Интервью с Ричардом Армитиджем о Хоббите и Капитане Америка
Richard Armitage interview: The Hobbit; Captain America
Опубликовано в "Den of geek", 16 июня 2015 года. Автор Duncan Bowles, перевод Britu, Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

Трудно поверить, что фильмы о Средиземье уже почти закончены, если не считать режиссерской версии "Пяти армий". Прошло почти четырнадцать лет с тех пор, как фильм "Братство Кольца" ворвался на большой экран и подарил миру величайшую кинематографическую фантазию, которую тот когда-либо видел. Однако теперь зрители могут сидеть в уюте своих домов и целыми днями следить за резней орков и братанием бородачей на протяжении двух связанных между собой трилогий.

 

Книга "Хоббит" всегда считалась более трудной для киноадаптации из-за ее более детского тона и незатейливого повествования, но я подозреваю, что будь она выпущена до трилогии "Властелин колец", ожидания были бы совсем другими. Как бы то ни было, Питер Джексон превратил хорошую историю в киносериал из фильмов [которые теперь можно (и нужно) оценивать как одно полное произведение, а не отдельные выпуски], в основе которого лежит история Торина Дубощита, сыгранного мистером Ричардом Армитиджем.

 

Беглый взгляд на мой обзор "Битвы пяти армий" продемонстрирует, насколько сильно мне понравилась работа Армитиджа в заключительной части, ибо он являлся стержнем этой саги на всем ее протяжении и гораздо более сложным героем, за которого следует болеть сильнее, чем, скажем, за невинных неуклюжих хоббитов. С того момента как Торин впервые появился на пороге Бильбо, Армитидж излучает силу, харизму и лидерство, которые отличали его от остальной банды, и именно его исполнение помогло успешно снять большую часть самых важных моментов "Хоббита" и удержать аудиторию на стороне поставленной миссии. К тому же у него была очень величественная борода, а это имеет большой вес в данных краях.

 

Сейчас в Ирландии снимается фильм "Паломничество" с Джоном Бернталом из "Ходячих мертвецов" – фильм, который, кажется, станет экшеном о путешествующих монахах 13-го века (запишите меня). Ричард Армитидж нашел немного времени первым делом поутру, чтобы поболтать с нами обо всем, что касается Торина, и мы нашли его в прекрасной форме, когда начали интервью, вполне логично, с обсуждения окончания трилогии "Хоббит".

 

Получается, что это интервью может стать последним интервью о "Хоббите" после всех этих лет!

 

[Смеется] Да, я думаю, что последнее!

 

Вы, должно быть, уже близки к концу, не так ли?

 

Да. То есть, мне кажется, что этот последний выпуск, вероятно... Возможно, это последний раз, когда мы будем говорить об этом официально, но я чувствую, что буду болтать о "Хоббите" еще довольно долго.

 

Должно быть, есть легкое горьковато-сладкое чувство облегчения, что это подходит к концу, поскольку я знаю, что премьеры бывают довольно изнурительными, и, должно быть, было довольно трудно говорить об одном и том же персонаже в течение стольких лет?

 

Ну, это так, но теперь появились периоды, когда перестаешь говорить об этом, и прошло уже некоторое время с момента премьеры фильма. Но с выходом дисков для домашнего просмотра, а также режиссерской версии есть целая куча вещей, о которых я уже забыл, и которые, возможно, проявятся сейчас, и я вчера разговаривал с некоторыми ребятами, и ходит слух, что могут сделать еще один выпуск режиссерской версии в кино, но кто знает…

 

Ого, это было бы нечто…

 

Это было бы круто, не так ли?

 

Это было бы просто потрясающе.

 

По-моему, там есть отличные кадры.

 

Я хотел спросить, известно ли вам, какие сцены с вашим участием появятся в режиссерской версии?

 

Ну, я знаю, что есть пара сцен, которые не попали в третий фильм. Например, сцена похорон, и одна из сцен, которую мне не терпится увидеть, - это грандиозная гонка на колесницах, или, вернее, погоня на колесницах, не попавшая в фильм, а также появление Энтони Шера в роли Траина, которое опять же было вырезано, и я действительно с нетерпением жду увидеть это.

 

Должно быть, странно, что имеется так много сокращений, но, по крайней мере, был прецедент с фильмами "Властелин колец", существующими в двух версиях, так что вы знали, чего ожидать?

 

Да, это один из вопросов, которые всегда возникают у людей: "Ну, почему это было растянуто на три фильма?", а потом, когда смотришь на то, что должно было быть вырезано – действительно ценные вещи, которые они так долго выбирали, создавали и писали, и ты думаешь: "Ну, на самом деле, в некотором смысле трех фильмов было недостаточно, чтобы рассказать историю так, как Пит хотел ее рассказать", так что просто здорово понимать, что мы можем и теперь сможем увидеть все то, что было утрачено [при монтаже].

 

Мне всегда казался странным этот критицизм, что люди так жестко относились к тому, что "Хоббит" будет трилогией. Потому что для меня, конечно, это были три Рождества, которые автоматически становились лучше!

 

Вот именно! [смеется] Я никогда не понимал, почему люди жаловались, что фильмы были слишком длинными, потому что я думаю, вы же все равно платите за билет столько, сколько платите, а получаете вдвое больше часов за свои деньги, то есть вы получаете двойную ставку за те же деньги. А люди очень редко жалуются на то, что получают слишком много, не так ли?

 

Должен сказать, что мне очень понравилось ваше исполнение роли Торина на протяжении всей трилогии…

 

Спасибо!

 

...но была ли "Битва пяти армий" той частью, выхода которой вы ожидали больше всего, потому что, с моей точки зрения, это, безусловно, самая эмоциональная и сильная глава для Торина из всего, что он пережил?

 

Да, в том смысле, что в ней сосредоточилась вся сущность персонажа, и два других фильма подводили его к этому моменту, так что это был зенит истории персонажа, его верхняя и его нижняя точки, и следовало действительно увидеть, как он сражается как воин, искупает свою вину, и, конечно, финальная сцена с Бильбо, в которой я был... это одна из тех сцен, о которой ты знаешь, что тебе придется ее играть с той минуты, когда подписываешь контракт, потому что я читал книгу, так что я был взволнован предстоящей игрой этой сцены и нервничал, а также ты знаешь, что должен сделать это правильно, ты знаешь, что должен отдать дань уважения персонажу. Но да, с этой точки зрения, все хорошее в путешествии Торина содержится в последнем фильме.

 

Вы упомянули последнюю сцену персонажа, но, включая досъемки после перерыва, какую сцену с вашим участием снимали последней?

 

Моей последней сценой была сцена с Азогом, когда его клинок над грудью Торина, и Торин должен принять решение убрать свой клинок, чтобы убить Азога, но при этом пожертвовать собой. Это был мой самый, самый последний кадр. Крупным планом.

И довольно занятно, что так случилось, что этот момент был последним в его жизни - этот самый момент, однако Пит как бы задержался на нем. Было что-то, что он искал, что, я думаю, было чувством облегчения в Торине, что он мог сделать это и отпустить все. Так что это был мой последний отснятый кадр.

 

Ну, это сработало, ибо я плакал на плече у жены, пересматривая фильм в выходные!

 

Ха-ха-ха!

 

И говоря о той финальной сцене, вы действительно сражались с Ману Беннеттом в том последнем бою?

 

Нет, на самом деле я никогда не встречался с Ману до красной дорожки, когда мы продвигали фильм. Я дрался с парнем по имени Большой Майк – бывшим баскетболистом, облаченным в зеленый костюм. И он также был абсолютно великолепен в физическом воплощении персонажа. Я думаю, что Ману участвовал в пост-продакшене для финального издания, когда уже делают захват актерской игры, и он, в основном, создал голос, выражение и физическую версию Азога, которых не было во время боя. Так что это была комбинация множества различных технологий, но я сражался с каскадером.

 

Мне было очень любопытно, поскольку я знаю, что Ману Беннетт актер с выдающимися физическими данными...

 

Да, но с точки зрения масштаба он немного ниже меня, и нам нужен был кто-то действительно высокий, а Большого Майка так называют, потому что он около семи с половиной футов ростом, что опять же недостаточно много для Азога, но с точки зрения того, где находятся его плечи, мне было лучше сражаться с ним.

 

Одной из моих любимых сцен было погружение Торина в безумие драконьей болезни. Это было сложно снимать? В фильме это, само собой, выглядит впечатляюще, поскольку вы находитесь на озере из золота, а под ним – Смауг. Но, должно быть, вокруг вас просто было много зеленого фона?

 

Да, и это был небольшой эксперимент, потому что Пит на самом деле не знал, как снимать эту сцену, и это была просто сценическая ремарка, которая гласила: "Торин смотрит на золотую поверхность и видит, что там отражается дракон". Так что никто толком не знал, что будет происходить в этой сцене. Когда я приехал в тот день, Пит сказал: “Ну, как думаешь, что ты должен делать?”, а я сказал: “Я не знаю, что ты хочешь делать”. Так что он как бы построил пандус и зеленую платформу – она была полностью зеленой – и включил музыку, а я привязал веревки вокруг лодыжек, и несколько каскадеров держали меня за ноги, и мы вроде как импровизировали всю сцену. Так что это был занятно, да, небольшой эксперимент.

 

Что ж, эксперимент был хорош…

 

Но я понятия не имел, что он собирается делать с этим в пост-продакшн, пока я не увидел фильм. На самом деле это оказалось намного проще, чем я себе представлял, и немного более абстрактно, потому что, разумеется, когда мы снимали это, я не понимал, куда он идет, находясь внутри горы, – а он на самом деле никуда не шел, все происходило у него в голове. Понимаете, моря из золота... озера из золота не существовало, оно было только в его голове, что было интересно.

 

Несмотря на то, что фильмы назывались "Хоббит" и тот факт, что технически зрители следят за путешествием Бильбо, для меня трилогия была скорее об истории Торина из-за завершенной арки его персонажа. Знали ли вы с самого начала, что в сценарии будет сделан такой невероятный акцент на нем, что он покажется еще более мощным, чем в книге?

 

Ну, я знал, что сценаристы собираются сосредоточиться на деталях путешествия Торина и показать множество флешбэков из приложений. Я знал, что их собираются использовать в сценарии, но я не знал, насколько подробным это будет.

Интересно то, что в некотором смысле путешествие Торина создает хребет этой истории, и на самом деле именно Бильбо берет зрителей с собой, чтобы посмотреть на путешествие, которое они совершают, если вы понимаете, о чем я говорю. Так что это всегда с точки зрения Бильбо, но история семьи гномов и путешествие гномов – это действительно то, на что Бильбо купился, так что я всегда знал, что так будет.

 

И возвращаясь на несколько лет назад, трудно ли было приступать к съемкам, потому что первое появление Торина очень мощно и быстро передает то чувство лидерства и легкой отстраненности, с которыми вам пришлось ступить на съемочную площадку в первый день?

 

Да, это было нечто, в чем я просто не был уверен, и, конечно же, никто.… в действительности нельзя навязать свое лидерство, оно должно быть дано. Я полагаю, статус — это одна из тех вещей, которые ты не можешь просто взять и натянуть. И это ослабило бы его характер, будь он диктатором. Он должен был быть своего рода скромным персонажем, который завоевал авторитет у всех гномов, а это требует времени, как и актеру требуется завоевать доверие своих коллег, и поэтому мне пришлось делать это шаг за шагом и заслужить уважение моих коллег-актеров, что было сложно, это трудно.

 

Мне интересно, было ли небольшое давление из-за предшествующих съемок "Властелина колец" и того, насколько они сдружились за период столь длинных съемок? Чувствовали ли вы это давление, или вы все просто подружились?

 

Знаете что, да. Были разговоры, всегда были разговоры о Братстве, и я думаю, что это было здорово, потому что это по-настоящему продемонстрировало нам, каким режиссером был Питер Джексон, потому что он хотел нас в свою команду. Так что с самого начала мы знали, что будем выкладываться на 100 процентов. В самом начале съемок произошла небольшая задержка, потому что Пит был болен, так что у нас появилось немного дополнительного времени, чтобы вместе тренироваться, сражаться и делать то, что мы называли "тренировочным лагерем гномов", так что я думаю, что это действительно помогло нам объединиться.

А также тот факт, что протезы, грим и костюмы были довольно неудобными и усложняли жизнь большинству гномов, так что в некотором смысле все актеры страдали. Мы все это признавали и поддерживали друг друга, и это было хорошо, в том смысле, что в процессе этих совместных страданий сформировались хорошие дружеские отношения.

 

Что касается моего последнего вопроса, я хотел бы спросить о фильме "Капитан Америка: Первый Мститель", потому что это еще один фильм, который я люблю. У вас была небольшая, но ключевая роль в нем, поэтому мне было интересно, каково было сниматься и каково было стать частью этой вселенной, хотя и ненадолго?

 

Знаете что? Я все время забываю, что снимался в "Капитане Америка"! Потому что в то время Marvel только слегка брезжил на моем горизонте, и я забываю упомянуть об этом, когда разговариваю с людьми, потому что компания Marvel огромна и вселенная Marvel так обширна, и поэтому, вероятно, хорошо, что в то время я этого не сознавал. Я просто как бы пришел туда и сыграл эту роль, но опять же роль, в которой я был очень не уверен.

Я нашел отличного прототипа для персонажа, который, приехав из Германии, проник в американскую систему в то время в качестве шпиона, чтобы попытаться собрать информацию, так что образ извлекался оттуда. Но самой сложной вещью для меня были подводные съемки; я не большой любитель воды и, разумеется, всех этих съемок на подводной лодке. Но это было здорово, и Крис Эванс - просто фантастический актер на роль Капитана Америки, он был таким хорошим спортсменом. Если честно, я бы хотел, чтобы этот персонаж не умер! [смеется]

 

Ричард Армитидж, большое вам спасибо!

 

 

Britu 104 0 хоббит, Битва пяти армий, Капитан Америка
Оставить комментарий
avatar
Вверх