Ричард Армитидж - гном воитель
Richard Armitage the warrior dwarf
Опубликовано в "stuff.co.nz", 23.11.2012. Автор Tom Cardy, перевод GizTheGunslinger
Система Orphus

К окончанию трилогии зрители должны научиться легко различать и узнавать 13 гномов, которые предстанут в фильме "Хоббит: Неожиданное путешествие".

Но если там и есть гном, которого сразу приметят, как только он появится на экране, так это Торин Дубощит, которого сыграл британский актёр - Ричард Армитидж.

Одной из причин является то, что Торин лидер и, вспоминая беглое знакомство с группой гномов на площадке во время съёмок ранее в этом году, готов героически рискнуть. Не могу ничего поделать с мыслью, что Торин будет для "Хоббита" тем, кем Арагорн – сыграл Вигго Мортенсен – был во "Властелине Колец".

Сорокаоднолетний Армитидж усмехнулся. Это не первый раз, что ему довелось сыграть в "Хоббите". Он играл в школьной постановке, но та роль не была такой героической. "Я играл эльфа. Я бегал кругами, будучи эльфом в лесу, и у нас был дракон из папье-маше и человек за кулисами с забавным микрофоном для Голлума.
В общем, это было довольно близко к тому, что мы сейчас сняли", - пошутил он.

Армитидж, который даёт интервью в Нью-Йорке, где бушует ураган Сэнди, – "У меня нет света и воды, но зато есть телефонная связь" - лучше всего знаком новозеландцам по отважным, героическим ролям в телесериалах "Призраки" и "Ответный удар". Он снимался в небольшом количестве фильмов, включая роль в фильме "Капитан Америка: Первый Мститель".

Но "Хоббит", похоже, впервые за всю карьеру Армитиджа открыл его для огромнейшего круга зрителей. Пока ещё он не особо задумывался над тем, на что станет похожа его жизнь после выхода первого фильма.

Однако он говорит, что надеется, будто бы его не часто будут узнавать на публике благодаря протезам и гриму, которые использовали, чтобы превратить его в Торина. "Потому что 60 процентов лица Торина принадлежат Weta [Workshop], так что я могу выйти сухим из воды. Хотя люди могут узнать мой подбородок.
На самом деле, я об этом толком и не думал. На данный момент я лишь хочу, чтобы зрителям по-настоящему понравился фильм и персонаж. Если это значит, что они захотят подойти и сказать "Привет", очень хорошо. Возможно, они захотят бросить в меня на улице помидором, - что ж, тоже справедливо".

Армитидж впервые услышал о "Хоббите" после того, как сэр Питер Джексон связался с агентом актёра. Джексон спросил, сможет ли Армитидж прочесть отрывок от лица Торина. "В первую очередь я подумал, что я ростом 6 футов 2 дюйма [1.88 м], и что Торин довольно старый малый. Может они просто хотят, чтобы я прочитал это для генерального прослушивания.
Но потом, когда я прочёл, что они сделали с речью для прослушивания, я осознал, что они искали что-то гораздо большее. Им нужен был кто-то, кто смог бы сыграть воина, смог сыграть молодого Торина и старого Торина, и кто привнёс бы идею, что он потенциально вполне бы мог стать королём. Вот тогда-то я и сел с Питером, и мы стали разбирать всё путешествие и самого персонажа, а потом они предложили мне роль. Мне пришлось поднимать себя с пола".

Из-за длительных съёмок Армитиджу пришлось совмещать съёмки в других проектах, чтобы потом можно было длительное время провести в Новой Зеланди. Он был решительно настроен, даже когда "Хоббит" на несколько месяцев оказался в подвешенном состоянии из-за махинаций, в которые были вовлечены студии. "Я просто не мог смотреть на кого-то другого в этой роли, которая уже практически была моей. Я обязан был его сыграть. Я обязан был это сделать, – но на этот момент фильму ещё не дали зелёный свет.
Мы не могли выпить всю бутылку шампанского, мы могли лишь отпить немного сверху. Это были мучительные несколько месяцев, но я даже понятия не имею, через что пришлось пройти Питеру, Фрэн [Уолш] и Филиппе [Бойенс] за четыре или пять лет, чтобы сделать этот фильм. На эти несколько месяцев всё находилось на острие ножа и в тот день, когда у нас состоялась церемония powhiri [в Веллингтоне], чтобы ознаменовать начало съёмок, я вам скажу, это был просто потрясающий момент".

Когда Армитидж приехал в Новую Зеландию, это был его первый визит, – он даже не посещал Австралию – и там прошли шесть недель в "тренировочном лагере" для гномов, прежде чем камеры начали работать. "Самым странным в поездке в Новую Зеландию было то, что я ещё никогда не ездил так далеко от дома и одновременно чувствовал бы себя как дома. Для меня всё было таким знакомым.
Это в буквальном смысле был башмачный лагерь (прим.пер.: англ. boot – башмак, новобранец; boot camp – тренировочный лагерь для новобранцев), потому что мы каждый день носили тяжеленные ботинки. Поначалу мы узнали друг друга как актёров, а уже потом начали работать над персонажами. Это был настоящий подарок. Если все работают вдали от дома, даже новозеландцы, то вы просто объединяетесь, и каждый привносит что-то своё в то, что ты делаешь. Ты не возвращаешься на ночь домой, к своей жизни. Ты отодвигаешь свою жизнь в сторону, чтобы снять кино, и история от этого только выигрывает, потому что это именно то, как поступили гномы".

Говоря в предыдущих интервью о своей карьере, Армитидж упоминал, что он "доскональный актёр". Однажды он сказал: "Ты можешь израсходовать часть себя, когда отдаёшь себя персонажу. К концу работы тебе надо напомнить себе, кто и что ты есть".

В случае с Торином это заняло некоторое время, лишь после такого, как он примерил костюм, а его лицо было изменено с помощью протезов. "Поначалу, когда на тебя всё это одевают, оно тебе чуждо. Ты чувствуешь себя очень маленьким где-то в глубине этого огромного механизма. Но спустя какое-то время ты начинаешь пробиваться через костюм и протезы. Я бы не смог стать Торином без этого обмундирования.
Иногда могли попросить порепетировать без костюма, просто в кроссовках, и для меня это оказалось довольно сложной задачей. Иногда они могли сказать: "Ты не обязан одевать ботинки, потому что мы будем снимать от талии и выше", на что я отвечал "Нет-нет, мне нужны эти ботинки. Я не могу его сыграть без них".
Вот что было круто в отношении такого героя, как Торин, ведь это было полное преображение. По мере того, как появлялись новые костюмы, они отражали совершенно другую сторону Торина. Я как бы двигаюсь каждый раз немного иначе в новом костюме, и к концу третьего фильма физическое состояние персонажа радикально изменится. И это действительно интересно. Это было потрясающее визуальное путешествие".

With 13 dwarfs in The Hobbit: An Unexpected Journey, audiences are expected by the film trilogy's end to easily distinguish and recognise each one.

But if there's one dwarf that will be easy to spot from the moment he appears on screen it will be Thorin Oakenshield, played by British actor Richard Armitage.

One reason is that Thorin is the leader and, going on a glimpse I got of the band of dwarfs on set during filming earlier this year, a heroic risk-taker. I couldn't help but think that Thorin could be to The Hobbit what Aragorn – played by Viggo Mortensen – was in The Lord of the Rings.

Armitage, 41, laughs. It isn't the first time he's performed in The Hobbit. He was cast in a school production but the part wasn't so heroic. "I was playing an elf. I was running around in circles being an elf in a forest and we had a papier mache dragon and a man off stage with a funny microphone for Gollum.

"So it was pretty much like the movie we've just made," he jokes.

Armitage, who is doing the interview while in New York at the height of Hurricane Sandy – "I haven't got any power or water but I've got a phone line" – is best known to Kiwis for his risk-taking heroic roles in television's Spooks and Strike Back. He's done a small number of movies, including a part in Captain America: The First Avenger.

But The Hobbit is likely to have Armitage exposed to the biggest audience of his career. As yet, he hasn't dwelled much on what life will be like after the first film is released.

But he says he's optimistic that he won't be recognised often when out in public, due to the prosthetics and makeup used to transform him into Thorin. "Because 60 per cent of Thorin's face belongs to Weta [Workshop], I might get away with it. People might recognise my chin.

"I haven't really thought about it. At the moment I just want people to really enjoy the film and enjoy the character. If that means they want to come up and say, 'Hi' then that's good. They might want to throw tomatoes at me in the street – but fair enough."

Armitage first heard about The Hobbit after Sir Peter Jackson contacted the actor's agent. Jackson asked if Armitage could read for the part of Thorin. "I thought, first of all, I'm six foot two [1.8 metres] and Thorin's an old guy. Maybe they want me to read it for a general audition.

"But then when I read what they'd done with the audition speech I realised that they were looking for something quite different. They needed someone who could play a warrior, who could play a young Thorin and old Thorin and also to bring the idea of somebody who could return to his full potential to become a king. That's when I sat down with Peter and we talked through the journey and the arc of the character – and then they offered it to me. I had to pick myself up off the floor."

Due to the long shoot, Armitage says he had to then juggle other acting projects so he could spend a long time in New Zealand. He was determined to do it, even when there were several months when The Hobbit was in limbo due to the machinations involving the studios. "I just couldn't watch somebody else playing this role that had nearly been mine. I had to play him. I had to do it– and at that point the film wasn't green lit.

"We couldn't drink the entire bottle of champagne, we could just sip the top of it. It was a painful few months but I have no concept of what Peter, Fran [Walsh] and Philippa [Boyens] must have been through, taking four or five years to get this film made.

"But for those few months it was on a knife edge and the day we had the powhiri [in Wellington] to kick off the shoot was an amazing moment, I have to tell you."

When Armitage arrived in New Zealand it was his first visit – he hadn't even visited Australia – and there were six weeks of dwarf "boot camp" before the cameras rolled. "But the weird thing about going to New Zealand is that I have never travelled so far from home and felt more at home. If felt so familiar to me.

"It was literally boot camp because we were wearing massive boots every day. We really got to know each other as actors first and then we started working on the characters. That was a real gift. If everyone is working away from home, even the Kiwis, you are thrown together and everything is invested in what you're doing. You don't go home at night to your life. You move your life to make the movie and that only benefited the story because that's exactly what these dwarfs had done."

In previous interviews about his career, Armitage has talked of being a "detailed actor". He once said: "You can spend a bit of yourself when you give yourself to a character. At the end of a job, you have to remind yourself who and what you are."

For Thorin it took time and it came after he was in costume and had his face transformed by prosthetics. "Initially, when you get all that gear on you it feels alien to you. Deep down somewhere you feel very small inside this big machine. But, actually, after a while you start to emerge through the costume and the prosthetics. I couldn't do Thorin without that gear on.

"Sometimes you'd be asked to rehearse without [a] costume in your trainers and I found it really difficult to do. Sometimes they'd say, 'You don't have to wear the boots because the shot is only from the waist up' and I'd be like, 'No, no, I need those boots now. I can't play him without them'.

"That's what's been great about a character like Thorin, which is such a transformation. As the different costumes emerge they represent a different part of Thorin. I kind of move slightly differently in each costume and towards the end of the third film the character's physical shape drastically changes from the beginning. But it's really interesting. It's been a great visual journey."

GizTheGunslinger 1885 3 The Hobbit, article
3
avatar
1 Sirena • 18:57, 23.11.2012
Ричард, незачем тебе шляться по Нью-Йоркам и сидеть там без воды и света!!! Приезжай к нам, у нас мирно и спокойно. ;-)))
avatar
2 Sirena • 18:59, 23.11.2012
надеется, будто бы его не часто будут узнавать на публике благодаря протезам и гриму- В некоторых моментах он очень наивный человек. Да после этих премьер его узнают, даже если бы он мешок от картошки на голову натянул. Его любимым спокойствию и приватности приходит конец.
avatar
3 Редиска_Кэт • 21:23, 23.11.2012
Его любимым спокойствию и приватности приходит конец. - это точно. И мне и радостно, и немного страшновато з анего - как оно всё будет для него после премьеры, ка кон сможет приспособиться и жить с новым витком популярности и т.п.? Ведь то. что будет происходить, во многом будет прямой противоположностью тому, как он привык жить. Хотя карьеры он , безусловно, хочет, ну, а насчет того, что если и узнают, то только подбородок,, - это он, я думаю, кокетливо пошутил. Всё он прекрасно понимает (что будут узнавать). <br /> Интересно, от каких проектов ему пришлось отказаться ради Хоббита?.. <br /> И опять о том, как он работает - "отдаешь часть себя персонажу.. потом приходитс янапоминать себе, кто и что ты такое..." При такой отдаче работе, кхм...
avatar
Вверх