Ричард Армитидж раскрывает свою легенду
RICHARD ARMITAGE BLOWS HIS COVER
Опубликовано в "anthemmagazine.com", 29 октября 2016 года. Автор Kee Chang, перевод Britu, Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

"Я пробовался на роль Пеннивайза, - вспоминает Ричард Армитидж с улыбкой. - Где-то гуляет запись кинопроб, где я обнаженный схожу с ума". 45-летний британец говорит это о самом ужасном клоуне, живущем в канализации, из фильма Андреса Мускетти "Оно", снятого по роману Стивена Кинга, который выйдет в 2017 году. В итоге эта роль досталась Биллу Скарсгарду – 26-летнему брату Александра и сыну Стеллана Скарсгарда, но самое ужасное то, что мы узнали об этом уже после того, как закончили интервью, и, откровенно говоря, это все, о чем нам поведали.

Вообще-то Армитидж здесь для того, чтобы обсудить свою главную роль в сериале "Берлинский отдел" - остросюжетном триллере, который написал автор шпионских романов Олен Стенхауэр. Он играет Дэниела Миллера, аналитика ЦРУ, на которого возложена секретная миссия – найти некоего Томаса Шо, прототипа Эдварда Сноудена, сливающего секреты ЦРУ в прессу. Армитидж, получивший широкую известность, сыграв предводителя гномов Торина в трилогии "Хоббит", с легкостью скользнул в эту роль удивительно заурядного человека со сжатой пружиной внутри, убедительно сыграв Дэниела и как офисного сотрудника, и как полевого агента. 

И как принято на сегодняшнем суматошном рынке, занимающемся выпуском новых сериалов, "Берлинский отдел" выпустил первые две серии задолго до назначенного дня премьеры.

Только после просмотра первых двух серий "Берлинского отдела" я узнал, что их режиссером был Майкл Роскам. Это стало настоящей неожиданностью, потому что он снимал "Бычару".

Повезло, верно? Это стало одной из причин, которые привлекли меня к этому сериалу. Перебирая сценарии, я пытался найти по-настоящему современный, актуальный, политический и основанный на экшене триллер. Этот сценарий был именно тем, что я искал, но я продолжал колебаться. Я тогда не знал никаких подробностей, и в моем распоряжении был только сценарий. Но когда я услышал, что режиссером будет Майкл Роскам, я сразу сказал: "Да, согласен", и позвонил ему. С этого все и началось. Для меня он стал катализатором.

Когда вы увидели первую законченную серию, как она согласовывалась с тем, что вы представляли?

На самом деле все было иначе. Мы в течение долгого времени, вероятно на протяжении съемок всех 10 серий, не знали о чем сериал, в котором снимались, что, на мой взгляд, хорошо. Мне кажется, что эти персонажи существуют в очень нестабильном мире. Кажется, что они все время скользят по тонкому льду. Я был даже рад, что не имею представления об общей атмосфере и внешнем виде этого сериала. Я толком не видел ничего из отснятого материала до самого конца... только отдельные кадры. Так что когда я посмотрел первую рабочую копию, моей реакцие было: "Окей, это совсем не то, что я себе представлял. В нем нет спешки. Он дает достаточно времени на то, чтобы прочувствовать каждую историю". Я думал, что сериал будет более напряженным, но я рад, что это не так. Мне нравится, что действие разворачивается постепенно, а не вываливается на тебя все и сразу.

Вы упомянули, что в вашем распоряжении был только сценарий, когда вы вошли в съемочную группу. Когда вы подписались на эту, можно сказать, длительную прогулку, вам не казалось, что было бы лучше познакомиться с сюжетной линией всего сезона?

Иногда да, иногда нет. Вообще-то это не всегда помогает. Например, "Хоббит" был совершенно другим, потому что я уже был фанатом "Властелина Колец". Я был поклонником Толкиена и, следовательно, был знаком с той вселенной, в которую шагнул. Знать сюжетную линию было удобно, потому что у меня была возможность играть против стереотипного представления о том, что этот мир собой представляет. К тому же тебе известно будущее. Для меня по-прежнему остается сюрпризом то, что я сыграл роль Торина в "Хоббите", хотя я понимаю почему. Это странно, правда? Потому что до тех пор, пока я не увидел себя на экране, я не осознавал, что я довольно крупный. Ведь мы не видим себя. Я всегда прихожу в шок, когда вижу себя в фильме, и думаю: "А я выше, чем этот человек" или "Я шире, чем этот человек". И опять же это еще одна причина моего довольства тем, что я не был осведомлен о сюжете, потому что это давало возможность сыграть все, что угодно.

Когда вы впервые прочитали сценарий "Берлинского отдела", чем Дэниэл зацепил вас больше всего? 

Мне было интересно покопаться в прошлом Дэниела, в том, как он жил с отцом в Западной Германии и как потерял мать. В сюжете эта история не рассказана до конца, но это формирует его как личность. Меня заинтересовала идея, будучи европейцем, сыграть американца, который является патриотом своей страны. Это патриот, работающий в ЦРУ – олицетворении патриотизма. ЦРУ дает трещину и течь, и вы видите патриота, борющегося с этим. К тому же, Дэниел не супергерой. Это обычный парень, противостоящий необычным обстоятельствам. У него нет набора сверхспособностей. Он не похож на тех персонажей, из-за которых вы иногда восклицаете: "Они гениальны!" или "Они великолепно владеют оружием!" или "Они бегают марафон, так что смогут догнать преступников!". Если вы заглянете ему внутрь, то увидите обычного парня.

Персонажи этого сериала, и само собой актеры, их сыгравшие, вышли очень смотрибельными.

Большое спасибо! Мне, как актеру, очень важно проявлять интерес к тому миру, куда я попадаю. Мне пришлось передать эту пытливость Дэниелу, потому что мы собираемся наблюдать за этими людьми его глазами, что является как бы легким прикосновением. В отношениях с этими людьми Дэниел – само очарование. Он мягко изучает и анализирует всех своих оппонентов и коллег.

Вы присоединились к съемочной группе в конце ноября, если не ошибаюсь. 

Мы находились в Германии в течение 5 месяцев. Было приятно пребывать там, пока там проходили праздничные мероприятия. А потом наступили суровые январь и февраль, и температура упала до -14°С. Это было жестко. А когда мы уже уезжали, начала распускаться листва. Вы увидите эту смену сезонов на протяжении 10 серий. Наблюдать за тем, как это снималось, – замечательный опыт. 

Германия такая праздничная и веселая в это время года. Единственным местом, где я чувствовал такое же оживление, была вырастившая меня Миннесота. Хотя я никогда не был в Берлине. 

Берлин – один из самых потрясающих городов. Мы много об этом говорили. Это еще один персонаж нашего сериала. Его герои носят маски и выдают себя за других, для того чтобы действовать в той среде, куда внедряются. Мне кажется, что Берлин как город делает то же самое. Его история насчитывает множество периодов раздора: Веймарская республика в 20-х годах, Первая и Вторая мировые войны, Штази в 60-х, падение Стены в 89 году, и современный Берлин, который является прогрессивным городом будущего. Он такой многоликий. И каждый его лик мы запечатлели в нашем сериале. Он там присутствует и в архитектуре, и в людях. 

Вы были первым в актерском составе, кто подписал контракт?

Нет, но сценарий был у меня давно. Вообще-то я присматривался к другим персонажам. Сначала я подумывал о Гекторе, сыгранном Рисом Ифансом. Кажется, первым пригласили Ричарда Дженкинса, еще до того, как пришли Рис и Мишель Форбс. Думаю, я пришел на эту вечеринку четвертым. Когда  видишь в сборе весь актерский состав, то ставишь подпись не задумываясь. Кто не хотел бы сняться в одной сцене с Рисом, Ричардом или Мишель? Это еще одна из вещей, которые мне особенно нравятся. Всем актерам уже за 40. Мы действительно нравимся друг другу. Между нашими персонажами существует настоящая химия, и есть вероятность, что мы сможем вернуться и повторить все снова. Я надеюсь, что нам повезет и мы получим добро на второй сезон. Было бы очень здорово вернуться в Берлин вместе с этими людьми.

Сериал "Человек в высоком замке" по окончании первого сезона долго ждал, чтобы получить "зеленый свет" на второй сезон.

Я оптимист. Но я не знаю, останется ли Дэниел во втором сезоне, потому что мы отсняли два финала, и я не знаю, какому из их них отдадут предпочтение. Но потенциал есть. Имеется еще порох в пороховницах.

А вам не разрешали режиссировать какой-нибудь из эпизодов. На телевидении актерам иногда это позволяют.

Нет, если бы! Господи! (Смеется) Думаю, мне придется еще зарабатывать свои звезды, чтобы это сделать. У нас было пять режиссеров: Майкл Роскам, Джузеппе Капотонди, Кристоф Шреве, Джошуа Марстон и Джон Дэвид Коулз. Великолепные режиссеры. Это одна из лучших особенностей сериала. Во втором сезоне мы намерены сражаться до конца, чтобы получить и женщин-режиссеров.

И Ричарда Армитиджа.

(Смеется) В девятом сезоне.

Однако, это интересно.

Несомненно, я жажду этого. Это было бы непостижимо. Я провел бы большую исследовательскую работу. Я не знал бы, с чего начать, но точно знал бы, чего я хочу и чего не хочу. Думаю, я у меня получилось бы отлично руководить актерами и в итоге добиваться хорошего исполнения.

Britu 356 1 Berlin Station, Интервью
1
avatar
1 tannni5590 • 14:00, 29.10.2016
Спасибо! Ух ты, какое интересное интервью! А Парниша вырос до желания режиссировать, если раньше он от этой мысли отмахивался веником, то теперь он понял, что у него может это получиться ( я вот лично уверена, что с его подходом к работе это может быть очень хорошее кино!
avatar
Вверх