Интервью с Ричардом Армитиджем (Торином Дубощитом) для DVD
Richard Armitage (Thorin Okensheild) DVD Q&A
Опубликовано в "Magnavision Home Video", 3 апреля 2013. , перевод GizTheGunslinger

Сканы / фото

Система Orphus

Что для вас было тяжелее всего сыграть в этом фильме? Я думаю, самым большим вызовом в роли Торина была попытка сделать такую физическую трансформацию реальной. Форма наших тел была изменена. На нас были набивные костюмы, огромные ботинки и протезы на лице, которые поначалу очень ограничивали мимику. Поэтому приходилось все эмоции на лице изображать гораздо ярче, чтобы наверняка передать те чувства, что происходят у тебя внутри, через слои грима. Это был вызов физического характера. Что касается персонажа, то, я думаю, попытка передать его многослойность, которая включает в себя внутренний страх перед болезнью [прим.пер.: драконовой] и безумием и ужасом от того, что произошло под горой; но в тоже время, показать другим гномам лицо бесстрашного лидера, - это меня и заворожило.

Вы были поклонником этих книг? Вы росли на них, читая весь цикл? Я прочёл "Хоббита", когда мне было 11. Затем, когда мне исполнилось 13, я участвовал в спектакле в одном местном театре без гроша за душой. Голлум был сделан из бумаги, я отчётливо это помню. Мне платили 15 фунтов в неделю. Но это привело меня в дальнейшем к прочтению "Властелина Колец". Потом в 80-х я посмотрел анимационную версию, которая так и не была завершена. Я помню, что был очень расстроен тем, что её так и не закончили. Затем, конечно, трилогия Питера [Джексона] создала целиком и полностью каноничный образ Средиземья, который был невероятно целостным. Я вновь прочёл ВК после этого.

Есть ли в фильме какие-то эпизоды или сцена, которая имеет для вас особое значение? С моей точки зрения или относительно моего участия в ней?

Давайте с вашей точки зрения. Для меня очень волнующим является эпизод ближе к концу фильма, когда орлы подбирают претерпевших многие неприятности гномов и относят их в безопасное место. Я думаю, что все суровые испытания, через которые этой компании пришлось пройти, и эта ужасная дилемма, что их лидер, возможно, мёртв, всё это очень болезненно воспринимается. Один за другим идут безмолвные кадры. И всё это похоже на своего рода избавление; я растрогался до слёз, когда увидел этот эпизод, потому что это такое облегчение после всех страшных происшествий.

Если говорить о том, какой момент был наиболее волнительным для меня во время съёмок, то, пожалуй, первый день на локациях, когда снимал Энди Серкис. Меня на вертолёте подняли на вершину горы, где не было ни дорог, ни электрических проводов. Там не было ни одного признака человеческой деятельности. Там были только мы - трое гномов с едой в заплечных мешках. Он весь день снимал панорамные кадры на 360 градусов. Так что мы оставались один на один с нашими героями. Я помню, что чувствовал себя абсолютно растворившимся в персонаже. Этот момент в прологе, он просто захватывает меня.

Вы можете сказать про себя, что вы актёр, работающий по системе Станиславского? Нет, не могу. Я бы не стал описывать себя, как актёра, работающего по системе Станиславского. Я думаю, другие люди навешивают подобные ярлыки. Мне кажется, я «сосредоточенный» актёр. То есть, в порядке осуществления работы за день, в особенности с моим персонажем, мне надо сконцентрироваться. Это касается того, чтобы задержаться в сцене, с головой уйти в определённый эпизод, пытаясь при этом удержать с собой персонажа. Это не значит, что я не могу поговорить с кем-то или пойти сделать себе чашку кофе. Но я фактически оставался в роли 18 месяцев.

Помимо вашего героя, кто из персонажей вам больше всего нравится? Я думаю, что мой любимый герой мистер Бэггинс. Он – сердце этой истории. Он тот персонаж, в которого аудитория неизбежно влюбляется и следует за ним на протяжении всего путешествия. Они беспокоятся за него и надеяться, что с ним всё будет хорошо. Он располагает к себе и за ним невероятно интересно наблюдать.

What was the greatest challenge for you to act in this film? I think the greatest challenge of taking on Thorin was to attempt to make such a physical transformation feel real. Our body shapes change. We wore a considerable amount of padding, huge boots and a facial prosthetic which at first was kind of limiting. It meant that you had to animate your own face more to make sure that the expression that you were feeling inside was being transported through the makeup. So that was a physical challenge. In terms of the character I think layering the character with this inner fear of driving sickness and madness and the horror of what happened in the mountain; but at the same time show his dwarves the face of a leader that was not afraid, that was something that fascinated me.

Had you been a fan of the books? Did you grow up reading the series? I read “The Hobbit” when I was 11 years old. Then when I was 13, I was in a stage production, a very local piece of theater with no money. Gollum was made of paper, I remember that very clearly. I was paid 15 pounds a week. But that led me on to read “The Lord of the Rings.” Then I watched the animated version, which was never finished, in the '80s. I remember being very frustrated that it was never finished. Then, of course, Peter[Jackson]'s trilogy defined the entire cannon in Middle Earth and that was incredibly fulfilling. I went back to read Rings again after that.

Do you feel that there's a certain sequence or scene that stands out as your favorite part of the film? From my viewing of it, or from my playing in it?

Let's take it from your viewing. The sequence I found incredibly moving is the sequence at the end when the eagles pick up the injured party and take them to safety. I think all of the ordeals that this crew has gone through and the terrible dilemma that maybe their leader is dead is traumatic. There's this incredibles oaring sequence of stillness. It feels like some kind of salvation; I was moved to tears when I saw that moment because it's such a relief after such extreme circumstances.

In terms of what was the most important moment for me to film, I think my first time on location,which was being directed by Andy Serkis. I was helicoptered to the top of a mountain where there were no roads or no power cables. There was no sign of any human life there. There were just three of us dwarves with some food in a backpack. He did 360 degree helicopter shots all day. So we were left alone in character. I remember feeling absolutely immersed in the character. It's in the prologue; I'm thrilled by that.

Would you describe yourself as a method actor? No I wouldn't. I wouldn't describe myself as a method actor. I think other people apply that label. I think I'm a concentrating actor. So in order to do my work in the course of a day, particularly with a character like this I have to concentrate. So it's about staying in the scene, staying with my head in the scene and attempting to keep the character with me. It doesn't mean I can't have a conversation or go and make a cup of coffee. But I actually stay with the character for 18 months.

Other than your own character, who’s your favorite? I think my favorite character has to be Mr. Baggins. He's the heart of the story. He's the character that the audience fall in love with and follow on his journey. They fear for him, they hope for him. He's endearing and hilarious to watch.

sharonalee 1539 0 hobbit, interview
Оставить комментарий
avatar
Вверх