Вечные темы в старинной истории
Timeless themes in an age-old journey
Опубликовано в "Dominion Post", 3 мая 2007. Автор Jane Clifton, перевод sharonalee

Сканы / фото

Система Orphus

Нет ничего лучше, чем хороший костюмный сериал по воскресеньям - все эти вздымающиеся груди и суровые кавалеры... Но почему-то даже самый глубокомысленный классический роман может превратиться в обычную мыльную оперу после адаптации для современного зрителя.

Иногда просто потому, что продюсеры выбрали неправильную книгу.

Эта участь постигла недавнюю экранизацию романа Энтони Троллопа "Он так и знал", которая получилась несерьезной и унылой, несмотря на то, что все актеры прекрасно играли.

Впечатления и мысли от чтения Троллопа не так легко перенести на экран, хотя много лет назад телевидение с этим справилось, когда вышла блестящая экранизация "Барчестерских хроник".

Тем не менее, существуют классические романы, в сюжетных поворотах которых достаточно тяжеловесности, чтобы пережить современную адаптацию и сохранить определенную глубину. Идеальным кандидатом стал очередной воскресный сериал "Север и юг" по роману Элизабет Гаскелл.

Вечные темы богатства и бедности, знатности и практицизма - это уже интересное зрелище, не говоря уж о корсетах и каретах.

Но главная тема сериала - это также любимый сюжет Джейн Остин о том, как сложно отличить доброту от снисходительности.

Это история юной идеалистки, Маргарет Хейл (Даниела Дэнби-Эш), семья которой неожиданно переезжает с аристократического юга на индустриальный север Англии, который видится девушке практически другой страной.

Будучи дочерью викария, Маргарет приучена посещать бедняков "с корзинкой", но на новом месте обнаруживает, что ее филантропия не вызывает у местного населения ничего, кроме скептицизма.

Все, что она видит вокруг, - это доведенный до отчаяния рабочий люд; город, в котором все зависят от производства хлопка; город, где богатые и бедные не понимают друг друга; и где бедняки с шокирующим упорством отказываются от помощи богачей.

В силу невероятного аристократизма семейства Маргарет только в середине первой серии она узнает, почему ее отец решил столь внезапно сменить место жительства.

После того, как новый архиепископ потребовал повторно принести клятвы для подтверждения веры, отец Маргарет решил оставить свой пост, покинуть церковь и стать учителем.

Это открытие становится для Маргарет шоком - не только потому, что ее отец (Тим Пиготт-Смит), вероятно, потерял веру в Бога (или, по крайней мере, веру в истинность своей конфессии), но и потому, что местные невежи распускают отвратительные слухи о причинах их добровольного бегства.

На юге о таком просто не говорят.

Пытаясь осознать все это своим неискушенным умом, Маргарет встречает своего противника, Джона Торнтона (Ричард Армитидж) - богатого и жесткого владельца местной фабрики, который посещает уроки ее отца, чтобы самоусовершенствоваться через изучение классической литературы и философии.

Впервые Маргарет видит Торнтона на фабрике, когда он растирает в порошок нерадивого рабочего, посмевшего закурить в цеху, а затем увольняет его, несмотря на мольбы бедняка, семья которого теперь будет голодать.

Позже нам объясняют, что малейшая искра может привести к пожару, который в прошлом уже унес жизни 300 рабочих, но Маргарет не может забыть неоправданной жестокости и недостатка сочувствия.

Уже на данном этапе становится ясно, что мы видим замечательный сюжет "она хороша, и он хорош, а все что им нужно - это пройти небольшой философский путь навстречу друг другу". И этот путь, разумеется, будет приятно тернист.

Торнтона, который на самом деле вовсе не жестокий человек, уместнее было бы назвать героем. Он работал не покладая рук, чтобы возместить долги нерадивого отца, а затем создать собственное дело.

Мы становимся свидетелями собраний местных фабрикантов и узнаем, что, в отличие от своих слишком экономных коллег, Торнтон не жалеет денег на удобство и безопасность рабочих.

Правда, он утверждает, что делает это только потому, что здоровые рабочие больше и лучше работают.

Поэтому ему и нужна Маргарет - чтобы объяснить, что относиться к рабочим хорошо нужно совсем по другой причине - потому что они тоже люди.

Но кульминации, к счастью, ждать еще три серии, а пока можно наслаждаться множеством моментов - к примеру, прекрасной матерью Торнтона, которую с великолепной северной строгостью играет Шинейд Кьюсак. Это фурия, которая с изумительной скоростью и минимумом слов ставит аристократическое, но обедневшее семейство Маргарет на место.

Торнтоны богаты и осознают это с суровой гордостью. Миссис Торнтон уверена, что, поскольку богатство досталось им исключительно благодаря собственным усилиям, у них есть моральное, а не только материальное право ставить себя выше остальных.

Вместе с тем жизнь Торнтонов аскетична и скучна. Достаток не приносит им счастья, так что кое-какие уроки жизни по этому поводу им также придется получить.

Вне светских гостиных, на улицах города затевается борьба, разжигаемая рабочим фабрики Николасом Хиггинсом, которого играет героический Брендан Койл.

Сложно ошибиться, отдавая актрисе Полин Кирк роль Диксон, боевой экономки Хейлов, которая обнаруживает, что в новом городе даже самая нуждающаяся служанка пренебрегает работой на бывшего незадачливого викария.

А ожесточенные споры Маргарет и Торнтона за обеденным столом превозносят сериал далеко за рамки мыльных опер.

Однако даже те, кому благородные темы могут показаться скучными, найдут что-то для себя, ведь сериал еще и очень красиво снят.

Особенно хорошо запоминается эпизод с первым визитом Маргарет на хлопковую фабрику, когда воздух заполнен белоснежными хлопьями, словно это сцена из "Доктора Живаго", только заполненная несчастными рабочими. Убийственная красота.

There’s nothing nicer than a good Sunday night costume drama – all those heaving bossoms and scowling squires – but somehow, the most profound classic novel can turn into a mere pretty soap opera after modification for a modern TV audience.

Sometimes it’s just because TV producers pick the wrong book.

UKTV’s recent Sunday night offering an adaptation of Anthony Trollope’s He Knew He Was Right, was lightweight and frustrating, even though all concerned acted their socks off.

What you get out of reading Trollope can’t easily be replicated on the screen – though TV made a stunning job of The Barchester Chronicles many years ago.

However, some classic novels have enough narrative heft to survive the prettification of TV, and retain their profundity, and UKTV’s new offering, a version of Elizabeth Gaskell’s North and South, has proved a perfect candidate.

The old themes of rich versus poor, and gentility versus practicality, are given a jolly good seeing-to, with no bodice-ripping or horse-whipping to speak of.

The biggest story this series tells is the great Jane Austen favourite – how hard it is to locate the tipping-point between kindness and patronisation.

It’s the story of an idealistic young woman, Margaret Hale (Daniela Denby-Ashe), whose family abruptly moves from the genteel south to the industrial north of England, pitching her into what may as well be another country.

As a vicar’s daughter, accustomed to visit the poor with "a basket”, Margaret finds her offers of benevolence are met with incredulity by the local poor folk.

What she sees is a brutalised workforce in this cotton-dependent city, with rich and poor and precious little in between – but with the poor shockingly resistant to being helped by the rich.

Such is the extreme gentility of Margaret’s family that it’s not till halfway through the first episode that she learns why her father has moved them to this harsh place.

Affronted that the new local head of his church has demanded he reaffirm his faith, her father has chosen to resign his post, and leave the church to become a teacher.

This is a huge shock, as not only has her father (Tim Pigott-Smith) seemingly lost faith in God, or at least in his church’s version of Him, but the rough locals are openly bruiting about lurid versions of the particulars of his voluntary de-frocking.

Such things are simply not mentioned in the south.

While still trying to process this through her unworldly brain, Margaret meets her nemesis, John Thornton (Richard Armitage), the wealthy and tough owner of a local cotton mill, who is visiting her father to improve himself through learning the classics and philosophy.

Margaret’s first sight of Thornton is of him pulvertising an errant employee whom he catches smoking in the mill, and sacking him despite the man’s pleas that his family will starve.

Later it’s brought home to us that a single spark has in the past caused the deaths of 300 workers in a single fire, but Margaret cannot get past the brutality and lack of compassion for an individual.

Already you can tell that it’s going to be a satisfying "she’s right, and he’s right, they just have to make important philosophical journeys toward each other” kind of routine. But the journey is already agreeably bumpy.

Far from being a total brute, Thornton out to be a hero, who worked his fingers to the bone to repay his errant father’s debts, and then build up his own solid business.

We get to sit in on meetings of all the local mill owners, where we learn that, unlike his cost – and corner – cutting fellows, Thornton is a man who does spend money on his workers’ comfort and safety.

However, he makes it clear that he does this only because keeping workers healthy improves their productivity.

We can see he needs Margaret to tell him that there is a much more pressing reason to look after his workers – because they are human beings.

But that reckoning is blessedly three more episodes away, and meanwhile there is heaps to enjoy – not least Thornton’s mother, played with magnificent Northern grimness by Sinead Cusack. She’s a harridan 18th century version of Liz on Coronation Street, who quickly, and with marvelous economy of words, puts Margaret’s well-born but newly poor family well and truly in its place.

The Thorntons are wealthy, and grimly proud of it. Mrs Thornton believes that because they are wealthy by their own efforts, they are morally, not just economically, entitled to laud in over others.

At the same time, the Thorntons are austere and humourless. There’s not much joy in their wealth, so there are life lessons coming to them in that department as well.

Beyond the drawing room, there is industrial strife brewing, fanned by doughty millworker Nicholas Higgens, a heroic and brooding Brendan Coyle.

And it’s hard to go wrong casting Pauline Quirke as the Hales’ embattled housekeeper Dixon, who finds the lowliest chit of a girl in this town disdains to work for an ex-vicar down on his luck.

The violence of the dinner table exchanges between Margaret and Thornton pitches this well out of range of soap or romance.

However, the specially weekend-weary can let all the lofty themes wash over them, because the series is also gorgeous to look at.

Especially memorable is Margaret’s first sight of the working innards of a cotton mill, the whole of it fabulously adrift with tufts of airborne cotton, like a scene from Doctor Zhivago, only peopled with miserable-looking automatons. A scene of deadly beauty.

sharonalee 1457 0 article, north and south
Оставить комментарий
avatar
Вверх