Я словно настоящий шпион - моя судьба мне не подвластна
It's like I'm a real spy, I don't control my own fate
Опубликовано в "Daily Mail", 5 ноября 2010. Автор Tim Oglethorpe, перевод Britu
Система Orphus

Такое чувство, словно я настоящий шпион. Моя судьба мне не подвластна. Как закончатся "Призраки", если даже Ричард Армитидж не знает, выживет ли его персонаж?

Ричард Армитидж ожидает начала съемок финальной сцены текущего сезона "Призраков", где он играет агента МИ5 Лукаса Норта. Очевидно, что он находится на грани, потому что судьба его персонажа висит на волоске.

Его некогда по-спортивному подстриженные волосы растрепались. Он устал после нескольких месяцев съемок.

Но как только заходит разговор о татуировках, его настроение улучшается. "Будь у меня татуировка, она бы гласила: "Здесь был Лукас", - говорит актер. - "Или лучше череп и кости. И еще пару масок трагика и комика.

Вообще-то мне не хотелось бы иметь татуировки, потому что их трудно скрывать. Но я знаю, как важен этот боди-арт для Лукаса Норта: на его коже выгравирована его история.

Основная татуировка на его теле - это картина Уильяма Блейка, на которой Бог изображен как великий архитектор. Это напоминание Лукасу о том, что его судьба ему не подвластна. Кульминацией девятого сезона становится то, что он выходит из-под контроля и становится преступником.

В последней серии он охотится на своих бывших коллег. Он перестал контролировать свою жизнь. Подозреваю, он всегда знал, что этот день наступит."

То же самое можно сказать об актере, играющем его. Ричарду нравится контролировать процесс и знать обо всем, что происходит с его героем.

Он говорит: "Мне приходится плыть по течению, потому что никогда не знаешь, что произойдет с твоим персонажем. Часто новый сценарий выдают поздно вечером накануне съемочного дня. Это немного смахивает на жизнь настоящего шпиона. Им тоже приходится приспосабливаться к происходящим событиям, как это делает съемочная группа "Призраков".

Я собираюсь сниматься в финальной сцене сезона, но судьба Лукаса мне до сих пор неизвестна. И возможно останется таковой даже по завершении съемок. Будущее Лукаса в этом шоу, как и мое, находится в подвешенном состоянии."

После этих слов мне хочется крикнуть: "Не надо вешать мне лапшу на уши". Я уверена, что Ричард знает, выживет ли его герой. Но он клянется, что это не так. "Все, что могу сказать, я надеюсь, что он выживет. Он злой человек, но мне хотелось бы сыграть его еще раз."

Армия поклонниц Ричарда без сомнения согласится с ним. С тех пор, как он доказал, что ему по плечу роли мрачных персонажей, он прошел длинный путь через три сезона "Призраков" и сыграл очаровательного Гая Гизборна в "Робине Гуде".

Почта от поклонниц идет сплошным потоком. Но в ответ на вопрос, каково чувствовать себя секс-символом, Ричард смотрит с недоверием. "Я не понимаю этого. Я просто зануда, который любит мастерить все своими руками. Некоторые из полученных посылок были очень странными. Когда я играл Гая Гизборна, одна женщина связала мини-версию меня. Также очень много людей были в восторге от кожаной одежды, которую носил Гай..."

Армия поклонниц Ричарда будет рада узнать, что он продолжает оставаться холостяком, хотя он "немного влюблен" в свою коллегу по "Призракам" Софию Майлз, которая сыграла агента МИ5 Бет Бейли.

"Она восхитительна", - улыбается Ричард, удивляясь самому себе, что раскрывает эту интригующую подробность.

"Мы вместе работали в театре Бирмингема, а теперь она в Голливуде. Признаюсь, что я немного влюблен в нее."

Ричард собирается двигаться дальше в этом направлении? "Ну, возможно мы выпьем по бокалу шампанского, возможно вместе пообедаем," - бормочет он, слегка смущенный собственной откровенностью.

Пока не ясно, что именно, кроме шампанского с Софией, ждет Ричарда в будущем. Он считает, что ему следует сняться в комедии, чтобы уравновесить все эти драмы.

"У меня такое ощущение, словно я все время хожу в одной обуви, и меня одолевает сильное желание поучаствовать в проекте, который не связан с насилием. Я хотел бы сыграть более жизнерадостного персонажа, чем те, кто мне доставался в последнее время.

Я пытался найти светлую сторону у Лукаса, но таковая у него отсутствует. А это желание найти что-то хорошее говорит мне, что я хочу чего-нибудь комедийного."

По иронии судьбы, хорошие внешние данные Ричарда могли бы выдвинуть его в Голливуде на роли злодеев, которые студийные боссы так стремятся навязать британцам.

"Признаюсь, у меня есть желание отправиться в Лос-Анжелес, но я не могу понять: то ли потому, что большинство британских актеров туда перебрались, то ли из-за всеобщего убеждения, что у британской драмы почва уходит из под ног, и остается один выбор - Лос-Анжелес.

Я не считаю, что у британской драмы почва уходит из-под ног. Просто дело в том, что американцы вкладывают больше денег в телесериалы. А я лично больше заинтересован не в том, чтобы получать больше денег за свою работу, а в том, чтобы работать в проектах, в которые вкладывают больше денег."

Ричард определенно работает не ради славы. В прошлом артист цирка, он говорит, что ему больше нравится работать над самим проектом, чем над его продвижением в массы.

Из-за необходимости оставаться в образе некоторым может показаться, что он недружелюбен. "Вчера во время съемок мы оказались в поле зрения группы людей, которые начали махать нам, как только камера остановилась. Кое-кто из съемочной группы помахал им в ответ.

А я просто не мог этого сделать. Я не хотел выходить из образа по крайней мере до тех пор, пока мы не закончим снимать сцену."

Если известности Ричард избегает, то достатком он вообще пренебрегает. На вопрос, что он приобрел с тех пор, как получил высокооплачиваемую работу шесть лет назад, он ответил: «Ничего!»

Но добавил: «Три года назад я купил автомобиль BMW 3, но мне хочется вернуться назад и разъезжать в старом драндулете. BMW – это прекрасно, но я предпочитаю нечто дешевое и слегка поцарапаное.»

"Это не в стиле Лукаса Норта, но пока эта машинка ездит, я буду счастлив."

It's like I'm a real spy, I don't control my own fate: As Spooks ends, even Richard Armitage doesn't know if his character will survive.

Richard Armitage is waiting to shoot the final scene of the ­current series of Spooks, in which he plays MI5 agent Lucas North. He’s obviously on edge, as his ­character’s fate is still hanging in the balance.

Sporting stubble and with his hair dishevelled, he’s tired after months of filming.

Only when the subject turns to ­tattoos does his mood lighten. ‘If I had a tattoo, it would say "Lucas woz ‘ere”,’ says the 39-year-old. ‘Or how about a skull and crossbones? And maybe a couple of those ­comedy-tragedy actors’ masks.

‘Actually, I wouldn’t want a tattoo at all. They’re difficult to cover up. But I know how important the body art is to Lucas North. His history has been etched on to his skin.

There is no more significant ­tattoo on his body than the William Blake picture Urizen. It depicts God as the ­architect and it is a reminder to Lucas he cannot construct his own destiny.

‘As this ninth series builds to a climax, he realises that he no longer has control. He’s been exposed for the wicked man he is.

In the final episode, he’s being hunted by his former colleagues. Control of his life has pretty much gone. I suspect he always knew it would.’

And the same can be said of the actor playing him. Six-footer Richard likes to be in control and ­prefers to know what’s going to happen to the characters he’s playing.

He says: ‘I had to go with the flow, as I realised you never knew what was going to happen to your character. You often get new scripts the night before you’re due to film them. It’s a bit like being a real spy. They have to adapt and so does the cast of Spooks.

‘I’m going to be shooting Lucas’s final scene of the series and I don’t know his fate. I may not even know if Lucas lives until long after post-production. Lucas’s future with the show — and mine, for that matter — is up in the air.’

At this point, one is tempted to say ‘pull the other one’. Surely he knows whether his character is going to survive? But he swears he doesn’t. ‘All I can say is that I hope he survives. He’s a wicked man, but I would like to play him again.’

Richard’s army of fans would doubtless concur. Since he became the go-to guy for playing brooding characters, after his appearance in the 2004 BBC drama North And South, he’s smouldered his way through three series of Spooks and a spell as Guy of Gisborne in the BBC’s Robin Hood.

The fan mail’s come ­pouring in. Yet ask him how he feels about being a sex symbol and he looks at you with incredulity. ‘I don’t understand it, I’m just a geek who likes DIY. Some of the mail I’ve had has been weird. When I played Guy of Gisborne, a woman crocheted a mini-version of me. There also seemed to be a lot of people taken by all that leather Guy used to wear. . .’

Richard’s army of fans will be relieved to know he remains ­single, although he’s developed ‘a bit of a crush’ on Spooks co-star Sophia Myles, who plays MI5 operative Beth Bailey.

‘She’s adorable,’ grins Richard, perhaps ­surprising ­himself at revealing this intriguing little tidbit.

‘We worked together at Birmingham Rep, and now she’s been to Hollywood. I admit to having a bit of a crush on her.’

So might Richard take things further? ‘Well, maybe we could have a glass of champagne — maybe we could have dinner together,’ he says, mumbling a little — clearly slightly coy at his revelation.

It’s not clear what — apart from the champers with Sophia — lies ahead for Richard. He feels there’s room for a bit of comedy to leaven the weight of all that drama.

‘I feel a sense of wearing the same shoes the whole time and a strong urge to do something that doesn’t involve violence. I would like to play a more buoyant character than I have done recently.

‘I’ve looked for the lighter side of Lucas North and it isn’t there. The fact that I am looking for his lighter side tells me I am craving something more comedic.’

Ironically, it is probably ­Richard’s dark, good looks that would ­propel him to Hollywood and make him the first choice for those villainous roles studio bosses are so keen to foist on Brits.

‘I confess I’ve got a yearning to go to Los Angeles, but I can’t work out if it is because a lot of British actors seem to go or because there’s this perception that the bottom has fallen out of British drama so therefore it’s the place to head for.

‘I don’t think the bottom is ­falling out of British drama. But it’s true that the Americans spend more money on TV drama. ­Personally, I’m not interested in getting more money for what I do, I’m just interested in more money being put into the production.’

Richard certainly isn’t involved in the acting business for fame. The former circus performer (he rode elephants in Budapest to earn his Equity Card) says he would far rather be working on a project than promoting it.

The need for him to stay in character can make him appear unfriendly. ‘When we were filming yesterday, we were in sight of this office of people who started waving when the ­cameras stopped rolling. Some members of the cast waved back.

‘I just couldn’t do it. I didn’t want to be pulled out of character, at least not until we had wrapped on the scene.’

If Richard’s awkward with fame, he’s dismissive of fortune. Ask him what he’s splashed out on since finding high-profile work six years ago and the Leicester-born actor triumphantly says: ‘Nothing!’

He adds: ‘I bought a car three years ago — a BMW 3 Series — but I want to go back to driving around in an old banger. The BMW is lovely, but I prefer something that’s cheap and a bit scratched.

‘It wouldn’t be Lucas North’s style, but as long as the vehicle started I’d be happy with it.’

sharonalee 1562 2 article, spooks
2
avatar
1 tannni • 00:57, 16.08.2012
Хорошее интервью. Человек счастлив от того, что он делает, и денег ему не нужно. Предпочитает старые удобные вещи новью. И ещё тут видно насколько Ричард самодостаточен и замкнут. Для него кино - это жизнь, и свою жизнь он кроет только под кино. (а это уже немного грустно)
avatar
2 Редиска_Кэт • 21:59, 24.10.2012
Присоединяюсь к тому, что сказала tanni. Он, похоже, действительно живёт тем, что занимается любимым делом, не гоняется за славой, а как оно там дальше будет - да как Бог даст...
avatar
Вверх