Страница 1 из 11
Форум » Ричард Армитидж » Биография Ричарда Армитиджа » Биография Ричарда Армитиджа. Часть 2. (Раздел находится в стадии разработки)
Биография Ричарда Армитиджа. Часть 2.
Britu
Сообщение # 1 | 09.04.2017 | 19:30
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
При создании биографии использованы материалы сайта РАО, треда о РА на форуме Хеннет Аннун, группы ВКонтакте, сайта richardarmitageonline. Над сбором материалов работали Rikka, LadyAragorn, Ketvelin и Britu.

Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 1
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 2
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 3
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 4
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 5
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 6
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 7
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 8
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 9
Хоббит: Пустошь Смауга / The Hobbit: The Desolation of Smaug (2013) - часть 1
Хоббит: Пустошь Смауга / The Hobbit: The Desolation of Smaug (2013) - часть 2
Сван и другие / Pinter / Proust: Swann and others (2014)
Гамлет, Принц Датский: Роман (Аудиокнига) / Richard Armitage reads Hamlet, Prince of Denmark: A Novel (2014)
Затонувшие секреты Дня-Д / D-Days sunken Secrets (2014)
Суровое испытание / The Crucible (2014)
Навстречу шторму / Into the Storm (2014)
Хоббит: Битва пяти воинств / The Hobbit: The Battle of the Five Armies (2014)
Классические стихи о любви (Аудиокнига) / Classic Love Poems (2015)
Ганнибал (3 сезон) / Hannibal Series (Season 3) (2015)
Урбан и гаражная команда / Urban and the Shed Crew (2015)
Колокола (Аудиокнига) / The Chimes (2015)
Поворот винта (Аудиокнига) / The Turn of the Screw (2016)
Дэвид Копперфилд (Аудиокнига) / David Copperfield. Unabridged Audiobook (2016)
Ютланд: самое большое морское сражение / Jutland: WWI's Greatest Sea Battle (2016)
Разум в огне / Brain of Fire (2016)
Любовь, любовь, любовь / Love, Love, Love (2016)
Берлинский Отдел (1 сезон) / Berlin Station series (Season 1) (2016)
Ромео и Джульетта: Роман (Аудиокнига) / Romeo and Juliet: A Novell (2016)
Лунатик / Sleepwalker (2017)
Паломничество / Pilgrimage (2017)
Восемь подруг Оушена / Ocean's Eight (2018)


LadyAragorn
Сообщение # 2 | 16.04.2017 | 16:36
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 1

Премьера: 28 ноября 2012 г.



Режиссёр: Питер Джексон
Сценаристы: Фрэн Уолш, Филиппа Бойенс, Питер Джексон

Бильбо — Мартин Фриман
Гэндальф — Иэн МакКеллен
Торин — Ричард Армитидж
Бофур — Джеймс Несбитт
Балин — Кен Скотт
Двалин — Грэм МакТавиш
Фили — Дин О’Горман
Кили — Эйдан Тернер
Бомбур — Стивен Хантер
Голлум — Энди Сёркис
Бифур — Уильям Китчер
Оин — Джон Коллен
Глоин — Питер Хембтон
Ори — Адам Браун
Марк Хэдлоу — Дори
Джефф Брофи — Нори
Радагаст — Сильвестр МакКой
Галадриэль — Кейт Бланшетт
Элронд — Хьюго Уивинг
Азог — Ману Беннет
Саруман — Кристофер Ли
Трандуил — Ли Пейс
Фродо — Элайджа Вуд
Бильбо в старости — Йен Холм

Детские мечты должны воплощаться

Оглядываясь назад, на детство и юность Ричарда, понимаешь, что всё это не случайно, и он просто не мог не сняться в этой эпопее. Толкин всю жизнь был для него одним из любимых писателей, история Средиземья шла с ним рука об руку с раннего детства: «Я прочёл “Хоббита”, когда мне было одиннадцать. Затем, когда мне исполнилось тринадцать, я участвовал в спектакле в одном местном театре без гроша за душой. Голлум был сделан из бумаги, я отчётливо это помню. Мне платили пятнадцать фунтов в неделю. Но это привело меня в дальнейшем к прочтению “Властелина Колец”. Потом в 80-х посмотрел анимационную версию, которая так и не была завершена. Помню, что был очень расстроен тем, что её так и не закончили. Затем, конечно, трилогия Питера [Джексона] создала целиком и полностью каноничный образ Средиземья, который был невероятно целостным. После этого я вновь прочёл ВК».
Когда в конце девяностых Ричард узнал, что «Властелина Колец» будут экранизировать, он умолял кастинг-директора взять его хотя бы на крошечную роль. Если бы тогда что-то получилось, сложно сказать, как бы сложилась его творческая судьба… Сегодня Ричард склонен к тому, что всё произошло в своё время, и позднее вхождение в кино-эпопею сделало его вклад более значимым: «…Возвращаясь к тем годам, я понимаю, что был просто никем, а у них на выбор было огромное количество актёров. <…> Если бы этот шанс пришёл ко мне 10 лет назад, я бы этого не выдержал. Я бы не знал, что мне со всем этим делать. Теперь же у меня есть собственное мнение, своя интерпретация книжного персонажа, более того — я понимаю, какие черты характера моего героя вызовут отклик современной публики: честь, верность, благородство, тягу к золоту». Хочется думать, что смысл той давней неудачи — в том, чтобы Ричарду по-настоящему захотелось найти своё место в мире Толкиена, чтобы потом достойно использовать предоставленный ему второй шанс и с полным правом сказать: «Целых четыре года я живу своей детской мечтой».



Продолжение следует...




- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Воскресенье, 16.04.2017, 16:44
Britu
Сообщение # 3 | 16.04.2017 | 16:39
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 2



На пути к воплощению мечты Ричарду повезло дважды: первый раз — когда он получил «отсрочку», чтобы набраться опыта, второй — когда познакомился с Питером Джексоном.
Думается, между ним и режиссёром, действительно, установились не просто дружеские и взаимно доверительные отношения, как у других актёров. На этот раз Ричард нашёл настоящего единомышленника и глубокого собеседника: «С нашей самой первой встречи, когда он рассказал мне о моём персонаже и о том, каким он его видит, я знал, что мы с Питером очень похожи. Он не любит терять время, ему нравится, чтобы камера работала постоянно, и он устраивает так называемые “съёмки репетиций”, когда между дублями нет перерывов, и в итоге оказывается, что он использовал в фильме материал с таких “репетиций”, — я называю это работой мастера. Я лучше всего играю, когда могу оставаться в образе, не делая много перерывов. Когда же тебе приходится сомневаться, когда не можешь “почувствовать” персонажа, ты всегда можешь обратиться к Питеру, потому что знаешь по “Властелину колец”, что он держит всех персонажей в уме, и знает, каким должен получиться каждый из них, ведь во “Властелине колец” нет ни одного неубедительного персонажа. Так что даже если ты тонешь, если знаешь, что погрузился слишком глубоко, он всегда доставит тебя на другой берег».



Совершенно очевидно, что на этих съёмках Ричард столкнулся с уникальной методикой коллективного творчества, сложившейся именно благодаря роли режиссёра. Питер — явно не представитель классической школы, и не только потому, что не получил специального базового образования. То, что и как он делает, во многом исходит из особенностей его характера, — так что это, можно сказать, ещё и чистое везение, и его личный талант. В отличие от многих легендарных режиссёров, — к примеру, таких, как Феллини, — Питер не рассматривает актёров как пассивный «материал» в руках режиссёра, предлагая им включиться в общий процесс создания произведения и рассматривая их идеи наравне со своими: «Он на самом деле позволил мне поэкспериментировать с Торином и не вмешивался, пока не пришло время, а когда он это сделал, это было замечательно». Поэтому, несмотря на то, что окончательное решение всегда было за режиссёром, актёры как будто не осознавали, что ими управляют. Ричард это оценил с первых дней и был этому очень рад: «Питер — очень мягкий режиссёр. И очень лаконичный. В действительности ты даже не замечаешь, что тобой руководят, потому что он не указывает, не кричит и не говорит, где надо встать. Чтобы отправить тебя в нужном ему направлении, он часто использует других актеров. Он тихо побеседует с тем, кто потом выйдет на площадку и сделает что-нибудь для тебя, и ты даже не будешь знать, что работаешь по его указаниям. Вот и получается, что Питер использует других персонажей, чтобы задать тебе направление. <…> Он ни о чём тебя не просит и не говорит, что будет делать. Так что в один прекрасный момент ты понимаешь, что оказался там, где оказался, именно благодаря ему, хотя он и не указывал, как туда дойти. Поразительно! Это настоящий гений».



Работая с Питером, Ричард не мог не оценить его личные качества и найти с собой много общего. Одной из таких характеристик является невероятная способность верить в конечный результат, но так, что это всегда понятно окружающим, отчего замыслы режиссёра с энтузиазмом разделяет вся его команда: «Есть в Питере нечто такое, располагающее к верности, из-за чего люди возвращаются к нему снова и снова. Я позаимствовал у него немного и добавил Торину». Это не слепая вера, а вполне трезвый, рациональный расчёт, в основании которого лежит представление о чётком понимании происходящего, интересном, насыщенном процессе работы и заботе о членах команды. Иными словами, это умение прекрасно организовать процесс работы и досуга: «Одна из самых важных особенностей в работе с Питером Джексоном — это то, чтобы актеры чувствовали себя комфортно. Хорошее питание, профессиональная съемочная группа, отличное настроение. Джексон позаботился о том, чтобы вся команда стала семьей на некоторое время. Работать там было настоящим удовольствием, гномы стали просто фанатами съёмок, а наше взаимопонимание было просто невероятным». Наверно, это то, что называют «харизмой». Благодаря этому работа над подготовкой к съёмкам не прерывалась даже тогда, когда режиссёр оказался в больнице в тяжёлом состоянии из-за старой болезни. Никому и в голову не пришло воспользоваться перерывом или поставить под сомнение будущее проекта.


Ричард с удовольствием отмечал, что, стоя по ту сторону камеры, Питер прекрасно понимал особенности восприятия актёрами происходящего. Имея дело с представителями очень разных школ, направлений и жанров, этот человек сумел расположить их к совершенно новым условиям работы, вкладывая все силы в то, чтобы передать актёрам способность лишь одним воображением создавать атмосферу игры: «Имея богатое воображение, он описывает мир, куда тебе предстоит войти, как ребенок, который волнуется из-за того, что только что увидел или представил. Вместо зеленого экрана я видел врывающегося через дверь дракона, которого нам описал Пит. У него настолько живое воображение, что видишь всё словно наяву».

Готовясь к съёмкам в жанре фэнтази, Ричард понимал, что главная сложность — не в передачи точности чудесного посредством спецэффектов, а в создании атмосферы близкого и понятного в происходящем, чтобы зритель воспринимал это как просто «древнее», а не «невозможное». И ему было понятно, как Питеру удалось этого достичь. Сравнивая визуальные особенности и характер развития сюжета «Хоббита» и «Властелина колец», Ричард не мог не заметить, насколько личностным это всё было. Благодаря созданию бесконечного множества предметов чужих культур у зрителя возникала стойкая уверенность, что всё это было когда-то, — в этих чудесных предметах воплотились духовные и материальные усилия тысяч людей, и всё это направлялось воображением режиссёра: «Я думаю, Пит сделал для гномов то же, что он делал для эльфов во “Властелине Колец”, — он очень сфокусирован на них. “Хоббит” в большинстве своём показывает мир глазами гномов, как мне кажется, с чуть большей энергией и большей комичностью».



Продолжение следует


LadyAragorn
Сообщение # 4 | 16.04.2017 | 21:34
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 3

Как всё начиналось

Прежде чем Питер Джексон приступил к съёмкам «Хоббита», прошёл добрый десяток лет юридических неурядиц. Сменялись режиссёры, продюсеры, актёрский состав… Анализируя сопутствующие обстоятельства, становится понятно, что Ричарду надо было обладать незаурядной долей мужества и авантюризма, чтобы положиться на удачу и дождаться начала съёмок. Учитывая то, что он получил известность, когда ему было уже далеко за тридцать, его можно было бы понять, откажись он, в конце концов, от детской мечты в пользу не столь амбициозных и более реальных проектов. Это было время, когда его карьера обрела стабильность, а талант наконец-то стал востребован. Он триумфально заканчивал съёмки в сериале «Призраки» и приступал к первому сезону «Ответного удара», попутно поглядывая в сторону Голливуда… Бросать всё ради проекта с невнятной судьбой казалось верхом легкомыслия.


Эту историю каждый раз рассказывают немного по-разному, так что она в каком-то смысле стала частью этого грандиозного кино-легендариума. Судя по информации из многочисленных интервью, а также из дополнительных материалов к фильму, Питер Джексон сделал предварительную ставку на Ричарда в роли Торина ещё до встречи с актёром. По крайней мере, агент передал Ричарду приглашение на пробы от имени режиссёра и просьбу показать отрывок от лица Торина. «Мне дали прочесть сцену, которая была написана для проб, в книге она отсутствует. Именно в этот момент меня захватила идея, что книга станет основой гораздо более конкретного, широкого повествования. Мне дали прочесть ту сцену, где Торин разговаривает с Балином о том, кем когда-то были гномы и кем они стали, о том, зачем волшебник дал ему ключ и карту, но также и о том, что он не чувствует в себе сил выполнить своё предназначение. С помощью этой сцены сценаристы создали полное представление об этом персонаже — его мечты, его горе, его опасения и его силу».
Стоит ли говорить, насколько велико было удивление Ричарда, когда он оказался на пробах: «В первую очередь я подумал, что я ростом шесть футов два дюйма, и что Торин довольно старый малый. Может они просто хотят, чтобы я прочитал это для генерального прослушивания. Но потом, когда я прочёл, что они сделали с речью для прослушивания, то осознал, что они искали что-то гораздо большее. Им нужен был кто-то, кто смог бы сыграть воина, смог сыграть молодого Торина и старого Торина, и кто привнёс бы идею, что он потенциально вполне бы мог стать королём. Вот тогда-то я и сел с Питером, и мы стали разбирать всё путешествие и самого персонажа, а потом они предложили мне роль. Мне пришлось поднимать себя с пола». Ричард мог только догадываться, почему выбор пал на него: «Думаю, они посмотрели «Север и юг» и увидели в образе Джона нечто такое, что вызвало у них отклик».
Но в другом месте он говорил иное: ему не очень нравится, если его привлекают к новой роли за прошлые заслуги; гораздо ценнее, если режиссёр смотрит на актёра непредвзято, не ожидая от него предсказуемых, наработанных приёмов.
Ричард также неоднократно вспоминал, что изначально пробовался на две роли — Барда и Торина. Видимо, лодочник казался ему более подходящей фигурой по росту и характеру. К тому же «я пришёл к ним сказать, чтобы они, возможно, дали мне персонажа с ролью поменьше и меньшей ответственностью». Но почему-то он всё же уделил внимание Торину, причём, настолько, что сразу поделился своими разработками с новозеландцами. Очевидно, это и было тем, что он всегда называл «вцепиться в роль зубами»: «Я встретился с Питером Джексоном, Фрэн Уолш и Филиппой Бойенс, не подготовив никакого материала из фильма кроме собственных размышлений обо всём, во что может верить Торин, о его характере, прочёл им своё сочинение, мы обсудили этого персонажа, мир Средиземья и то, каким должен получиться фильм... Мы говорили о скитаниях Торина, о его чести и миссии, о стремлении вернуть себе свою родину... и выяснилось, что наше видение совпадает, так что они предложили мне роль». Вероятно, так и было, и незаурядность Ричарда могла привлечь внимание Питера во время проб.

Для самого актёра эти пробы запомнились как они из самых сложных, прежде всего физически: за день до прослушивания на съёмках «Призраков» он сильно травмировал плечо и спину. «У меня был кастинг на следующее утро, а я не мог выползти из кровати, даже сумку с трудом поднимал. <…> Я был близок к тому, чтобы позвонить и сказать, что не смогу прийти на прослушивание. Но произошёл один из тех счастливых случаев, когда мне что-то помешало. <…> Помню, я сидел, опираясь на руки, чтобы снять нагрузку с позвоночника, а когда получил эту роль, то подумал, что они, должно быть, решили, что я так делаю, находясь в образе».

Итак, «все читали за одного и того же героя, а затем оно вроде как забылось, и я подумал: “Что ж, было приятно повидаться с ними”, и начал работать над другим проектом. Потом они дали пресс-релиз, где сказали, что всё в силе, и мне позвонили с такими словами: “Ты мог бы просто отказаться от этой работы?” Признаться честно, нет ничего, что могло бы меня удержать от роли Торина. Если после этого я больше никогда нигде не снимусь, думаю, я буду счастлив, искренне счастлив».
Впрочем, когда агент во время ланча объявил, что Ричард получил роль Торина, он посоветовал актёру не питать особых надежд на успешный исход дела: фильму ещё не дали зелёный свет. Понятно, что это несколько остудило пыл, и они тогда лишь символически отпили из бокалов шампанского, но Ричард и сам понимал, сколько препятствий ещё предстоит преодолеть перед тем, как начнутся съемки, если они вообще начнутся. Ради вероятной роли ему пришлось отказаться от продолжения съёмок в следующем сезоне «Ответного удара», несмотря на большой успех фильма: «…Мне пришлось изворачиваться, чтобы найти выход из определённых ситуаций, что было очень, очень сложно. Гораздо проще было бы сказать “Ладно, забудь об этом”. Но я точно знал… где-то в глубине души был уверен, что это произойдёт. Я знал, что не смогу не рискнуть, не сомневался ни на секунду, что эта роль — как раз для меня. Если бы кто-то сказал, что это будет последняя роль в моей карьере, я, наверное, легко смирился бы с этим. Не то чтобы мне этого хотелось, но я был бы доволен собой».

Когда фильму дали, наконец, добро, Ричард находился в Лос-Анжелесе. На радостях он позвонил своему агенту и напомнил, что нужно допить ту самую бутылку шампанского. Но сомнения в правильности выбора ещё долго не оставляли его: «Я никогда не ассоциировал себя с гномом. Так что, да, я даже не думал, что такое может когда-нибудь произойти… И даже когда уже начались репетиции и съемки, я в течение трех недель не распаковывал сумку полностью, потому что думал, что мне скоро снова надо будет лететь домой. Но да, всё получилось. <…> В любом случае, Питер любит подбирать актёров с нестандартной внешностью». Поэтому, говоря о Торине, Ричард всегда повторяет, что не он нашёл роль, а она его.

То, что Питер, Фрэн и Филиппа смогли увидеть, находилось не снаружи, а глубоко в сердце их потенциального воина. Объявляя результаты кастинга, Питер Джексон сказал: «Нам нужен Ричард, чтобы он передал глубину, ширину и эмоции как актер, а мы уж позаботимся, чтобы он выглядел, как гном».



Кинопробы Ричарда Армитиджа

Продолжение следует...




- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Понедельник, 17.04.2017, 18:25
Britu
Сообщение # 5 | 18.04.2017 | 05:44
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) — часть 4

Начало съёмок


18 октября 2010 года «Хоббиту» дали зелёный свет и назначили дату начала съёмок: 21 февраля 2011 года. Впереди было 278 дней основных съёмок…

Ричард никогда до этого не бывал в Новой Зеландии и никогда так надолго не задерживался на съёмках вдали от дома. «Думаю, это был момент, который на каждого из нас оказал должный эффект. Ты отправляешься на другой конец света — а будучи из Великобритании, я не могу придумать, куда дальше можно заехать, разве что на Южный полюс. В целом, это путешествие, в которое ты отправляешься, чтобы прибыть на съёмки, заставляет тебя думать, что ты как бы отправляешься в Средиземье, потому что, думаю, многие люди сравнивают Новую Зеландию со Средиземьем, — ведь у тебя появляется возможность увидеть все те места, которые ты видел в первых фильмах, побывать в этих волшебных землях. И с того самого момента, когда мы сели в самолёт, мы погрузились в это таинство, в котором будут существовать наши персонажи».



Оказавшись на краю света, он не чувствовал каких-то неудобств, связанных с местной экзотикой: «Это очень далеко, но в то же время очень знакомо, очень по-британски». Вместе с тем, в Новой Зеландии чтят традиции аборигенов маори, и это присутствует во всех официальных церемониях, и не могло не коснуться процесса создания фильма: «Везде, куда мы приезжали с камерой, приходилось проводить церемонию, чтобы получить разрешение снимать на священных землях. И это действительно важно. Думаю, Толкиен относился к Средиземью с таким же почтением, с каким жители Новой Зеландии относятся к своей родине».



«В свой первый съёмочный день я не снимался. Мне пришлось выступать от имени всей съёмочной группы и обратиться на языке маори к стоящим перед нами людям, которые провели для нас Pōwhiri — церемонию благословения съёмочного павильона. Я боялся этого выступления больше, чем будущих съёмок. Ты стоишь в павильоне, а вокруг тебя 200 человек, и ещё 200 человек сидят за стенкой перед компьютерами. Это вселяет страх. Но когда оказываешься посреди съёмочного процесса Пита, где только ты, он и актёры, занятые в сцене, он делает всё настолько сокровенным и личным, что освобождаешься от страха».

Каждый, кто впервые попадал в павильоны Стоун Стрит, поражался размаху декораций и правдоподобию и тщательности, с которыми они были сделаны. Ричард не мог не отдать должное тому, что попал в мир настоящей, пусть и рукотворной, культуры, — созданной очень быстро, но с полным знанием дела. По сути, Питер Джексон создал Средиземье заново, после того как Толкиен создал его на бумаге: «Перед съёмками мне пришлось прогуляться среди декораций, чтобы слегка загипнотизироваться всем этим. Пару дней я принюхивался, просто подбирал перья для письма и рассматривал бумагу ручной работы и буквы, потому что когда начнутся съёмки, у меня на это не будет времени. Да, когда открывается дверь, ты делаешь шаг на съёмочную площадку и видишь Йена МакКеллена, наступает тот момент: “Так, можно сделать перерыв?”, — потому что передо мной стоит Гэндальф, и я оказался в Средиземье. Этот мир настолько стимулирует воображение, что всего один шаг в Средиземье позволяет твоему персонажу ожить. Ты словно входишь в фильм».

Получилось так, что первая сцена, в которой снялся Ричард, была сценой первого появления Торина. И здесь его ждал настоящий профессиональный сюрприз от МакКеллена: «В первый день съёмок он сделал нечто такое, что я никогда не забуду. Это связано с общественным положением Торина. Каждый актёр учится этому в театральном училище, но не каждый применяет, потому что для этого надо быть самоотверженным, а Йен — очень самоотверженный актёр. Когда я вошёл в дверь Бэг-Энда, Гэндальф — важная фигура для меня — склонил голову в знак почтения к Торину Дубощиту, легендарному воину. А я подумал: "Господи, он выказывает уважение моему высокому положению!" И я решил, что если Гендальф так поступает, то и все остальные должны поступать так же по отношению ко мне, и тогда мне не придётся играть статус, потому что он у меня уже есть. И он это понял. И он заботился о каждом, кто играл с ним в одной сцене. Он, безусловно, заботился обо всех. Так что, это настоящая честь — сказать, что я работал с ним».



Продолжение следует


LadyAragorn
Сообщение # 6 | 18.04.2017 | 23:20
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) — Часть 5

Ричард-соавтор

Одной из причин, по которой Питер Джексон не сразу взялся за съёмки «Хоббита», был сказочный жанр, ориентированный на детскую аудиторию. И, найдя свой способ прочтения этого сюжета, вписав его в общий контекст «Властелина колец», режиссёру предстояло убедить в своей правоте актёров и зрителей. Главная проблема экранизации была в том, чтобы сохранить «дух книги», но переиначить её замысел из сказки в эпос или легенду. Поэтому без самостоятельного видения всех участников этого проекта невозможно было обойтись. Но суть этого видения состояла в том, чтобы, переиначивая изначальный материал, не конфликтовать с ним, а развивать авторскую идею применительно к новым условиям её существования. Одним из решающих факторов здесь была скрупулёзная проработка каждого персонажа и общей концепции культуры Средиземья Второй эпохи, которая довольно сильно отличалась от культуры эпохи Третьей, показанной во «Властелине колец». Обретя в результате реальные черты, «Хоббит» просто обречён был стать фильмом для всех возрастов.

Большую помощь создателям оказывали идеи членов съёмочной команды и, конечно же, актёров. Ричард, всегда составлявший биографии своих персонажей, на этот раз размахнулся на целую семейную историю, в которой рассказывалось о прошлом не только Торина, но и членов его семьи. И, в отличие от прежних своих работ, где эту часть подготовки к роли он оставлял для себя, здесь ему наверняка удалось посвятить в свои планы Питера, Фрэн и Филиппу. «Я всегда играю героев, которых создаёт их прошлое. Если его нет, то обязательно продумываю их биографии. Для Торина это было сделать очень легко, так как Толкиен оставил о нём очень много материалов в других своих произведениях, но мне пришлось делать исследование о деталях его личной жизни типа “О чём шепчутся Торин и Двалин?” и “Какие отношения складывались между Торином и его сестрой Дис?” Мне казалось, что могу придумать, какую роль в жизни Торина играли Фили и Кили».
Можно сказать, что Ричард создавал фанфики. Этим, как известно, грешили многие великие писатели и драматурги, — например, Шекспир или Марлоу. Но дело не в том, чтобы заручиться поддержкой авторитетов. Своими исследованиями и реконструкциями актёр преподал очень важный урок: не стоит искать у автора дыры в сюжете, гораздо интереснее и важнее найти ответ на вопрос, почему автор сделал сюжет именно таким: «Придумывание такого рода разговоров, которые могли иметь место, кажется мне важным. Отношения с отцом и дедом, которые влияют на Торина... Мне пришлось заполнить некоторые из этих пробелов. А ещё драконья болезнь или тяга к золоту, о которой пишет Толкиен... Вообще-то изображение подобной болезни требует более глубокой проработки того, как её сыграть. Даже если это психическое заболевание, оно всё равно проявляется физически, ставит перед выбором... …Да, было несколько пробелов, которые мне пришлось восполнить».



Так всё встаёт на свои места. К тому же, попытка стать соавтором порождает более глубокую привязанность к персонажам. У Ричарда хватило любви не только на Торина, но и на всю его семью, чтобы увидеть картины их повседневной жизни: «…Я написал кусочек его биографии о том, что произошло в битве у ворот Мории, когда он сражался плечом к плечу со своим братом [Фреином, погибшим в том сражении], а также разговор между ним и его сестрой [Дис] — матерью его племянников [Фили и Кили], во время которого она попросила его: “Не бери их на войну!” (Кажется, Толкиен писал что-то об этом. Не уверен, Толкиен это написал или я; всё смешалось воедино.)».



Ричард очень много думал над историей нападения дракона на Эребор и Дэйл. В фильме это только пролог, но подготовка к нему заняла несколько недель, и у Ричарда было время представить собственное видение того, как всё было: «…Я был просто одержим идеей понять, каково было находиться там в день нападения дракона. Я спрашивал себя: “Что он делал тем утром? Что происходило в течение дня? Когда изменился ветер и пришел этот ураган, где был его отец? Где был его дед? Что можно чувствовать, пережив тот день, когда фактически произошло полное уничтожение или даже ядерная бомбардировка Эребора?”»
У них с Питером было похожее представление о том, на что это должно быть похоже. Просматривая хронику Второй Мировой, Питер обратил внимание на полуразрушенную скульптуру детей на улице Сталинграда. Он решил, что в Дэйле должно быть что-то подобное, — так появилась разбитая карусель. Ричард вспоминал: «Несколько лет назад я посетил мемориальный музей в Хиросиме и видел, что произошло. У меня есть книга об этом, которую взял с собой в Новую Зеландию. И, не знаю, при рассматривании фотографий приходят идеи, всё происходит на уровне ощущений: отправляясь на съёмки этой сцены, важно было помнить эти ощущения, этот страх. Воспоминания приходят маленькими вспышками. Помню, увидел расплавленный велосипед и подумал: “О, расплавленный велосипед. На нём сидел ребенок”. То же самое произошло в Эреборе: там были женщины и дети, которых просто уничтожили. Я должен был почувствовать страх за них».



Однажды во время твиттер-конференции Ричарду задали вопрос, о чём бы он хотел узнать у Толкиена о Торине. И он ответил: «Я бы спросил такое: “Была ли в его жизни утерянная любовь?” Потому что он не создаёт впечатление человека, у которого есть какая-то особенная привязанность. Так что я сам для себя ввёл небольшое отступление в биографии Торина — что в его жизни была девушка — может, какая-нибудь принцесса в Эреборе, но он потерял её во время нападения дракона. В его жизни нет такой романтической привязанности, это вообще не очень в стиле гномов — у них очень мало женщин. …Ещё я подумал, что ему, будучи принцем, необходимо произвести на свет наследника, так что мне хотелось бы знать, было ли что-то такое в его жизни, что он потерял. Так что я написал для себя такую линию. Пожалуй, такой вопрос и я задал бы Толкиену».

Продолжение следует.




- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Среда, 19.04.2017, 16:37
Britu
Сообщение # 7 | 19.04.2017 | 18:29
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 6

Воплощение Торина


Поскольку Питер Джексон создавал несуществующий в реальности мир, в трактовке характеров персонажей он во многом отталкивался от их внешнего вида, потому то человек (или представитель другой мыслящей расы) — это не только он сам, но и мир, который он создаёт своим присутствием и деятельностью. Это не новая идея, её обосновал и ввёл в сценическую практику Всеволод Мейерхольд, и она составила логическое дополнение идеям Станиславского. На опыт Мейерхольда опирался в своём творчестве Лоуренс Оливье.

Питер отдавал себе отчёт, что в далёком прошлом люди гораздо больше уделяли внимание окружающим их вещам, чем сейчас. Поэтому любая мелочь имела значение, несла определённые смысл и задавала манеру поведения. Работая параллельно над декорациями и обликом персонажей, Питер видел проблему в их согласовании, чтобы общая картина выглядела естественной и при этом непохожей на привычную реальность.

Ричард наконец-то получил возможность обсуждать свои идеи с создателями и добиваться реализации некоторых своих замыслов: «Часто идеи рождались во время обсуждения черновых вариантов сценария, или уже в процессе съёмок. По мере того, как все мы узнавали и понимали Торина, работа шла легче. То, как этот персонаж выглядел, было в основном делом рук Питера, Фрэн и Филиппы, а то, как он двигался и разговаривал, — моих и Толкиена. Очень сильное впечатление на меня произвёл карандашный набросок Торина, сделанный Джоном Хоу, особенно его руки, глаза и нос. Мне показалось, что они не сильно отличаются от моих собственных. А ещё на том изображении он казался спокойным и задумчивым, чего не было в описании Толкиена. Это дало мне возможность добавить своих красок».



Поиск истинного «лица» Торина был довольно долгим. Рассматривая предварительные компьютерные варианты, можно вздохнуть с облегчением, признавая безупречное чутьё дизайнеров. Он ведь должен был быть таким же брутальным, с громоздкими чертами, как и его собратья по походу. Однако создатели быстро поняли, что чем меньше реальное лицо актёра будет скрыто, тем реальнее будет образ вождя гномов.



В конце концов, от первоначальной массивной силиконовой маски остались только лоб, брови, накладные уши, нос и подглазья. И всё же Ричард испытывал поначалу некоторые сложности: «Я ещё никогда не играл с таким толстым слоем грима на лице и с таким необъятным париком на голове. Это гораздо сложнее, чем вы себе можете представить. Потому что все мышцы, необходимые для выражения эмоций, оказываются склеенными». Тем не менее, актёр стоически переносил процедуру превращения в своего персонажа: «Другие актёры жаловались, что им приходилось проводить по три часа в кресле гримера, но мне эти три часа очень помогали в плане подготовки. Я не спал. Я наслаждался, наблюдая, как он [Торин] “появляется» по утрам”».



Изменением внешности Торина не обошлось без забавностей. Известно, что Ричард слегка комплексует из-за своего фирменного носа. По закону парадокса, в фильме нос ему ещё увеличили, и это сыграло обратный эффект: «Когда мне начали накладывать этот здоровый нос, я такой: “Вы уверены, что он реально мне нужен?” Я бы вполне мог и без него обойтись! Как ни странно, к концу дня, сняв этот нос, я просто подержал его на руке, чтобы посмотреть, как он выглядит, и мой собственный нос показался мне просто крошечным, — было впечатляюще».



Следующим этапом создания образа должен был стать голос. До сих пор Ричарду не доводилось специально настраивать тембр, он в основном работал над постановкой выговора. Но поскольку Торин — гном, было решено, что голоса представителей этой расы в любом случае отличаются от человеческих, — более густые, более низкие и объёмные. К тому же, Торин король, значит, его голос должен узнаваться с первых звуков как голос носителя власти: «Торин должен говорить с важностью, и чтобы его проникновенный тон был как тихим, так и резонирующим. …В то же время я хотел, чтобы в голосе Торина звучали мягкость, забота и благородство, чтобы он разговаривал с любовью и уважением».

Работа над голосом происходила через обращение к классической английской пьесе, и в результате показала, что, несмотря на сказочный замысел, произведение Толкиена внутренне очень связано с национальными литературными традициями: «Мне хотелось сделать его [голос] ниже, чтобы говорить тихо, но звучно... Я начал упражняться на монологах из “Генриха V”, “Ричарда III” и “Макбета” и обнаружил во всех трёх персонажах нечто общее с Торином... Идея объединяющего боевого клича на поле битвы — этого очень много в “Генрихе V”; ненависть к самому себе из-за уродства — это “Ричард III”, а также фигура Макбета, когда им овладевает тяга к золоту. Этот человек полагает, что поступает правильно, но им овладевает нечто, что в итоге уничтожает его... Я пришёл к выводу, что исполняя роль Торина, все эти три фигуры следует держать в голове».



Ричард вспоминал, что поскольку съёмки были длительными, это создавало трудности для сохранения голоса в стабильном состоянии. Торин не должен был говорить с различным тембром, поэтому нужно было быть очень внимательным: «…Удержать его [голос] на одном уровне было очень сложно, потому что голос меняется от утра к вечеру: если за день до этого приходилось много кричать во время боевых сцен, то потом тяжело было воспроизвести изначальный тембр. Но конечно, мы потом могли перезаписать звук на пост-продакшне».



Не удивительно, что озвучивание фильма на других языках оказалась довольно серьёзной проблемой. Когда Ричарда спрашивали, какой язык Торина ему хотелось бы услышать, он неожиданно отвечал: «Я не смотрел фильм на других языках, но мне бы хотелось услышать русского Торина. Потому что во время подготовки, когда подбирал голос, передающий настроение песни “Мглистые горы”, я прослушал много русской православной церковной музыки — басов. Так что хотелось бы услышать, как Торин говорит по-русски. Думаю, это будет впечатляюще».

Продолжение следует.


LadyAragorn
Сообщение # 8 | 19.04.2017 | 20:17
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 7



Когда смотришь на то, что получилось в результате совокупностью усилий художников, дизайнеров, гримёров и, конечно же, сценаристов и режиссёров, — видишь не актёра в гриме, а именно Короля под Горой. Настолько он гармоничен и неузнаваем из-за гномьего антуража. Но первое впечатление сменяется новым, и становится понятно, что никакой антураж не поможет при отсутствии мастерства, таланта, огромной любви к процессу создания и веры в собственные силы.


Разумеется, создатели применили старый художественный приём, сделав главных героем, к тому же, членов королевской семьи, более красивыми и выразительными, нежели других гномов из их команды. Но этот шаг был оправдан, поскольку так можно было подчеркнуть особую роль, возложенную на клан Торина по возвращению утраченной родины
Ричард уже не раз говорил, что вживание в роль — процесс очень трудный, но обязательный, если цель стоит — убедить себя и зрителя в правдивости и значимости происходящего на экране. Иначе нет смысла всё это делать. Но когда играешь по-настоящему профессионально, начинаешь воспринимать не только содержание текста, но и то, что лежит за ним, — контекст и несказанное. Это всё становится частью также и твоей истории, потому что ты её играешь. И одежда Торина становится также и твоей одеждой, — в противном случае она будет смотреться как с чужого плеча: «Поначалу, когда на тебя всё это одевают, оно тебе чуждо. Чувствуешь себя очень маленьким где-то в глубине этого огромного механизма. Но спустя какое-то время начинаешь пробиваться через костюм и протезы. Я бы не смог стать Торином без этого обмундирования. Иногда могли попросить порепетировать без костюма, просто в кроссовках, и для меня это оказалось довольно сложной задачей. Иногда они могли сказать: “Ты не обязан одевать ботинки, потому что мы будем снимать от талии и выше”, на что я отвечал: “Нет-нет, мне нужны эти ботинки. Я не могу его сыграть без них”».

Последним штрихом к внешности Торина стала та самая дубовая ветка, давшая ему прозвище и одновременно указывающая на главную черту его характера — упрямство, умение отстаивать свою позицию и добиваться своего: «Когда мы работали над внешним обликом Дубощита, ещё до того, как мы приземлились в Новой Зеландии, мне в голову пришла одна идея: пусть у него будет самый настоящий дубовый щит. Я поделился этим с Питером, а он — с компанией «Weta Workshop». Там поработали над дизайном, и получился кусок дерева, с помощью которого Торин защитил себя в битве при Азанулбизаре и который сохранил. С годами тот стал прочен, как железо. Мне кажется, то же самое происходит и с гномами: с возрастом они становятся более жёсткими, но также более умелыми, более стойкими».



Носить на себе около тридцати килограммов различных предметов было невероятно тяжело. Но Ричард убедил себя в том, что это не просто необходимый шаг для создания реальности, а действительное положение вещей: гномы постоянно имели дело с тяжестями — таскали горные инструменты, корзины с образцами руды, оружие. Им это было привычно, значит, актёры должны пройти через это. Снять с себя тяжёлые накладки — всё равно что лишиться части гномьего тела… И когда наступала зимняя новозеландская жара, Ричард отказывался репетировать «налегке», — и вовсе не потому, чтобы терпеть неудобства за компанию: «…Мне очень нужно было, чтобы вся съёмочная группа поверила в моего персонажа. Иногда нам приходилось сниматься только в объёмных накладках, без париков и костюмов, и я, помню, ненавидел это и надевал балахон. Просто не хотел, чтобы Торин выглядел унизительно перед съёмочной группой; хотел, чтобы они чувствовали изменение атмосферы, когда Король приходит на съёмочную площадку. Мне как будто не хотелось, чтобы кто-то увидел нижнее белье Гнома, потому что это всё равно, что выставить Торина полуголым. Понимаю, это глупо звучит, но я действительно защищал его от этого».



Для того чтобы иметь выносить такие тяжести, гномья команда провела в тренировочном зале почти два месяца. Их учили ходить гномьей походкой со смещённым центром тяжести, драться на мечах и топорах, стрелять из лука, лазать по отвесным поверхностям: «…Самой трудной частью была, конечно, физическая подготовка. Чтобы почувствовать себя воинами, мы тренировались соответствующе: размахивали молотами, бились топорами и, конечно, учились падать. Это было очень важно».



Тяжёлая одежда и оружие помогали актёрам абстрагироваться от навязчивого зелёного фона, который довольно часто окружал их во время павильонных съёмок. Тем не менее, Ричард сразу же выстроил для себя отношение к этому: «…Когда работаешь на зелёном фоне, чувствуешь себя ближе к театру. Хотя мы и были окружены зелёным экраном, честно говоря, не помню, чтобы я обращал на это внимание. Моё воображение заполняло экран тем, что мне описали. Азог — хороший тому пример. Я не знал, как он будет выглядеть, но Питер мне его описал. Он был в моей голове, вот как я представлял его перед собой».





Зелёный экран доставлял немало хлопот не только своим кислотным оттенком, но и тем, что заставлял дополнительно напрягать воображение, чтобы представлять сказочные красоты Средиземья или ужасы тёмного мира. Ричард и раньше старался сохранять в себе ощущение героя между съёмками, теперь же делал это с удвоенной силой: «Мне всегда не нравится выходить из образа, пока идут съемки. Я боюсь, что если сделаю это, то не смогу вернуться назад. Особенно в случае Торина Дубошита. Из-за его угрюмости и молчаливости во время съёмок люди предпочитали держаться от меня подальше. Мне хотелось бы выпрыгивать из образа между дублями, тогда я был бы более общительным».





Он всерьёз говорил, что начинает испытывать чувства своего героя, видеть его глазами, хотя и не всегда понимает, что именно испытывает. «В нашу первую неделю я чувствовал себя ужасно неловко и никак не мог понять, что со мной происходит. Шёл домой и терзался мыслями: “Это конец, не думаю, что смогу это сыграть”. Потом я неожиданно осознал: это всё потому, что они фактически поместили этих викингов, этих гномов, в провинциальный Хоббитон, где они просто напросто выпали из своей привычной среды, — они туда не вписывались, они были неуклюжими, врезались в мебель, — и я подумал: “Вот что это такое”. То же самое с Ривенделлом: когда гномы туда прибыли, там просто разило эльфами».

Продолжение следует.




- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Пятница, 21.04.2017, 16:36
Britu
Сообщение # 9 | 20.04.2017 | 19:15
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 8

Все эти особенности подготовительного этапа к съёмкам помогали Ричарду формировать характер Торина и соответственным образом выстраивать отношения его персонажа с другими. Прежде всего, актёр постарался определить, в чём суть конфликта его героя, потому в этом ключ к его воплощению образа на экране. У конфликта есть внешняя сторона, проявляющаяся через сюжет с первых минут знакомства с Торином: «…Он появляется в этой истории как неудачник, но у него есть всё, чтобы победить. Помню, когда впервые читал сцену на кастинге, подумал, что этот персонаж подобен дотлевающим углям в камине, хотя у него еще достаточно энергии и надежды, чтобы разжечь мощное пламя, которое однажды уже вдохновляло на битву великих воинов. Но также он может и потерпеть неудачу. Последнее чувство знакомо мне самому. У меня никогда не было полной уверенности, что я смогу сыграть эту роль, и полагаю, что большинство других актёров чувствовали то же самое, и это одна из причин, из-за которой я никак не мог усидеть на месте во время съемок (наверное, я по натуре метроном). Не мог успокоиться ни на минуту. Торин такой же. Он не может спать спокойно с тех пор, как дракон изгнал их из Эребора. Дед Торина сошёл с ума, а отец исчез за год до того дня, когда началось их путешествие. Желание отомстить Смаугу и Азогу, обезглавившему его деда, не покидает его. Это тяжкая ноша, и ему не с кем её разделить». В этой своей «тоске по Эребору» Торина гложет мысль о позоре его рода. Да, Дракон. Большой и страшный. Но они, воины, гномы, наследники Дурина, позорно бежали. И они ничего не делают, чтобы вернуть свой Дом столько лет. И у Торина давно бессознательно в глубине сердца зреет эта мысль — смыть это пятно позора с имени рода. Пусть кровью, но бездействие просто невыносимо. Лучше смерть, чем позор. И для него это не просто громкие слова: «У меня нет выбора, Балин. У меня нет». Это констатация собственной судьбы, от которой не уйти.



И есть также внутренняя сторона конфликта, о которой зритель не сразу узнаёт и которую долгое время не видит, но она набирает силу постепенно и неуклонно: «Его отец и дед подцепили так называемую “драконью болезнь”, которой болеют не все гномы, а лишь те, которые ей подвержены». Сюжет фильма построен так, что эти две стороны конфликта изначально взаимосвязаны, но обстоятельства позволяют Торину решать их по очереди, а не одновременно. Поэтому у него всегда есть какое-то время обдумать и сделать выбор: «Где-то в глубине души он всегда помнил об этой тяге к золоту, которая часто приводит гномов к падению. И думаю, что груз ответственности — вернуть его народу родину — делает его одиноким. Знать, что у деда это не получилось, у отца не получилось, и, если этого не сделает он, уже никто больше в его роду не сделает, просто потому, что больше некому — никого не осталось… И тогда он останется в истории как король, который не смог использовать возможность, имевшуюся у его народа. И это тоже огромный груз. Думаю, именно это побуждает его к действию. Но есть вещь, которой он боится: вдруг у него ничего не получится? А возможностей всё провалить на этом пути у него будет предостаточно».



Иными словами, это тот самый персонаж, которые Ричарду больше всего нравились и которых он чаще всего играл, — у них есть стержень, но экстремальные обстоятельства могут сделать из них всё что угодно. Это, как любит говорить сам Ричард, не «плохой персонаж», а «персонаж, способный на плохие поступки».

Получалось так, что гномов движет вперёд прошлое, от которого они бегут, но будущее, пророчество, манит их, даёт надежду и указывает, в каком направлении удаляться от проклятого прошлого. Эта же идея прослеживалась и раньше, во «Властелине колец». Но не стоит сравнивать Торина с Арагорном, хотя оба они пустились в путешествие в буквальном и переносном смыслах, — чтобы понять, кто же они в этом мире. Но один стремился в Минас Тирит, чтобы обрести себя, а другой, вернувшись в Эребор, потерял себя… Ричард раздумывал над этим и соглашался, что у этих королей совсем разное отношение к своим миссиям, потому что разное понимание природы власти: «Полагаю, да, такие параллели существуют. Думаю, что это связано с... В ”Кольцах” есть несколько персонажей, которые пытаются вернуть себе то, что принадлежит им по праву. Возможно, Торин намного более корыстен. Безусловно, Аркенстоун — то, чего он желает и жаждет. И ему понятно, что без этой драгоценности он может никогда не стать королём. Таким образом, камень получает реальную значимость, подобно талисману, который завладевает им, и это похоже на то, что происходит в “Кольцах”. Но на самом деле, согласно сюжету, у Торина нет камня, и пока он только стремится получить его. Но, да, есть ещё моменты в его настоящем, отчасти в его планах на будущее, а также в его прошлом из-за травмы, полученной, когда дракон захватил гору. Всё это он также носит в себе. Он отправился в это путешествие, чтобы увидеть Эребор, и пережил бойню, которая случилась. Так что всё это внутри него».



Таким образом, главной ценностью, ради которой был затеян этот поход, являлся всё же не Аркенстоун, как хочется думать Торину, а Эребор. Потому что гномы не обрели спокойствия и чувства родины на новом месте. Торин делал что мог, и в Синих Горах они устроились весьма благополучно, но Эребор — не только тоска по родине и бремя неоплаченного долга. Это утерянный критерий истины гномьей жизни, и Горы не могли его заменить. Вот почему мы видим печаль в глазах Бофура, а ведь он не оттуда. Нет, Эребор — символ, статус народа, и пока он захвачен, гномий народ чувствует себя неприкаянным. Значит, миссия Торина не личная, общественная. Миссия короля, а не только проявление индивидуального патриотизма.



Несмотря на то, что процесс съёмок был довольно хаотичным, Питер намеренно сделал так, чтобы первая и последняя сцены были сняты соответственно в первый и последний дни. Так он дополнительно добивался от актёров нужного настроя. «В конце первого фильма есть момент... Согласно первоначальному плану это сцена была где-то в другом месте, но в связи с тем, что фильм перекроили, она оказалась там... Я тогда был немного раздражён тем, что Питер захотел переснять её заново, хотя она была уже готова. Но в конце дня мы все обливались слезами. Это был наш последний съёмочный день, и мы все тихонько договорились, что... что когда я обниму Мартина, к нашему объятию присоединятся все остальные, чтобы это был наш последний кадр... Всех нас переполняли эмоции, и Пит понимает, каково это... Он добивается этой крайней эмоциональности, когда ты не можешь дать себе волю, но ты... Когда гномы увидели гору на расстоянии, я едва мог говорить, я был очень взволнован тем, как далеко они добрались, даже несмотря на то, что до горы ещё очень далеко».



Продолжение следует.


LadyAragorn
Сообщение # 10 | 21.04.2017 | 16:14
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Нежданное путешествие / The Hobbit: An Unexpected Journey (2012) - часть 9

Помимо того, что Ричарду пришлось играть представителя реально несуществующей разумной расы, ему ещё и пришлось пройти вместе со своим героем долгий жизненный путь, до молодости к зрелости. И здесь мало было показать внешние признаки взросления. Согласно Толкиену, гномы как представители подземного мира как будто были зеркальным отражением мира наземного, и фактор времени как будто работал на них, в то время как у людей он приближал естественный конец жизни. Гномы смертны, но жизненные силы у них распределены иначе, чем у других смертных, живущих в открытом мире. Это нужно было как-то прочувствовать, а не просто запомнить… «Трудно сопоставлять человека и гнома. Они разные. Можно сказать, что по человеческим меркам ему 60 лет, но что это означает для гнома? Как воин молодой Торин у меня легче и счастливее, но став старше, он несёт на своих плечах тяжесть мира. Он стал крепче с возрастом, как и другие гномы. Они становятся более жесткими… они становятся более умелыми».



Кроме того, что гномы искусные работники и изобретатели, они ещё и незаурядные воины. Ричарду пришлось освоить новые приёмы ведения боя, овладеть новыми видами оружия и самому совершить немало достаточно рискованных трюков: «Разумеется, мне нравится делать трюки, потому что это заставляет чувствовать, что я действительно играю своего героя. Думаю, что нет ничего хуже, чем смотреть фильм и видеть трюки, которые не исполнял. Я должен был сам сделать каждый шаг на этом пути».
Вероятно, можно согласиться с актёром, что самостоятельное выполнение опасных трюков необходимо не только для самоутверждения, но и для правдоподобия внутреннего. Кто не висел на краю скалы, не сможет доподлинно понять, каково это. Кроме того, во время игры часто возникают моменты импровизации, экспромта, и во время исполнения трюков это тоже может быть, в результате чего будет найдено удачное решение постановки сцены. При этом актёр был уверен, что любой риск должен быть оправдан внутренним настроем: «Некоторые серьёзные трюки, как, например, когда Бильбо падает со скалы и Торин прыгает вниз и чуть не срывается, я выполнил сам, потому что дублёр спросил, хочу ли я сам попробовать, ну и я, конечно же: “Да, да, дайте мне попробовать!”. И что интересно — все знают этот актерский героизм из серии “Я сам выполняю свои трюки!”, — но мне-то нравится это делать, чтобы лучше понять персонажа. Я чувствую, что пережил всё, что пережил мой герой, он становится мне ближе. Дело не в том, чтобы заявить: “О, да я сам все трюки сделал”, а в том, чтобы сказать: “Я стал этим героем, я сражаюсь как он и чувствую как он”».



Исполнение физически активной роли всегда связано с опасностью получить травму. Известно, что во время съёмок «Властелина колец» Орландо Блум заработал несколько серьёзных переломов, а Вигго Мортенсен недосчитался зуба. Ричард также пожертвовал своей кровью ради правдоподобия сцены: «Однако трансформация, через которую я прошёл, играя Торина, доставила мне порцию острых ощущений. Есть одна сцена, в которой у него разбито… Мне она нравится. Вообще-то это была целая история. Я работал во второй группе с Энди Серкисом, и мы репетировали бой с двенадцатью орками. Сначала репетировали на одном уровне, а потом их приподняли, чтобы мы казались меньше ростом. Я случайно ударил себя щитом по лицу и разбил губу о нижний зуб. Лицо распухло, по нему текла кровь, её пытались вытереть и приложить к ране лед. Энди принес зеркало и сказал: “Посмотри на это!”, а я ответил: “О, Боже, как хорошо выглядит!”. Он спросил: “Можешь продолжать?”, а я в ответ: “Безусловно!” Это выглядело настолько здорово, что он захотел снять это крупным планом, потому что на грим с текущей по лицу кровью уйдет много времени. И я сказал: “Ладно, снимай!” Это прозвучало так (шепелявым голосом): “Лана, шнимай!” Так что, да. Я люблю это».

Благодаря этим потрясающим сумасшедшим людям мы сегодня восхищаемся выразительностью и правдивостью фильмов. И при этом не отдаём себе отчёт, насколько по-настоящему мужественными они должны были быть. На счету каждого из них были моменты, когда кураж от вдохновения зашкаливал настолько, что казалось, они могут всё. Ричард вспоминал о съёмках знаменитой сцены «Торин, ёлка и Азог»: «Мы бежали через огонь. Его развели в К-павильоне, и я медленно двигался через охваченный огнем лес. Сначала прошёл каскадер, и его облили пламезамедляющим гелем. А потом он стоял и наблюдал, как я делаю ту же самую работу, и это был мой “Ни фига себе!” момент. Я им: “Даже не пытайтесь выливать на меня этот гель”. Это было здорово». Это было даже не просто здорово, а чем-то сродни тому моменту, когда гномы во всеоружии выбегают из горы навстречу необозримой армии врагов…



Это была не первая работа Ричарда в формате 3D. Но, в отличие, скажем, от «Капитана Америки», где данная технология требовалась для усиления впечатления от активности происходящего действия, в «Хоббите» это было необходимо для введения зрителя в мифический мир Толкиена. Это не было простой причудой Питера, любящего технологические новинки, — это была необходимость, диктуемая особенностями сюжета. Поэтому Ричард это приветствовал: «Я не являюсь страстным поклонником 3D. Я видел несколько хороших фильмов в 3D и очень много плохих. Думаю, если фильм создавался ради шокового эффекта 3D, то он относится к тому разряду фильмов, которые не стоят хлопот. Но, на мой взгляд, наш фильм снимался не для того, чтобы предметы выпрыгивали с экрана. Это своеобразное представление Средиземья таким образом, чтобы оно казалось материальным, чтобы у зрителя создавалось представление, что он находится в нём. С помощью этой технологии появляется возможность не только запечатлеть реальный мир, но и усилить, сделать его ярче, чтобы он превратился в фантастическое Лихолесье. Что же касается фантастических существ, — в результате использования 48 кадров в секунду их стало легче приблизить к реальным персонажам, сделать настоящими. Я пришёл к выводу, что расстояние между реальным актером и компьютерным персонажем сократилось. Сам я ещё почти не видел отснятого материала. Мне показали пару кадров вертолетных съемок и, должен сказать, детализация потрясает. Ещё, по-моему, исчезла размытость в динамических сценах. Так что я просто восхищён этим глобальным сдвигом в кинематографе, этим огромным шагом навстречу неизбежному. Этого не остановить, это должно было случиться и это раздвигает границы кинематографических технологий. Уже развивается 3D-звук. Я считаю, что кинематограф должен давать то, что больше нигде не увидишь, и возможно наш фильм совершит прорыв за пределы существующих границ».

Работа актёра, как и всякая другая, имеет свои издержки. Одна из них — непременное прощание с ролью, с творческим коллективом и выбор следующего пути. И лишь некоторые работы даже после завершения сопровождают актёра по жизни, накладывая незримый отпечаток на всю его личность. Торин — как раз такая роль: «Не думаю, что возможно будет оставить это позади. Кажется, это один из тех героев, которые навсегда остаются с тобой, потому что ты провёл с ним столько времени, и это такое преображение. Я каждый день в образе и уже стал невероятно близок к нему. Даже знаю, о чём он думает. Я чувствую близость к этому персонажу, и он продолжит своё существование, даже когда работа окончится, несмотря на то, что он погибает в конце фильма. Мне кажется, это очень пленительный персонаж. Наверняка я и в ближайшие шесть лет буду просыпаться и поглощённо думать о нём». Обычно актёры не связывают отдельные работы между собой, кроме тех, которые действительно имеют такие связи. Но Ричард полагал, что так же как Толкиен использовал мировой опыт для создания своего мира, он использовал прошлый актёрский опыт, и не только свой, для создания образа гномьего короля: «Думаю, ещё ни одна роль не была для меня таким вызовом, как эта. Как я уже говорил ранее: кажется, что каждая работа, которую мне довелось выполнять, подвела меня к этому моменту, потому что мне пришлось взять по кусочку от всего, что я умею, и использовать для создания этого образа. Так что, я не могу прыгнуть выше этой планки. Мой собственный труд, труд других людей, труд режиссера — всё это превзошло мои ожидания».
Как бы ни относились к этому проекту в настоящем и будущем, он останется единственной в своём роде и недосягаемой киновершиной. Такой же одинокой, как та гора, к которой шли четырнадцать храбрецов: «Не думаю, что “Хоббита” когда-нибудь переснимут, так что я останусь единственным исполнителем этой роли. Это великая честь».
Наверно, он прав. Ему повезло оказаться в исключительного рода художественном проекте, когда масштабность замысла, прогрессивность технологического оснащения и гений создателей превращают многодневный труд коллектива в образ жизни, с которым не хочется расставаться. Ричард понял это, только увидев первый фильм целиком: «Мы с Мартином говорили об этом. Мы оба забыли, что в конце съёмок у нас получится, собственно, фильм. Это был такой грандиозный и такой выдающийся опыт, что я даже не задумывался о конечном результате. Нам было достаточно самого процесса создания фильма».





- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Пятница, 21.04.2017, 16:41
Britu
Сообщение # 11 | 21.04.2017 | 18:43
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Навстречу шторму / Into the Storm (2014)

Режиссер - Стивен Куэйл
Сценарий - Джон Суэтнам

Ричард Армитидж – Гэри Фуллер
Сара Уэйн Келлис – Элисон
Мэтт Уолш – Пит
Макс Дикон – Донни Фуллер
Натан Кресс – Трей Фуллер

Премьера – 8 августа 2014 года.



Фильм "Навстречу шторму" – один из самых необычных в карьере Ричарда Армитиджа. Во-первых, что на своем пути к большому экрану этот проект трижды менял название: сначала "Шестая категория" (имелась в виду категория торнадо, которые измеряются по пятибалльной шкале), затем "Черное небо" и наконец "Навстречу шторму". Во-вторых, фамилия главного героя, которого играл Ричард Армитидж, также претерпела изменения: в первых статьях и интервью его звали Гэри Моррис, однако, когда фильм вышел на экраны, оказалось, что его зовут Гэри Фуллер. В-третьих, что самое интересное, Ричарда не выбирали на роль в этом фильме, Ричард сам выбирал в каком фильме он будет сниматься: "Я заканчивал сниматься в "Хоббите" и подыскивал новый проект. После того, как я сыграл гнома, мне хотелось роль с нормальными размерами. После фэнтези я страстно желал что-нибудь более реальное и поближе к сегодняшнему дню. Компания Warner Bros представила мне несколько проектов, и этот настолько отличался от "Хоббита", что я решил выбрать его".



«Навстречу шторму» - это история о группе людей, оказавшихся в центре самого страшного торнадо за всю историю США. Ричард Армитидж играет заместителя директора школы, который разыскивает своего старшего сына, попавшего в западню во время этого стихийного бедствия.

Времени на подготовку к этой роли у Ричарда практически не было: "Я прилетел в Детройт сразу же, как только закончил с "Хоббитом". У меня было примерно 12 часов на то, чтобы снова стать человеком". Однако он и не собирался вникать во все подробности, как обычно это делал: "На самом деле я не изучал природу торнадо, потому что хотел быть шокированным этим явлением. Я не хотел знать, каково оказаться с ним лицом к лицу, но в то же время хотел относиться с уважением к этой стихии, как отношусь с уважением к воде". "...но я подумал, что этот парень – школьный учитель, и он догадался бы, что надо делать при встрече с торнадо, но, разумеется, это должно дойти до него постепенно, по мере развития событий, и я хотел посмотреть, что он чувствовал".



Оказалось, что над обратным превращением из гнома в человека тоже придется поработать. Ричард признавался, что после 18-месячных съемок с протезами на лице, под которыми намного сложнее показать то, что хочется выразить, он столкнулся с такой проблемой как слишком живая мимика.

Приняв решение сниматься в этом фильме, Ричард стремился максимально дистанцироваться от своей предыдущей роли: "В фильме-фэнтези, особенно таком, как "Хоббит", когда я играю несуществующего персонажа, можно полагаться только на свое воображение. К счастью, в детстве я очень любил читать, и оно у меня очень живое. В фильмах, где я играл своих современников, как в этом фильме американского учителя, я стремлюсь использовать реальность как отправную точку. За основу я взял одного из своих школьных учителей и перенес его в это место и в это время".



И здесь ему снова пригодилась привычка придумывать прошлое своих персонажей: "В случае с Гэри Моррисом очень важной была история его семьи и то, что с ней произошло. Его жена умерла, и это повлияло на отношения между отцом и сыновьями. Его прошлое не было героическим. Я сделал его обычным человеком среднего класса. До того, как ураган ударил по его родному городу, с ним не происходило ничего особенного. Его серьезное отношение к своим обязанностям создало дистанцию между ним и его детьми. И я надеюсь, что его переход из обычного прошлого в героическое настоящее выглядит достаточно правдоподобно". "Я все-таки провел небольшое исследование. Я наблюдал за простыми офисными сотрудниками в выпуске новостей во время землетрясения в Новой Зеландии и увидел самых обычных людей, которые заходили в здание и вытаскивали оттуда своих коллег. Этот день начинался для них как самый обычный, а концу этого дня они стали героями. И на мой взгляд, Гэри такой же".



И эта "домашняя работа" Ричарда не осталась незамеченной продюсером фильма Тоддом Гарнером: "Он удивительный актер, а также потрясающий писатель, хотя он про себя этого никогда не скажет. Он прорабатывает основные моменты не только для себя и других актеров, но и для всего фильма в целом. Фактически, мы только что закончили снимать эпизод в трейлере, события которого придумал Ричард".

Торнадо в фильме был создан на компьютере, но силу непогоды актеры пережили на себе: "Каждая секунда съемок была пронизана дождем и ветром, что стало настоящим испытанием на выносливость, – рассказывает Ричард Армитидж. – Но было здорово работать с таких условиях, потому что создается подлинное ощущение того, что вот-вот начнется сильнейший ураган. Съемочная группа делала все возможное, чтобы отснятый материал смотрелся как можно более реальным. Они задвигали деревья в окна, срывали потолки над нашими головами, сбрасывали с крана автомобили прямо передо мной и с помощью тросов поднимали в воздух различные предметы вокруг меня. Стив хотел, чтобы реальных трюков в фильме было не меньше, чем визуальных эффектов". "Режиссер - мастер спецэффектов на натуре".



Во время съемок фильма "Навстречу шторму" Ричарду пришлось провести довольно много времени то подвешенным на проводах и летающим по всей студии, то обдуваемым мощными потоками воздуха в аэродинамической трубе: "Можно сказать, что мы пережили то же самое, что и наши персонажи". "Со Стивеном интересно работать, потому что он любит создавать настолько реальные трюки, насколько это возможно. Был один особенный день, который мне запомнился: он с помощью крана опустил тяжелый многоосный грузовик прямо передо мной, когда я бежал к банку. Он нарисовал линию на дороге и сказал: "Делай, что угодно, только не пересекай эту черту." Этот трюк был сделан за один дубль, и мне это понравилось. Я считаю, что это очень щекочет нервы".





Поскольку Ричард играл американца, ему пришлось поработать над своим акцентом: "Я все время работал над произношением, а поскольку я провел много времени с Сарой Уэйн Келлис, то многому нахватался от нее, и заниматься этим было по-настоящему весело".

Но самым трудным моментом съемок стал не торнадо, не съемки в подвешенном состоянии, не натурные съемки под дождевальными установками и мощными вентиляторами. "Сложнейшей частью съемок как технически, так и эмоционально стала только одна сцена, в которой Гэри пришлось нырнуть в бассейн, чтобы спасти сына. Я оказался вверх ногами в очень узком пространстве под водой. А сцену, где мы пытались вернуть мальчика к жизни, делали в режиме реального времени. Мы исходили из того, как надо делать искусственное дыхание человеку и сколько времени занимает каждая стадия этого процесса. Чувствуется, что это очень эмоциональная сцена".





Britu
Сообщение # 12 | 21.04.2017 | 19:08
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Классические стихи о любви / Classical Love Poems (2015)



Аудиосборник "Классические стихи о любви" в исполнении Ричарда Армитиджа вышел 9 февраля 2015 года.

"Мы рады предложить слушателям эту особую запись в качестве подарка на День Святого Валентина, – сказала исполнительный вице-президент и издатель "Audible" Бет Андерсон. – Красота и точность языка в этих стихах выдержала испытание временем, но они вырастают до новой формы искусства благодаря тонкой интерпретации Ричарда Армитиджа. Это настоящий театр и приятный способ заново открыть эти прекрасные стихи".



В этот аудиосборник вошли 15 стихотворений разных авторов:

“How do I love thee?” by Elizabeth Barrett Browning
“Sonnet 116” by William Shakespeare
“Annabel Lee” by Edgar Allan Poe
“To Be One with Each Other” by George Eliot
“Maud” by Alfred, Lord Tennyson
“To His Coy Mistress” by Andrew Marvell
“Bright Star” by John Keats
“Love’s Philosophy” by Percy Bysshe Shelley
1 Corinthians 13:4-8
“Meeting at Night” by Robert Browning
“The Dream” by Edna St. Vincent Millay
“The Passionate Shepherd to His Love” by Christopher Marlowe
“I carry your heart” by e. e. cummings
“She Walks in Beauty” by Lord Byron
“Give All to Love” by Ralph Waldo Emerson

Предваряя выход диска, Ричард Армитидж сказал: "Чтение этих стихов о любви для "Audible" доставило мне, как актеру, особенное удовольствие. Это одни из самых красивых и романтичных стихотворений, когда-либо написанных на английском языке. Надеюсь, что те, кто уже является поклонником этих произведений, насладятся моим прочтением, а те, кто впервые откроют их для себя, влюбятся в мелодичную и проникновенную поэзию, которая сделает День Святого Валентина и каждый день чуть более романтическими".



Выпуская этот диск, Ричард понимал, что его поклонницам и слушателям будет интересно то, что он сам думает о любви: "Любовь оживляет. Это жизненная сила. Это всё. Она живет в твоей крови. Заставляет твою кровь кипеть. Злит тебя. Печалит тебя. Она у тебя отбирает. Она дарует тебе и питает тебя. Она наполняет тебя энергией. В общем, это... Все это о любви". "Я искренне полагаю, что любовь едва ли поддается объяснению. Это ощущение, это фантазия, это... это нечто неуловимое. Именно поэтому существует бесконечное количество стихов о любви, бесконечное количество фильмов о любви, романов, рассказывающих о любви, написанных картин. Люди пытаются выразить свои чувства в различной художественной форме и не могут".



Отвечая на вопрос сотрудников "Audible", какой из записанных стихов является его любимым, Ричард Армитидж назвал стихотворение Э.Э. Каммингса "Я ношу твое сердце" и пояснил: "Основной идеей, которую Каммингс заложил в это стихотворение, является забота о сердце другого человека. Она поддерживает и укрепляет его. Она делает его устойчивым к миру, ко всему, что происходит в жизни, потому что... у меня есть твое сердце, равно как и мое. И вместе они создают как бы объемное сердцебиение, которое способно побороть все несчастья. Думаю, это поистине потрясающая идея".



А на вопрос "Какое из стихотворений дает лучший совет влюбленным?" последовал ответ: "На мой взгляд, стихотворение Р.У. Эмерсона является очень хорошим советом: "Отдай все любви". Мне кажется, каждое слово в данном стихотворении - это отличная инструкция к тому, как существовать в любовных отношениях, как выходить из них, как пережить любовные травмы, как сохранить любовь. И я склонен думать, что слова в этом стихотворении прямо указывают на все это".



В феврале 2016 года за работу над аудиосборником "Классические стихи и любви" Ричард Армитидж был номинирован на Audie Awards – награду, которую во всем мире принято считать аудиокнижным Оскаром.


LadyAragorn
Сообщение # 13 | Сегодня | 15:54
Группа: Друзья
Сообщений: 1409
Offline
Хоббит: Пустошь Смауга / The Hobbit: The Desolation of Smaug (2013) - Часть 1

Выход на экраны: 13 декабря 2013 г.



Режиссёры: Питер Джексон, Энди Серкис
Сценаристы: Фрэн Уолш, Филиппа Бойенс, Питер Джексон

Бильбо — Мартин Фриман
Гэндальф — Иэн МакКеллен
Торин — Ричард Армитидж
Бофур — Джеймс Несбитт
Балин — Кен Скотт
Двалин — Грэм МакТавиш
Фили — Дин О’Горман
Кили — Эйдан Тернер
Бомбур — Стивен Хантер
Голлум — Энди Сёркис
Бифур — Уильям Китчер
Оин — Джон Коллен
Глоин — Питер Хембтон
Ори — Адам Браун
Марк Хэдлоу — Дори
Джефф Брофи — Нори
Трандуил — Ли Пейс
Тауриэль — Эванджелин Лилли
Леголас — Орландо Блум
Смауг — Бенедикт Камбербэтч
Бард — Люк Эванс
Ману Беннет — Азог
Микаэл Персбрандт — Беорн
Элронд — Хьюго Уивинг
Саруман — Кристофер Ли
Кейт Бланшетт — Галадриэль
Бургомистр — Стивен Фрай
Райан Гейдж — Алфрид

Как известно, трилогия снималась сразу, без разбивки на части и перерывов на премьеры, и только потом монтировалась в отдельные фильмы. После премьеры «Нежданного путешествия», мае 2013 г. в Новой Зеландии, начались досъемки и монтаж второй части трилогии.

По окончании любой киноработы всегда находится, что переснять, заменить или добавить. Но здесь Ричард столкнулся со своеобразной традицией создания «параллельной» режиссёрской версии, — традицией, появившейся ещё во время создания «Властелина колец». Масштабность первоисточника не позволила вместить весь материал в объём фильма, и Питер сделал телеверсию, куда вошли дополнительные сцены. Это повлекло за собой не только уточнение каких-то сюжетных линий, но местами и полное изменение сюжетных смыслов. «Хоббит», ставший из детской сказки эпопеей о дружбе и возвращении родины, не мог избежать той же участи.
Первоначально планировалось снять два фильма — «Нежданное путешествие» и «Туда и обратно», но в процессе монтажа стало понятно, что материала намного больше, и скорость его подачи не позволит надлежащим образом его раскрыть. К тому же, «название «Туда и обратно» относится ко всей книге, а не только к её части. Так появилась промежуточная часть «Пустошь Смауга». Но, прежде чем состоялась её премьера, Ричарду пришлось участвовать в досъёмках первой части.
Оказалось, что здесь подстерегают своеобразные трудности. Актёр уже закончил работу над ролью, выпустил Торина свободу и морально пережил его. И даже понимание того, что это относительно самостоятельная режиссёрская версия, не всегда позволяло повернуть время вспять. Обычно психологически продолжение может казаться хуже первоначального варианта, его копией. Но у Ричарда была другая ситуация, — ему нужно было остаться «тем же самым»: «Ты всегда недооцениваешь... Надев парик и костюм, ты думаешь: “Ой, да я с лёгкостью вернусь в образ”. Но на самом деле это занимает около сорока восьми часов. Ерунда, казалось бы, но в самый первый день съёмок у меня была очень длинная сцена с Йеном, на которую ушло два съемочных дня. И я не смог вновь заговорить его голосом! Я отправился к себе трейлер и сделал упражнения для голоса, чтобы заставить его звучать как надо. К счастью, мне дали достаточно времени, чтобы подготовиться... Понятно, что все навыки остались при мне, и в своё время я сделал довольно много заметок, так что я как бы вызубрил всё заранее и просто вспомнил, на чём мы остановились». Однако Ричард сумел использовать эти трудности во благо работе: «Большой плюс досъёмок заключается в том, что сейчас, год спустя, увидев фильм и поняв своего персонажа немного лучше, у меня появилось ощущение, что его можно немного развить. В итоге я смог добавить новую плоскость к его изображению. Мне удалось пронести новое восприятие через весь период досъёмок, и, когда бы мы ни оказывались на площадке, я лучше осознавал, где находился мой персонаж и куда он направлялся. Так что я считал это новое “измерение” очень и очень продуктивным».
Возможность придать развитие своему персонажу по закону парадокса обусловливалась тем, что фильм в целом был завершён, и что-то переделать кардинально не представлялось возможности. Поэтому трансформация героев осуществлялась почти неуловимо, путём добавления фоновых и параллельных сюжетных сцен, которые непосредственно не касались участия главных действующих лиц, но влияли на восприятие зрителей. Например, удивление и отвращение Леголаса в сцене обезглавливания пленного орка Трандуилом задаёт разные векторы дальнейших действий отца и сына эльфов в третьем фильме, во время битвы. То же касается добавленных сцен с Гэгдальфом, отчего существенно меняется картина его отношения к гномам и лично к Торину.



Поведение Торина во втором фильме объективно претерпевает изменения. С одной стороны, он по-прежнему храбрый самоотверженный воин и глава своего народа, чувствующий ответственность за их коллективную миссию. С другой стороны, вокруг него слишком много соблазнов «сойти с тропы» (сцена с потерей пути в Лихолесье — почти буквальная констатация внутреннего состояния компании, лес просто вытянул это наружу). «Стремление вернуть родину его народу перемешивается с жаждой личной мести за уничтожение его семьи. Кроме этого, в глубине души у Торина дремлет неуемная тяга к золоту, унаследованная им от предков по линии Дурина, и, подобно дракону, который пробудится, когда король вернётся к Горе, эта дремлющая болезнь внутри Торина тоже проснётся в нём. Он знает об этом и боится этого». Торин перемежает подвиги с неудачами, и от этого как персонаж становится интереснее, — не знаешь, чего от него ждать в следующую минуту. Он совершенно естественно бросается спасать Бильбо, чуть не сорвавшегося в пропасть, и так же естественно несправедлив к нему, когда тому ничто не угрожает: «Думаю, мне всегда нравился парадокс между “плохим” персонажем и персонажем, который совершает плохие поступки. Однажды я уже сталкивался с подобной вилкой в “Макбете”. Помню, что рассматривал его как героического человека, который сначала встал на неправильный путь, а затем принял неверные решения. Мне кажется, что у всех нас есть все шансы поступить так же».



Ну, и, конечно же, главное, что изменилось в Торине, — медленное нарастание зависимости от золота по мере приближения к Горе. И как только они входят внутрь, его сущность преображается. Одной из самых сильных сцен в фильме стал короткий разговор Торина и Бильбо в Горе. Услышав вопрос: «Ты нашёл Аркенстоун?», Бильбо молчит, хотя вполне мог бы солгать. Он смотрит на Торина и странным чужим голосом отвечает «нам нужно идти. Здесь он впервые увидел, как близка болезнь короля, и, хотя знал о ней, всё-таки растерялся. И когда Торин обнажил против него меч, видимо, Бильбо понял, что отныне обязан спасать короля от него самого.



По поводу природы этого явления нет единого мнения — ни у исследователей, ни у создателей, ни у фанатов. Но Ричард полагал, что немаловажным здесь является то, что эта зависимость сама является зависимой (тавтология!) от обстоятельств. Пока Торин далеко от цели, он, можно сказать, почти здоров. Но перемена пространства вызывает в нём внутренние перемены, а это уже свидетельствует о неестественном характере зависимости. Это не болезнь, а как бы «дурная привычка», захватившая дух в плен и ставшая болезнью: «Я отталкивался от разных видов… От наркотической зависимости и всего, что с ней связано, потому что этот груз оказывает физическое воздействие на него, на дух и тело. Но, исходя из того, что у него очень тяжёлый характер меланхолика, считаю, что золото способно изменить его и заставить жить, а также сделать королём, потому что он должен им стать, — причём, королём очень энергичным. Но всё имеет свою цену, как мне кажется». Это очень важное замечание, потому что Ричард трактовал золото как способ созидания, воплощения коллективной мечты через саморазрушение. Иными словами, так же как наркотик не может считаться безусловным и абсолютным злом, и может служить во благо в малых количествах, так же и золото является залогом процветания и силы народа. И Торин это понимал, даже будучи затуманенным болезнью и запертым внутри Горы. Он бессознательно вызывал огонь на себя, концентрируя алчность и не позволяя ей распространиться на всю гномью команду.

Болезнь Торина позволила Ричарду внести некоторые изменения в его характер: «Есть одна вещь, за которую мне пришлось побороться ради Торина. Это попытка найти в нём проблеск юмора, чтобы дать ему возможность улыбнуться, потому что его там просто нет. В противном случае, он был бы обычным сварливым старым негодяем». Зритель видит этот мощный и тёмный юмор в особо напряжённых и жизненно важных сценах борьбы со Смаугом и понимает мудрость Торина, который в состоянии ощутить лёгкость, дабы преодолеть страх.
Битва с Драконом на какое-то время замедлила происходящие в нём разрушительные процессы. Это был последний всплеск героического, прежде чем его душа надолго погрузилась во тьму...





Продолжение следует.




- В наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено (с).
- I'm sorry sir, I can't answer this question (с).
Сообщение отредактировал LadyAragorn - Среда, 26.04.2017, 17:57
Britu
Сообщение # 14 | Сегодня | 19:05
Группа: Администраторы
Сообщений: 8192
Offline
Хоббит: Пустошь Смауга / The Hobbit: The Desolation of Smaug (2013) - часть 2

Одной из важных сюжетных линий второго фильма стало попадание гномов в Лихолесье и столкновение Торина с Трандуилом. Ричард называл совместную сцену двух королей одной из лучших во всём фильме, но полагал, что вся история блуждания в зачарованном лесу могла быть более масштабной: «Меня лично разочаровало то, что Питер ни разу не показал шайку лесных эльфов и то, как гномов заманили к Трандуилу... Понимаете, в книге они видят лесных эльфов и ведутся на них. Они попали в ловушку, так как умирали от голода. Во время съёмок я с нетерпением ждал этот эпизод, потому что в детстве играл в нём на сцене! У каждого есть что-нибудь, чего ждёшь с нетерпением и по чему скучаешь. В конечном счете, Питер по-новому представил эту историю, взяв за основу замысел Толкиена».



Одной из спорных сцен, которая, тем не менее, есть в первоисточнике, была сцена бегства гномов из Трандуилова королевства в бочках. Ричард вспоминал её как одну из самых тяжёлых — и технически, и физически, — потому что вода в реках Новой Зеландии даже летом не прогревается выше +4, и многочасовые съёмки превращали актёров в ледышки. Однажды быстрое течение чуть не унесло двоих членов команды. Однако в результате сцена получилась эффектной, напряжённой и в меру иронической. Ричард вспоминал, как мелкие детали её возникали прямо в процессе съёмок, как фантазия повергала технику в тупор: «Одной из вещей, которую я заметил и высоко оценил, пока работал в Новой Зеландии с Питером Джексоном, был простой обмен репликами, который, на мой взгляд, суммирует всё вышеперечисленное: – Ты можешь сделать это реальностью? – ДА!»



Но конечно, главным камнем преткновения для фантазии был дракон. Не только зрители, с которыми Питер постоянно общался в социальных сетях, не видели дракона, но и актёры. И не потому, что этого требовала политика конфиденциальности. Смауг в своём окончательном облике появился почти под конец съёмок, а актёры должны были представлять его изо всех сил своего профессионального воображения: «Мы видели какие-то его части; большинство из нас видели зелёный шар на палке, но один из цифровых художников WETA, который работал над моим гримом, показывал мне, как они работают над драконом. Однажды он пришёл с планшетом iPad, на экране которого было нечто потрясающее, похожее на ископаемое, — переливчатая красная окаменелость, многогранная, многослойная и такая яркая. И это была одна из [драконьих] чешуек. Потом её уменьшили, и весь дракон покрылся миллионами таких чешуек. Над этой частью дракона они и работали. И я спросил: “И сколько времени у вас заняло, чтобы это сделать?”, а он и отвечает: “Да около недели”. Чтобы сделать одну чешуйку».

Наверно, в этом была своеобразная сложность — организовать съёмки сцен с драконом так, чтобы все участники представляли его более-менее одинаково. Потому что если этого не будет, команда окажется эмоционально разобщённой, и впечатление реальности происходящего существенно снизится. Ричард, видимо, это очень хорошо понимал и не мог сдержать иронии: «Я могу представить всё, что угодно! Никому неизвестно, что творится у меня в голове до тех пор, пока в ней что-нибудь не произойдёт, а это может быть невероятно забавно. Я доиграл до конца дубля, посмотрел на Грэма МакТавиша и спросил: “Какого дракона ты представил?” Он ответил: “Ох, большого, синего, трехголового”. А я: “Ого! А мой был всего лишь большим. Надо будет лучше над этим подумать!” Это было весело. Я наслаждался этими съёмками».





Во втором фильме Питер Джексон пошёл на существенный риск, введя персонажа, которого в каноне нет, — эльфийку Тауриэль. Ричард понимал, насколько это чревато разногласиями среди фанатов-пуристов и сторонников Питера, но, будучи пуристом сам, относился к такому нововведению с юмором. В этом его убедил родной племянник: Тауриэль настолько понравилась ему, что он назвал её именем любимого хомячка. Ричард полагал, что мнение ребёнка в данном случае — показатель успеха, ведь фильм не является стенограммой книги, к тому же это совсем другой жанр. «Думаю, люди изменят своё мнение, как только посмотрят фильм, потому что познакомятся с её персонажем и будут получать удовольствие от того, какая она. А она ещё та бойкая эльфийка, по-моему, такому герою давно пора было появиться! Мой маленький племянник отличный тому пример: ему без разницы, есть она в книге или нет, он просто будет сидеть и наслаждаться фильмом; и в некотором роде Пит меняет ориентиры именно в сторону молодой аудитории. Аудитория постарше может ворчать и рычать по этому поводу, но, в конце концов, она отличный персонаж, да ещё и девушка! Тут так мало женских персонажей (желанных женских персонажей), сами понимаете. Так жалко, что он [Джексон] не создал демоническую женщину орка! Мне кажется, это было бы занятно...»

Появление нового да ещё женского персонажа повлекло за собой добавление романтической линии. Ричард считал, что жанр эпопеи вполне это допускает, и относился к этому так же, как к собственным добавлениям сюжетных подробностей для лучшего понимания роли. Поэтому любовь «племянника» к представительнице враждебно настроенной расы воспринимал спокойно: «Честно говоря, у меня нет особого мнения на этот счёт. Были созданы персонажи, которых хотелось изучить. Появился женский персонаж, которого не было в книгах и который лично я нахожу необязательным. Но я принимаю во внимание тот факт, что создатели фильма знали, что его будет смотреть большое количество молодёжи. Им хотелось, чтобы у девочек и женщин был персонаж, которым они могли бы проникнуться. Меня это не особо волновало, я получал удовольствие от собственной сюжетной линии и был рад видеть, как она разворачивается».

Досъёмки не окончились первой частью, но Ричард был рад этому, как радуются возвращению в места, где было хорошо, и исполнялись заветные мечты: «…Не сомневаюсь, что мы вернёмся переснять большую часть материалов. Вероятно, на добровольной основе! В последний день съёмок он [Джексон] обнял меня, крепко сжал и сказал: “Увидимся в следующем году”. А я так: “Что? Может, ты хотел сказать — на премьере?” А он в ответ: “Нет. Мы вернёмся сюда ещё раз”. И я буду возвращаться снова и снова ради него. Понимаете, работа с ним — это очень полезный опыт. Он действительно доводит тебя до предела твоих возможностей, и ты понимаешь, как это здорово — выйти за установленные самим собой рамки. Это словно пересечь финишную черту и продолжать бежать. Замечательное ощущение!»



Форум » Ричард Армитидж » Биография Ричарда Армитиджа » Биография Ричарда Армитиджа. Часть 2. (Раздел находится в стадии разработки)
Страница 1 из 11
Поиск:
Вверх