60 секунд с Ричардом Армитиджем
Sixty Seconds: Richard Armitage
Опубликовано в "Metro UK", 22 июня 2021 года. Автор Larushka Ivan-Zaden, перевод Britu, Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

49-летний актер, сыгравший в "Хоббите" (и "Буне"), о его вражде с эльфами, кошмарах серийного убийцы и наслаждении холодной русской водкой.

Какие три слова лучше всего описывают вас?

Терпеливый, одержимый и бесхитростный.

И "высокий"! Вы удивились, когда вас при росте почти в 188 см взяли на роль гнома Торина в "Хоббите" ?

Да! Вообще-то во мне 191 см. Думаю, я подрос, занимаясь пилатесом. Я действительно был сбит с толку, когда мой агент сказал, меня хотят прослушать на роль гнома. Я посмеялся, но пришел. Тогда я снимался в "Призраках" и очень сильно повредил спину. Из-за этого на прослушивании я пребывал почти в агонии. Не хочу сказать, что из-за этого обстоятельства я стал меньше ростом, но оно определенно заставило меня испытать тревожность Торина. В основном я сидел там, сжав кулаки и стиснув зубы, потому что мне было очень больно.

Кем вы предпочли бы быть: гномом, эльфом или хоббитом?

Я больше похож на хоббита. Мне нравятся комфорт и уют, и я совершенно не люблю конфронтацию. Я не настолько утонченный или самовлюбленный, чтобы быть эльфом. Помню, когда проходил кастинг на роли эльфов, там говорили: "В общем, чтобы сыграть их, нам просто нужны супермодели". Это заставило меня порадоваться роли вонючего гнома.

Ваш новый фильм на самом деле является спектаклем. Это экранизация классической чеховской пьесы "Дядя Ваня", которая получила восторженные отзывы в начале прошлого года...

Мы как раз набирали обороты, когда объявили локдаун. После этого я вернулся в Нью-Йорк, где живу, и мой агент сообщил, что мы можем снять этот спектакль в Великобритании, но мне придется посидеть на двухнедельном карантине. Так что мне пришлось репетировать с помощью Zoom, что было очень необычно.

Будучи актером системы Станиславского, вы оставались в образе чеховского персонажа во время локдауна?

Я не знаю, как определяют актера системы Станиславского. Я всегда думаю, как может поступить мой персонаж, как он реагирует на этот мир, но в данном случае это было довольно сложно, потому что я играю Астрова – доктора в исторической пьесе, написанной более 120 лет назад. Играя в "Дяде Ване", я просил, чтобы мои костюмы не стирали. Мне не нравилось, что они пахнут современным стиральным порошком. Но, разумеется, костюмеры были обязаны это делать. Поэтому я подобрал аромат для Астрова, который был слегка грубоватым/землистым и пряным. В спектакле, когда Соня во втором акте поднимает с пола носки Астрова, они пахнут как он, потому что я придавал им этот запах.

Должно быть становится тревожно, когда играешь кого-нибудь вроде Френсиса Долархайда – серийного убийцу в "Ганнибале"...

Да, приходится даже защищаться. Когда глубоко погружаешься, всегда надо быть уверенным, что сможешь вернуться обратно. Во время съемок "Ганнибала" меня действительно преследовали тревожные сны. Особенно когда дело дошло до съемок сцены, где мой персонаж перелез через стол и откусил доктору часть лица. Мне снились кошмары. Когда я заканчиваю работать над проектом, мне нравится стричься или делать что-нибудь совершенно иное, чтобы оставить персонажа позади.

Ваше актерское резюме – самое внушительное из виданных нами: "Звездные войны", Марвел, Средиземье, "Восьмерка Оушен". Вы снимались почти в каждой крупной киновселенной.

И, как это ни странно, мне по-прежнему кажется, что этого недостаточно! Если у меня не было тяжелого рабочего дня, я чувствую себя так, словно и не присутствовал вовсе. Это одна из этических норм, которую применял к себе Чехов: будущее и надежда в труде.

Ваша первая роль – "человек в пабе" в сериале "Бун". Вы помните её?

Разумеется! Это было для ЦТ в Ноттингеме. Я был статистом, поэтому получал свою ежедневную ставку, и мне приходилось сидеть на заднем плане, потягивая пинту пива. Помню, как создавал сюжетную линию для своего персонажа и что собирался сказать. А в итоге, конечно же, все, что от тебя требуется, – это что-то прошептать и прикинуться обоями. Каждый раз, когда я нахожусь на съемочной площадке, где вокруг меня находятся статисты, я точно знаю, через что они все проходят и как расстраивает то, что тебя полностью игнорируют. Поэтому я стараюсь, не отвлекаясь, но все же поздороваться с каждым из них, потому что я был на их месте.

Что вы обычно пьёте?

Я завязал с выпивкой во время локдауна, но если когда-нибудь вернусь к ней, то это, скорее всего, будет водка. Эта тягя по-настоящему усилилась после "Дяди Вани", потому что Чехов упоминает водку слишком часто. В последний день перед нашим расставанием на рождественские каникулы, мы все пили водку, как пил бы её Чехов: охлажденный напиток в охлажденных рюмках, как положено. Классная была репетиция!

Моя мама любит ваши аудиокниги.

Благодарю! Мне нравится работать над ними, хотя во время локдауна мне было немного одиноко, когда я сидел в шкафу, занимаясь ими самостоятельно. Одна из моих любимых книг – та, на которую я в итоге приобрел права, – "Похищение Энни Торн", написанная С.Д. Тюдор. Я попытаюсь снять по ней телесериал.
 

Britu 50 0 дядя Ваня, ганнибал, хоббит, Похищение Энни Торн
Оставить комментарий
avatar
Вверх