - подтверждает Армитидж, - но из дома я не сбегал. Мне было 19 лет и мне нужна была карточка профсоюза."

Насколько я понимаю, на съемках большого фильма вроде "Хоббита" царит постоянное сознание всего того, что начнется после премьеры, в том числе и представление о будущих проектах и возможностях, но Армитидж уверяет в обратном: "Об этом просто не думаешь. Вообще не думаешь ни о чем кроме задач, которые поставлены перед тобой сегодня и, может, завтра. Столько всего нужно держать в голове, что размышлять о чем-то еще просто невозможно, нужно сосредоточиться на том, чем занимаешься в данный момент." Этот "modus operandi", несомненно, достоин подражания, но роль гнома все же определенно окажет колоссальное влияние на карьеру Армитиджа.

“Is your first question going to be, ‘You’re very tall for a dwarf’?”

Sitting down to lunch at Pastis with Richard Armitage, it’s instantly evident why this query has been dogging the British actor lately. A lanky, handsome guy whose looks recall a wilier, more aerodynamic Hugh Jackman, Armitage is quite the physical opposite of Thorin Oakenshield, the dwarf leader he portrays in The Hobbit: An Unexpected Journey, Peter Jackson’s soon-to-be-blockbuster prequel to his Lord of the Rings trilogy.

Between bites of steak tartare washed down with a glass of Coke, Armitage describes how one navigates working on the set of such highly anticipated production. “When it’s your workplace and you get your head into the character and you know what it is you need to do on one particular day, you just focus in on the small amount of contribution that you have to give. And Peter [Jackson] is very good at making it feel intimate in the middle of that huge operation.”

Jackson also has added a certain innovative cinematic wrinkle this time around, shooting the film not only in 3-D, but at 48 frames as opposed to the standard 24. “It looks amazing,” Armitage assures. “I can’t even begin to tell you. It’s going to be a leap forward, and I think that when people get used to it they won’t want to watch a film in any other format. It’s so immersive. People think 3-D is a gimmick – things leap out, swords come flying at you – but it’s not like that at all. It’s just this incredible depth.”

As we chat, it becomes clear I am catching someone at a uniquely exhilarating moment in his career, someone who has put in the work and is now seemingly poised for all the trappings that come with starring in a massive franchise film. “If this opportunity had come to me 10 years ago, I would not have survived,” Armitage says. “I wouldn’t have known what to do with it. Now I feel like I’ve got an opinion to bring to it, my own interpretation of the character in the book, but other things as well, attitudes that I think we can make resonate with a contemporary audience: honor, loyalty, nobility, corruption.”

In his hometown of London, Armitage is a familiar face, in large part due to his work on the hit BBC series Spooks. “What’s really weird is when someone comes up and just puts a camera in your face without saying hello,” he says. “But it’s part of the job. You take it, and you laugh about it; you can’t get too upset.” And after watching him order a second glass of Coke, quickly followed by a double espresso, it occurs to me that this is a man who means business. But then again, this is the same guy rumored to have run off and joined the circus as a teenager. “I did join a circus,” Armitage confirms, “but I never ran away. I was 19 and I needed an Equity card.”

One would imagine that when making a film like The Hobbit, there would be an overarching awareness of what was to come, in the form of future projects and opportunities, but Armitage says otherwise. “You just don’t think about that. You don’t think about anything other than the day you’re in and maybe the next day, because there’s so much to think about, you can’t have your head anywhere else other than in this exact moment.” An excellent m.o., to be sure, but this turn as a dwarf certainly has the potential to make a colossal impact on Armitage’s career.

sharonalee 3045 2 article, hobbit
2
avatar
1 Britu • 16:08, 02.01.2013
Статья хоть маленькая, но глубокомысленная. Особенно последний абзац.

Цитата
но роль гнома все же определенно окажет колоссальное влияние на карьеру Армитиджа.


Ричард в нескольких своих интервью говорил, мол, нас сделали больше, чтобы потом уменьшить. А получится наоборот: роль маленького гнома сделает его большим человеком известным на весь мир актером. )))))
avatar
2 Pirra • 18:40, 02.01.2013
"Если бы этот шанс пришел ко мне 10 лет назад, я бы этого не выдержал, - говорит Армитидж. - Я бы не знал, что мне со всем этим делать"
А мне жаль, что такого успеха не было у Ричарда 10 лет назад. Было бы больше интересных ролей и для РА, и для нас. А умник Ричард всегда знает что и с чем делать, не сомневаюсь. Спасибо за перевод.
avatar
Вверх