Новичок в Конторе
A new kid on the Grid
Опубликовано в "Metro.co.uk", 21 октября 2008 года. Автор Emma Jean Sturgess, перевод Britu, Ketvelin

Сканы / фото

Система Orphus

До сих пор самым известным персонажем Армитиджа был сэр Гай Гизборн. А еще он стал человеком, который повел Джеральдин к алтарю в "Викарии из Дибли". Однако скоро это изменится.

На следующей неделе Армитидж присоединится к группе признанных авторитетов (Руперт Пенри-Джонс, Мэттью Макфадьен), на которых держится Контора в "Призраках". Его персонаж Лукас Норт – опытный сотрудник МИ-5, освобожденный из российской тюрьмы. Но "Призраки", как известно, – это нечто большее, чем актерский состав: роль основного персонажа состоит в том, чтобы удерживать всех вместе, пока вокруг всё горит, взрывается и исчезает. Насколько хорошо Армитидж был знаком с традициями сериала, когда подписывался на него? "Я смотрел большую часть первого сезона, но потом оставил из-за работы, – говорит он. – Но когда я подключился, мне прислали все сезоны, и я устроил себе "Призрако-фест". Это такой сериал, что, имея в руках полное собрание дисков, ты сидишь до 4 часов утра, думая: "Еще одну серию гляну, и все". Это очень затягивает.

По его мнению, секрет долголетия сериала (новый сезон будет седьмым, и Армитидж уже подписался на следующий) отчасти в его довольно жестких рамках. "Снимаю шляпу перед продюсерами", - говорит он. - Хорошо, что они точно знают, как это работает; они знают, что такое "Призраки". У сериала есть особенный взгляд и особенный стиль, и если отклониться от них, то ничего не получится. Создатели борются изо всех сил, чтобы придерживаться одних и тех же рамок. Это достойно уважения".

С этой целью его обучали тонкостям сериала всем актерским составом. "Я учился делать свое серьезное лицо, свой "призрачный" взгляд, а также свой "призрачный" наклон", - говорит он, - когда ты склоняешься над столом, выдавая что-то очень серьезное. Руперт Пенри-Джонс научил меня множеству подобных вещей".

Приход в столь устоявшийся проект заставило его задуматься как актера? "Да, потому что у тебя есть возможность развалить его. Я очень хорошо осознаю возложенные на меня обязательства, и есть страх, что не придусь ко двору". Это не сдерживает? "Это как каркас, так что можно работать в отведенных рамках. Иногда, когда они становятся слишком свободными, ты бегаешь, как курица без головы, не зная, что делать. Я считаю, что очень строгие правила могут быть очень приятной вещью".

Своим любимым экранным шпионом Армитидж называет Джейсона Борна. "Что мне нравится, так это то, что он обычный, и я пытаюсь вдохновиться им. Если Джеймс Бонд войдет в комнату, все поймут, что это он. Если Джейсон Борн войдет в комнату, то его, скорее всего, не заметят. Он способен просто раствориться в толпе, но если надо, он может сбросить плащ и спасти мир. Такие вещи по-настоящему захватывают".

Обучение шпионским приемам забавляло Армитиджа. "Бывают моменты, когда сюжет приобретает интересный, неожиданный и возможно неправдоподобный оборот, хотя они и стараются сделать его максимально близким к реальности. Но бывают моменты, когда ты думаешь: "Окей, сейчас я обезвреживаю бомбу и ума не приложу, откуда у меня этот навык, но, похоже, он у меня есть". Вот тогда и начинаешь смеяться".

И повод веселиться у Армитиджа есть. Имея в своей фильмографии "Робин Гуда" и "Призраков", которые придают его резюме дух качества, сочетающийся с приятными для аудитории тенденциями, он добился успеха. Однако он считает, что своим прорывом на телеэкран обязан сериалу ВВС "Север и Юг" 2004 года. "Это стало для меня весьма монументальной ролью благодаря внутреннему миру персонажа [владельца фабрики Джона Торнтона]. Психология была прописана досконально".

Армитидж родился и вырос в Лестершире. Его первый экскурс в индустрию развлечений произошел, когда в 18 лет он присоединился к цирку в Будапеште. Прослужив там восемь недель, он вернулся в Великобританию, чтобы учиться в Лондонской академии музыки и драматического искусства. Он говорит, что никогда не ожидал, что попадет на телевидение, но находит, что оно его устраивает.

"Примерно восемь лет назад я работал только на сцене. О непосредственном общении с аудиторией можно многое сказать, но я нахожу его довольно устрашающим. Я не показушник. Мне нравится заниматься своим делом в приватной обстановке, и съемочная площадка довольно приватная. Аудитория может быть большой, однако когда она смотрит, тебя там нет".

Тем не менее, сцена снова зовет. "В данный момент я немного одержим Ричардом III - английским монархом, с которым история обошлась очень жестоко. В следующем году я хотел бы вернуться на сцену, но также хотел бы сделать что-нибудь новое для телевидения, что-нибудь без спойлеров. "Север и Юг" - это роман, который хорошо известен; "Робин Гуд" - легенда; "Призраки" - довольно устоявшийся сериал. Мне кажется, что пришло время сделать что-нибудь, о чем никто не имеет представления. Начать с чистого листа".

Britu 75 0 Призраки
Оставить комментарий
avatar
Вверх