Интервью Ричарда на радиостанции SiriusXM Stars
Опубликовано в "SiriusXM Stars", 24 января 2022 года. Автор Jessica Shaw, перевод Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

Я Джессика Шо и я так рада, что ко мне присоединился актер театра и кино, но в последнее время его можно видеть – а его действительно можно видеть везде и всюду! Боже, сериал такой популярный. "Прошлое не отпустит" транслируется на Netflix. Это детективная драма, конечно же, по роману Харлана Кобена. Я рада, что ко мне присоединился Ричард Армитидж. Добрый день!

Здравствуйте, Джессика. Как дела?

Хорошо. Я вижу вас на 30%, потому что у меня зрачки расширены после утреннего визита к офтальмологу. Так что... все прекрасно.

Вы не много теряете.

Ну, я сомневаюсь, но ладно. Кстати, говоря о том, кто как выглядит. Должна сказать, ваш герой Рэй, фотограф... Не хочу сильно спойлерить, потому что там такой детективный триллер разворачивается, и вы собираете воедино все это множество разных... для меня это было словно "щупальца" этой истории и тайны. Но он фотограф и связан с различными людьми, которые присутствуют в сюжете и которых уже нет. Так что для начала расскажите, почему вас привлек этот герой, а затем мы перейдем к тому, как вы, полагаю, провели в общей сложности 8,5 часов сидя по утрам в гримерском кресле.

Именно по тем причинам, что вы озвучили. Харлан очень любит рассуждать на тему подлинности личности и прошлого, которое тебя настигает. О тех вещах, которые, как тебе казалось, ты оставил позади, похоронил, но порой они возрождаются и кусают тебя за зад. И именно это происходит с Меган и сюжетом в общем. Но что мне нравится в Рэе – он герой, чья жизнь изменилась, когда исчезла она – любовь его жизни, в ходе весьма травматических событий, имевших место 17 лет назад. И он не был способен двигаться дальше. К тому же его память оказалась раздроблена, он помнит так мало о том, почему все это с ним произошло. И я никогда прежде не играл того, у кого как бы вакуум в сознании. Обрывки воспоминаний о той травме продолжают всплывать в его сознании, и он пытается собрать их в единую картину, имея лишь пять фрагментов пазла. И мне показалось это очень интересным, я такого раньше не играл.

Да. Там очень много... Пытаюсь припомнить, в каком эпизоде, кажется во втором или третьем, присутствуют такие вроде бы незначительные моменты, но тем не менее очень жуткие. Когда он слышит звонок телефона и вспоминает, как звонил кому-то – не будем спойлерить – и ощущение, что телефон звонит у тебя дома или в студии. Подобные вещи являются классическим приемом, вызывающим мурашки на коже.

Да. Ведь поскольку он не может положиться на собственную память, он пытается создать фальшивые воспоминания, чтобы заполнить пробелы. Думаю, это свойственно всем нам, особенно когда мы испытываем сильные переживания. Когда мы мысленно возвращаемся к этим событиям, они преувеличены или меняются со временем. И именно потому, что у него такие большие провалы в памяти, он заполнил их воспоминаниями, которым не может доверять.

Да, но он не единственный герой. Кэсси – любовь всей его жизни, она тоже... Там несколько персонажей. Вы создали такой сюжет о том, какова твоя нынешняя жизнь или, как вы выразились, пробелы, которые необходимо заполнить, затем становятся твоей правдой, и ты уже придерживаешься строго этой новой правды. Думаю, такое встречается чаще, чем мы могли бы подумать.

Да, я тоже не могу... Я даже не знаю, что хуже: просто забыть что-то или, отринув прежнюю жизнь, блокировать огромную часть своего прошлого. Как человек может гармонично функционировать, отрицая собственное существование [в прошлом]. Должно быть это очень сложно, ведь ей приходится либо выдумывать события своего прошлого, либо, когда она с кем-то общается или ссылается на себя прежнюю, она должна постоянно лгать. По-моему, это очень сложно.

Да. И особенно своей семье, своим детям – людям, с которыми она должна быть максимально честной. Не говоря уже о самой себе. В первую очередь надо быть честной с собой.
Скажите, вы сперва прочли книгу? Вы ведь уже работали с Харланом Кобеном прежде над "Незнакомкой". Не знаю, как это происходит. Намечается проект, который будет адаптацией книги, которая вышла уже 10 лет назад, и Харлан звонит вам и говорит: "Ты просто должен сыграть Рэя, ты идеальный кандидат!" Или все происходит по-старинке и этим занимается ваш агент?


Ну, примерно так и произошло. Мы же уже работали над "Незнакомкой", я обожаю эту команду: Никола Шиндлер, Ричард Фи, Дэни Броклхерст, Харлан и вся команда Red Prodaction и ребята в Манчестере. Я отчаянно хотел второй сезон "Незнакомки", но это логически завершенная история и она не повторится. А когда они позвонили и сказали: "Слушай, мы стесняемся спросить, ведь ты можешь отказаться, но, может, тебе будет интересно сыграть еще одного героя в совершенно другой истории? Мы сделаем его максимально отличным от прошлого". И я ответил, что да, конечно, можете даже не присылать мне сценарий или книгу, я участвую. Затем я, конечно же, взялся за книгу и отметил, что она великолепная, здесь столько возможностей. В первую очередь, чтобы сыграть поистине интересную роль, но заставить его звучать и выглядеть совершенно иначе, нежели герой в "Незнакомке". Это было приоритетным заданием – сделать его другим, его руки и татуировки.

Да, я как раз хотела вас об этом спросить. Но прежде ответьте, почему они думали, что вы откажетесь?

Думаю, во-первых, потому что интервал между проектами был довольно коротким. Многие актеры стремятся сняться в чем-то кардинально отличном от того, в чем были задействованы прежде. Но если бы они позвонили и сказали, что собираются снимать второй сезон "Незнакомки", опять же, я бы с радостью согласился. Это как быть частью ансамбля. Я уже квалифицирую себя как часть ансамбля Харлана Кобена. И мне нравится такой подход. Это олд скул, как в старом репертуарном театре. Или вот как Райан Мерфи, который использует один и тот же ансамбль актеров во множестве различных сюжетов [речь об антологиях "Американская история преступлений" и "Американская история ужасов", где каждый сезон – это совершенно новая история, но основные актеры те же]. И это нам пришлось по душе.

Совершенно верно. Вспомнить того же... вылетело из головы его имя. Режиссер фильмов "Победители Шоу" и "Могучий ветер".

Кристофер Гест.

Да, Кристофер Гест, спасибо. Мне очень нравится идея, когда одна и та же команда воплощает совершенно новые роли.

Да, думаешь: кого же они сыграют в следующий раз? И не надо снова искать работу – тебя уже наняли.

Думаю, с этим у вас проблем не возникнет. Итак, вернемся к Рэю. Он весь покрыт татушками. В первую очередь расскажите, как все происходило. Это была ежедневно наносимая аппликация или она держалась все два месяца съемок? Как это было?

Все началось с идеи, когда я стал собирать снимки фотографов в движении и понял, что он парень, чьи руки и камеру мы всегда будем видеть на уровне его лица. Поэтому мне захотелось сделать что-то визуально интересное, и я подумал: а что, если он "пометит" себя характерными символами прошедших 17 лет, когда воспоминания ускользали от него, с целью подстегнуть их. Я подумал, что это будет хороший способ отразить это на его теле. Я ухватился за эту идею и стал представлять примеры и наброски изображений команде и гримерному цеху, и они ответили, что это здорово и будет увлекательно этим заняться. И так мы стали решать, какие это будут изображения, обыгрывали карты, локации и имя "Кэсси". Некоторые вещи заимствовали из книги, как, например, солдатский жетон. Таким образом, мы вырисовывали его внешний облик и решали, как много из этого в какой день мы увидим. Поэтому мне надо было общаться с костюмерами на предмет одежды: короткий рукав, длинный или безрукавка. Полностью мы могли видеть татуировки всего два или три раза, а по большей части это были только ладони и предплечья. Поэтому было три уровня нанесения татуировок. При длинных рукавах это занимало около полутора часов. Они проделали потрясающую работу – гримерный цех. Каждый раз мы радостно стукались кулаками, когда сеанс проходил успешно. Потому что кожа своеобразная, а татуировки очень сложные, ведь это просто плоская бумага, которая должна обернуться вокруг объемного тела. Всегда будет что исправить, художники вообще хотели взять кисточки и выводить их вручную, тут возможность испытать себя неограниченная. Так что да, это было здорово.

А потом вечером они снимались? Два с половиной часа наносили, а после столько же снимали или они просто смывались?

Они довольно легко снимались. Но пару раз мы пробовали оставить их на ночь. Я оборачивал руки липкой пленкой, как ПВХ упаковка [пищевая пленка], и пытался помыться, не намочив их. Но до следующего дня они не доживали, и приходилось наносить их снова. Так что да, они одноразовые. У меня была мысль нанести их так, чтобы проходить весь съемочный срок, но мы же снимали еще и флэшбэки, поэтому нельзя было.

Да, конечно. Боже, я в восторге от мысли о ваших попытках спать и мыться...

Ага, с руками над головой (смеется).

...замотанным в пленку или что там было, что-то невероятно "удобное". Хотела спросить вас о том, что вы упомянули минуту назад, говоря, что люди переживают, что актеры хотят играть нечто совершенно отличное от предыдущей работы. И мне интересно узнать, каков ваш подход к этому. Потому что вы сыграли так много ролей и в театре и, конечно же, на экране. Ощущение, что вы сыграли так много ролей и таких разных ролей, что... Предполагаю, что вы ночной кошмар для своего агента, поскольку вы не актер с типичным амплуа. Но ваша ли это инициатива, что вы хотите попробовать себя во всем в хорошем смысле слова и разнообразить исполняемые образы настолько, чтобы люди видели, что вы можете сыграть все?

Мне всегда нравилась трансформация в персонажа, и иногда это не удается сыграть за свою карьеру. Но я помню, как после "Хоббита" мои агенты говорили, что столкнулись с проблемой, ведь я был скрыт под сложным гримом и выглядел совершенно иначе, и хотя снялся во франшизе, собравшей 3 миллиарда долларов, им приходится объяснять людям, что я и есть тот самый актер. И я подумал, что, возможно, в этом случае такая трансформация теперь играет против меня, потому что никто понятия не имеет, что я снимался в тех фильмах. Но все же мне это нравится. То, как ты собираешь воедино все детали персонажа и совершенно не выглядишь и не ощущаешь себя самим собой. В конце концов, это проходит, ведь чем больше ты ведешь себя как свой персонаж, тем больше сродняешься с этой манерой, и ловишь себя на мысли, что ты ж уже не играешь его – ты и есть он. Но я всегда старался браться за что-то контрастирующее с тем, что я делал прежде. Не обязательно по роли, но определенно по типу и жанру проекта. Примерно то же самое у меня с едой. Я не люблю есть одно и то же блюдо снова и снова, я хочу контраста и разнообразия в жизни.

О, а я как раз наоборот. Во что-то понравившееся я вцеплюсь до бесконечности, пока меня уже физически не начинает воротить от этого. Например, какая-нибудь песня или что-то еще. И вот тогда я переключаюсь на что-то другое. Но приходится ждать, пока меня не перемкнет, перезагрузит, вот тогда точно все.

Да, я понимаю, о чем вы. Но я знаю, что меня действительно будоражит тот момент, когда я открываю сценарий с мыслью "Ну, что же меня ждет на этот раз?" Сыграть фотографа было здорово, я такого никогда не делал. В моем распоряжении было много времени из-за ковида, потому я нашел несколько биографий известных фотографов и стал изучать их путь жизненный и творческий, какие камеры они использовали, куда путешествовали, каков их стиль. Вот эти детали для меня как пища.

Да. И мне очень понравилось то, как он учил тех детей фотографировать и прочему. Даже то, как он объясняет, чем занимается фотограф, что он пытается уловить. Я не помню точно слов, как это было описано, но то чувство, которое фотограф испытывает, когда делает кадр, это было поистине прекрасно.

Это все благодаря Харлану и Дэни Броклхерсту, которые писали сценарий. Но я читал эти моменты и думал "Как занятно". Мне ведь даже в голову не приходило, что именно притягивает взгляд зрителя к снимку. То же самое касается и актерской игры. Некоторые исполнители привлекают твое внимание, казалось бы, без каких либо усилий. Именно это пытается сделать и Рэй – он старается ухватить потерянное воспоминание. Для него это крайне важно. Поэтому вся его жизнь заключена в этих изображениях, она не в его голове, а по сути на бумаге.

Да. Боже мой. Расскажите о вас и Харлане, как вы впервые познакомились. Полагаю, с тех пор уже несколько лет прошло. Вы сразу нашли общий язык, было ли ощущение, что вы хотите немедленно прочесть все, что он когда либо писал, перед вашей первой встречей?

Я не был знаком с его творчеством настолько, насколько, возможно, должен был. Но с "Незнакомкой" все завертелось очень быстро. Мне прислали сценарий где-то в среду, а встреча была назначена на пятницу. И я встал перед выбором: прочесть сценарий или книгу. И я погрузился в чтение книги, проглотив ее за сутки. Я был так рад встретиться с ним, потому что это определенно мой тип драмы, от таких книг мне не оторваться, и я был очень взволнован перед встречей. Это еще были те дни, когда мы могли встретиться лично! Мы обсуждали героя и я был настолько воодушевлен и им самим, и его творчеством, и созданным им героем. К моменту моего возвращения агент оставил мне сообщение, что все на мази, меня утвердили, проект состоится. Такого никогда не было, но в тот раз все случилось именно так. И постепенно мы подружились попросту благодаря совместной работе. И он присылает мне свои новые романы, которыми я мгновенно зачитываюсь. Он отличный парень и настолько вовлеченный в процесс, когда мы на съемках. Его очень интересует сценарий, но он не дрожит над неукоснительным соответствием книге. Он... он принимает активное участие, и его дочь написала некоторые эпизоды. Он достойный человек.

Как это приятно. Во-первых, должна признаться, я так рада, что у вас было 24 часа, и вы решили прочесть именно книгу, а не сценарий. Это меня так радует, вы даже не представляете.

Ну, я же читал запоем с самого детства. И я понимаю [ценность того], когда ты поистине осознаешь именно авторскую задумку того, как мыслит и чувствует персонаж, прежде чем он оживет на экране/сцене. Зачастую в сценарии ты видишь поступки и действия героя, но не то, что происходит внутри его сознания. И я решил, что мне сперва нужно понять сущность того, кого я буду изображать.

Ричард, каково осознавать, что сериал, в котором вы снялись, входит в десятку лучших по всему миру и уже довольно продолжительное время? Я пытаюсь прикинуть, как долго он держится в рейтинге. Дней десять уже?

Идет вторая неделя, и мы на первом месте во всем мире. Это просто феноменально. Харлан вчера написал мне, что собирается открыть шампанское по этому поводу, и я сказал "Вперед!" Но мне приятно думать, что столько людей способствовали такому результату: и актеры, и съемочная группа. Снимать в такой тяжелый период пандемии было очень трудно и явно не дешево для Netflix. Да, было сложно, мы не могли общаться, были изолированы, но Никола Шиндлер, Ричард Фи, Дэни Броклхерст и все, кого я упоминал, – они очень простые непретенциозные люди, без бахвальства и тщеславия. Просто хорошие, порядочные люди. Это меня с ними очень роднит. И отдел кастинга – Присцилла Джон и Орла Максвелл – собравшие всех этих замечательных людей, с которыми мы сегодня виртуально стукнулись кулаками со словами "Мы все молодцы! Это стоит отпраздновать!" Мне очень по-душе их стиль работы, они прекрасные люди.

Это чистая правда, определенно. И вообще преодолеть такие трудности в создании сериала! К тому же события книги происходят в Нью-Джерси, а снято все вовсе не там. Вся постановка места событий была изменена. Одна только работа по смене локаций и эта статуя, ставшая знаковой фигурой, и дом Рэя с его студией – все просто настолько дотошно выискано, что визуально аж дух захватывает. И вот мне интересно, Ричард, поскольку, как вы говорили раньше, возможности общаться как прежде у вас не было, и вы были изолированы – и Рэй по-своему изолирован, ведь, возможно, не знает происхождения некоторых его связей или кто они, кем были [для него]. Помогал ли вам этот факт в какой-то степени?

Да, конкретно в случае этой работы изоляция действительно помогала, потому что Рэй живет в таком уединении, он весь в своих мыслях, в своем "космосе" и единственный, с кем он контактирует, это Фестер, которого гениально сыграл Юссеф Керкур. Так что да, я всегда мысленно напутствую себя использовать все, что тебе предоставлено. С "Незнакомкой" все было немного сложнее, потому что там отношения с детьми, с отцом, там необходимо было социально коммуницировать, что мы и делали – ходили в боулинг, постоянно зависали вместе. Но на этот раз изоляция определенно сыграла на руку.

И каково было... Не буду спойлерить концовку, ведь люди просто в восторге от того, как все закончилось. Случалось ли такое, что вы шли по улице, а люди выражали восторг от концовки просмотренного сериала или пока все довольно тихо?

Не то чтобы идя по улице, скорее "идя по улице социальных сетей", куда я заглядываю и слежу за реакцией людей. Честно признаться, я не любитель пересматривать свои работы, так что я еще не видел сериал целиком, поэтому я просто читаю отзывы людей, посмотревших его. И да, активность очень высокая, что просто здорово, ведь люди не просто смотрят сериал, но обсуждают его друг с другом и, по-моему, им очень понравился тот финальный поворот, который Харлан добавил и которого не было в книге. И они подмечают все нюансы, подробности и пасхалки, раскиданные по сюжету в ходе съемок. Да, отклик просто замечательный.

Что ж, поздравляю вас с этим. "Прошлое не отпустит" транслируется на платформе Netflix. Как уже сказал Ричард, сериал №1 во всем мире, который накрутил уже стопицот часов просмотра. Он просто потрясающий. Ричард Армитидж, спасибо большое за беседу.

Спасибо, Джессика, мне было приятно пообщаться.

Britu 255 0 Прошлое не отпустит, Stay close
Оставить комментарий
avatar
Вверх