Интервью Ричарда Армитиджа о "Незнакомке" и "Дяде Ване"
Richard Armitage interview: 'I felt like my parents wouldn't be proud of me anymore if I was
Опубликовано в "www.telegraph.co.uk", 6 января 2020 года. Автор Jane Mulkerrins, перевод Britu, Rikka, Ketvelin, LadyAragon

Сканы / фото

Система Orphus

Экранный образец мужской красоты рассказал Джейн Мулкерринс, почему он готов отказаться от ролей крутого парня и почему сейчас более открыт для разговора о своей личной жизни.

Ричард Армитидж – не тот человек, который делает что-либо наполовину. В этом месяце, например, актер не побоялся сильно запачкать руки во время лесопосадок в Дартмуре, готовясь к исполнению роли Астрова – угрюмого доктора и протоэколога – в спектакле по пьесе Чехова «Дядя Ваня», который открывается в Уэст-Энде в следующем месяце.

«Не хочу воображать, как надо сажать деревья. Считаю, что надо идти и сажать», – поводит плечом Армитидж. И замечает, что это не метод Станиславского. Просто, чтобы стать персонажем, проще создать для себя настоящие воспоминания, нежели придумывать поддельные. Во время работы над сериалом «Призраки», где он играл загадочного агента МИ-5 Лукаса Норта, он настоял, чтобы его подвергли пытке, имитирующей утопление.

«Поверьте мне, после 30 секунд этой процедуры ты заорешь:«Прекратите! Прекратите! Прекратите!». Он закатывает глаза: «О чем я только думал?» Позже, обсуждая свой опыт на съемочной площадке фильма «Капитан Америка», где он сыграл убийцу Хайнца Крюгера – роль, в которой ему пришлось участвовать в «довольно травматичных» подводных съемках, – Ричард признался, что испытывает перед водой настоящий страх. Он выглядит сконфуженным: «Да, знаю».

Любителям кино 48-летний Армитидж, скорее всего, известен как Торин Дубощит – надменный король гномов в трилогии «Хоббит». Выбор на эту роль может показаться немного смешным, когда он, имея рост 188 см, входит в вестибюль отеля «Marlton» на Манхэттене, где он обосновался вот уже 5 лет как.. По крайней мере, он носит бороду, которую Толкин мог бы одобрить, но это не его эстетические предпочтения. «Это Астров. Таким он выходит в начале».

В сердцах поклонников телевидения Армитидж, скорее всего, оставил неизгладимый след либо ролью чувственного владельца фабрики Джона Торнтона в мини-сериале «Север и Юг», или надломленного тройного агента Лукаса в «Призраках», или защитника слабых Джона Портера в «Ответном ударе» по роману Криса Райана – роли, в полной мере демонстрирующие привлекательную внешность и отточенное телосложение актера.

Армитидж по-прежнему весьма красив, но спустя несколько минут после знакомства становится ясно, как абсурдно то, что этого начитанного, деликатного, именующего себя «меланхоликом, добряком философского склада ума», горячего поклонника «Лучшего пекаря Великобритании» большую часть карьеры брали на роли полуобнаженных горячих парней с оружием наперевес. «Это просто нелепица. Совершенно противоположно тому, кто я есть. Я такой миролюбивый, – смеется он. – Но с другой стороны отчасти я всегда задумывался: "Что ж, разве не поэтому мы актеры?"».

Сейчас, к его облегчению, ему уже давно не нужно снимать рубашку. «Я никогда не получал удовольствия от этого». Он задумчиво замолкает. «В таком спектакле как "Суровое испытание" [он сыграл Джона Проктора в известной постановке 2014 года в The Old Vic], где ему приходилось умываться на сцене, смывая грязь из подмышек, это совсем другое. Это было частью грубого животного образа героя. И в военной драме «Ответный удар», которую критики высоко оценили за интересные сюжетные линии и высокопроизводительные жанровые ценности, «было важно показать, что у этого парня тело, отточенное его военной подготовкой. Но я так и не приблизился к тому телосложению, на которое надеялся, – признается он. – И определенно не смог бы сделать это сейчас – это брюшко не согнать».

К счастью, он может положиться на свое брюшко (признаков которого, для протокола, я не вижу под его белой футболкой) в своем новом мини-сериале «Незнакомка». «Я играю отца двух подростков; и если выйду из душа с шестью кубиками на прессе, публика скажет: "Извините, нет. У этого парня нет времени на занятия спортом". Ты должен выглядеть как обычный человек», – настаивает он.

Сериал основан на одноименном бестселлере американского автора триллеров Харлана Кобена. Действие перенесено из богатого пригорода Нью-Джерси в Манчестер. Армитидж играет Адама, внешне счастливо женатого, пока незнакомка не предает огласке разрушительную тайну его жены Коринн, которую играет Дервла Кирван. При откровенном разговоре Коринн не отрицает этого, но обещает объяснить, и тут же исчезает.

«Он отчаянно пытается добиться от нее ответов, но не может ее найти, и постепенно, по ходу истории, начинает прощать то, что она сделала, – говорит Армитидж. – Он просто хочет ее вернуть». Между тем, по мере того как сюжет делает все больше поворотов, Адам оказывается все более и более вовлечен в темный заговор, благодаря собственному цифровому следу.

«Адам верит, что кристально чист, но Коринн добралась до чего-то, что он совершил и что определенно не белее белого», – говорит Армитидж. Я отваживаюсь сказать, что нет подобных людей, кто белее белого – как только начнешь исследовать чью-то личную переписку, непременно найдешь что-то неблаговидное. Армитидж не согласен: «А я верю, что изначально люди честны. Мне кажется, я по природе своей честен. Но что-то может быть неверно истолковано».

Армитидж начал свою исполнительскую карьеру, сосредоточившись на танце, а не актерском мастерстве, занимаясь классическим балетом с 14 до 19 лет. «Я не был достаточно хорош, чтобы войти в классическую труппу, поэтому в конечном итоге пошел в музыкальный театр». Он провел несколько лет в таких шоу, как «42-я улица» и «Кошки», прежде чем был принят в LAMDA, а затем в Королевскую Шекспировскую Компанию. Но физические аспекты балета сослужили ему хорошую службу, в том числе в некоторых из этих нелепых мачо-ролей.

«Я имел представление о физической дисциплине и боли и знал, как через это пройти. У меня есть способность дистанцироваться от боли, что очень помогло при съемках в "Ответном ударе" и "Хоббите", – он смеется и снова закатывает свои невероятно синие глаза. – Ну, то есть, носить тяжелый протезный грим не то же самое, что лишиться руки, но это требует выдержки и вызывает тепловое истощение. В "Хоббите" ребят-дублеров тошнило в ведра и они падали в обморок».

Его отец, Джон, был инженером-ядерщиком («на каникулах мы бывали на экскурсиях на всех британских атомных электростанциях», - невозмутимо сообщает он), а мать, Маргарет, умершая в прошлом году, работала школьным секретарем, исключительно чтобы финансировать его обучение в Паттисон-колледже – учебном заведении сценического искусства в Ковентри. «Каждый пенни ее жалования шел на мое образование. Они меня невероятно поддерживали».

Слухи о сексуальной ориентации Армитиджа то и дело всплывают в течение нескольких лет, поэтому я подхожу к вопросу очень осторожно, но все же интересуюсь, хотел бы он завести свою семью? «Мне пришлось бы прибегнуть либо к усыновлению, либо к суррогатному материнству из-за характера моих отношений, – говорит он с примечательной искренностью. – Мне пришлось бы очень прагматично подойти к решению этого вопроса». Он подтверждает, что состоит в отношениях, «в хороших», хотя больше рассказывать не намерен. Но несмотря на то, что подталкивать его к дальнейшему обсуждению этой темы я не намереваюсь, позднее он возвращается к ней сам.

«Думаю, поворотным моментом стала потеря мамы, – говорит он. – До этого я чувствовал, что не должен допустить ни единой ошибки, что если что-то не так скажу или слишком много раскрою о своей личной жизни, все может рухнуть, и все навалится на родителей, и они больше не будут мною гордиться, – пожимает он плечами. – Теперь, когда все это позади, я более беззаботно могу относиться к выборам, которые делаю».

За последние несколько лет помимо работы на сцене и на экране он все чаще участвует в качестве чтеца аудиокниг, таких как «Татуировщик из Освенцима» и «Гамлет». Его начитка «Дэвида Копперфильда» не покидает высших позиций среди бестселлеров Audible. «Раньше я рассматривал это как второстепенную работу, за которую можно браться только тогда, когда не работаешь над чем-то еще, но теперь это серьезный пласт моей работы, и я нашел среди творений Audible произведения, на которые приобрел права и развиваюсь в продюсировании», – рассказывает он.

После начитки «Потерянных дочерей» Джо Эллис, он приобрел права на всю серию криминальных романов, к циклу которых относится упомянутый детектив, а также он работает над пилотным вариантом адаптации «Похищения Энни Торн» авторства СиДжей Тюдор. «Так или иначе мне хотелось бы оказаться не перед камерой, а позади, правда не знаю, в каком качестве, – признает он. – Возможно, попробую режиссуру, просто чтобы понять, мое это или нет. Ведь я действительно задумываюсь: когда стукнет 50, перестанет ли телефон звонить?».

«Чехов появился прямо в нужный момент, – продолжает он. – Я читал реплики Астрова и думал: такое чувство, что я переживаю тот же момент в жизни, что и он, когда он оглядывается на свое прошлое и размышляет, – что прошел уже середину пути. Мне уже скоро 50. Достаточно ли я сделал? Что останется после меня?».

«Как актер ты всегда заглядываешь вперед – что же дальше? – говорит он. – А потом наступает момент, когда ты думаешь: "Что ж, возможно я достиг всего, чего должен был"».

Все это сказано без малейшего уныния или жалости к себе, а скорее, с беспристрастным принятием на основе самоанализа. «Возможно, что-то еще да будет – я не рассчитываю на это, – улыбается он. – Но могу развесить кристаллы на окнах и надеяться».

Britu 245 1 Джой Эллис, Незнакомка, дядя Ваня, Астров, Похищение Энни Торн, Адам Прайс
1
avatar
1 Snail • 20:46, 08.01.2020
Спасибо огромное за интереснейшее интервью и перевод. love О, Ричард тоже любит "Лучшего пекаря"!))) Ну как можно быть настолько прекрасным!
avatar
Вверх