Ричард Первый
RICHARD THE FIRST
Опубликовано в "Pnay Plus", 15 декабря 2016 года. , перевод Rikka

Сканы / фото

Система Orphus

Прибытие на съемки «Хоббита» ошеломило его, он взялся за жуткую роль в «Ганнибале», несмотря на то, что терпеть не может фильмы ужасов, и хотя он действительно любит США, он не может дождаться момента, когда уедет и вернется домой в Англию; интервью с потрясающим британским актером Ричардом Армитиджем, исполняющим главную роль в шпионском сериале "Берлинский отдел". 

ХОББИТ

«Помню свой первый день на съемочной площадке «Хоббита», когда я приехал и увидел это масштабное производство с сотнями людей, вовлеченных в процесс в любой заданный момент времени, я был ошеломлен». 
«Для меня есть жизнь до «Хоббита» и после. Не только из-за того, что трилогия появилась на экране во всем мире, но также потому что работа над этими фильмами помогла мне в моей профессии. 
Работая над фильмом, ты понимаешь, что на тебя будет направлено столько взглядов, что ты просто должен погрузиться в этот образ полностью, и это совершенствует и развивает тебя как актера. Я знал, что если не сделаю этого тогда, другого шанса у меня никогда не будет. Помню я говорил Питеру, что такая возможность выпадает раз в жизни, и я не собирался потратить ее впустую», – смеется Армитидж. 

Участие в масштабной фэнтэзи-франшизе влечет за собой определенные обязательства по отношению к поклонникам? Конвенты и тому подобное? 
«Это совсем необязательно. Я еще не участвовал в подобного рода Конвентах. По моим ощущениям герой существует внутри кинофильма, и я не заинтересован в вытягивании его оттуда. Брать деньги за автографы... Мне просто это не нравится». 

Трилогия «Хоббит» стала самым крупным съемочным процессом, в котором вам удалось поучаствовать? 
«Именно так. Крупнее просто и быть не может. В то же время, что интересно, Питеру и его партнерам, Фрэн Уолш и Филиппе Бойенс, удалось воплотить все это в жизнь с предельной скромностью. Большую часть времени ты мог обратиться к ним напрямую, и именно они были теми, кто направлял тебя во всем этом. Поэтому широкомасштабное производство с тысячами вовлеченных сотрудников чувствовалось домашним, семейным». 

Ваш персонаж в «Хоббите», Торин Дубощит, кажется психологически самой сложной, глубокой ролью. 
«Именно этого они хотели: героя, который изменяется по ходу трилогии вместе с Бильбо Бэггинсом, даже несмотря на то, что книга-первоисточник относительно небольшая и не содержит детальной информации, касающейся тех, кто окружает Бильбо. Я был очень за это признателен. Фэнтэзи или нет, я хотел героя, играть которого смогу честно и убедительно. Это то, что я очень люблю в Толкине – все это ощущается больше историей, чем фэнтэзи». 

БЕРЛИНСКИЙ ОТДЕЛ 

 «Я всегда любил шпионские триллеры. Несколько лет участвовал в съемках «Призраков», читал много романов Ле Карре. Готовясь к сериалу, я всесторонне изучил тему, и это способствовало еще большей увлеченности современным политическим шпионским жанром в связи с сложившейся ситуацией в Европе. Самое удивительное, что во время съемок мы чувствовали, что толкаем историю к грани разумного ради драмы, но в конце концов, реальность догнала нас и даже стала более драматичной». 

«Дэниел сверх-патриотичен. Но в какой-то момент он задается вопросом о мотивах организации, отправившей его, страны, которая его послала. А если вы не можете доверять собственной стране, особенно имея профессию такого рода, кому или чему вы можете доверять?»

«Когда ты каждое утро оказываешься на работе в окружении актеров такого уровня, это дает тебе чувство уверенности. Они обладают потрясающей манерой, ставят планку чрезвычайно высоко. Работа с Ричардом Дженкинсом делает тебя лучшим актером. Не было такого дня, чтобы оказываясь на площадке и работая с ним, я не ощущал бы его влияния, не только как актера, но и как человека. Его окружает аура власти. Работа с ним были для меня огромной честью и удовольствием». 

Сериал был снят в Берлине, и я уверена, город сработал со своей собственной магией? 
«Берлин – это город, обладающий столькими лицами, масками и индивидуальностями, что он стал самостоятельным героем в сериале. Он полон богатой истории со всеми этими шрамами, полон молодой, захватывающей энергии». 

Вероятно поэтому израильтяне с таким удовольствием продолжают посещать Берлин?
«Я прекрасно это понимаю. Берлин – это такое классное место, классное, так как здесь поддерживается индивидуальность, поддерживается искусство. Ты чувствуешь, что можешь быть собой, добиться самовыражения (и поесть вкусной еды между делом). Это потрясающее место и я по-настоящему его люблю». 

ГАННИБАЛ 

«Я всегда говорил, что единственный жанр, в котором я не буду работать, – это ужасы. Но то, что создатель «Ганнибала» Брайан Фуллер сделал с этим сериалом – это нечто особенное. Никто и никогда не снимал такой ТВ-сериал, никто не снимал такое кино. «Ганнибал» – это очень мрачное шоу, но я думаю, одновременно это высокое искусство. Причина, из-за которой меня привлекла эта [роль], несмотря на неприятие этого жанра, в том, что все герои очень сложны психологически. Фрэнсис Долархайд – монстр, но психология его поступков очень глубока и сложна. Ему не комфортно в его собственной коже». 

Полагаю, у исполнения подобной роли есть своя цена? 
«Да, это было ужасно. По утрам я слушал тревожную музыку, чтобы подготовиться. Период съемок не был очень долгим, но в какой-то момент это все проникает тебе под кожу, в твои сновидения, в характер сна. И то, как люди на тебя смотрят, это слегка... Эй! Это же я, а не мой герой. Одним словом, это очень интересно играть, но и закончить работать над его образом было намного лучше». 

То есть, больше никаких фильмов или сериалов в жанре «ужасы»? 
«Я не знаю... Это здорово, сниматься в психологическом триллере, но проект с людьми, рассекающими других людей, – один из тех проектов, отказать которым я смогу без проблем вне зависимости от того, какие предложат деньги. Есть так много историй, которые можно рассказать, так зачем [выбирать] эти?»

О ЖИЗНИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ. 

«Мой дом, очевидно, в Англии, и я очень надеюсь, что смогу вернуться в следующем году. После всего, что случилось здесь в контексте политики, я ощущаю острое желание выбраться... я чувствую, что я достиг того, зачем сюда приехал и мысль о возвращении дарит мне тепло на душе. Я люблю Америку, мне нравится здесь работать, но я далеко от моих друзей и семьи, а это нелегко».

Britu 435 1 2016, Интервью
1
avatar
0
1 Britu • 07:57, 02.01.2017
Рикка! Огромное спасибо за перевод!
avatar
Вверх